Хайпанули на царе. Почему “Матильда” вышла не очень

19:22, 13.11.2017


Мы наконец-то посмотрели кино, где царь тараканит балерину. Не в силах выдержать несовершенство мира, к финальным титрам мы закрыли очи. У Учителя безусловно получилось только одно: хайпануть. И то здесь уже потрудился не режиссёр, а депутат Поклонская и злые бородатые дядьки (не хипстеры). Судя по всему, зря. Получилось, как будто студия “Дисней” решила снять расширенную версию клипа “Как упоительны в России вечера”. Неплохо, но бессмысленно.

Похрустим французской булкой, господа! Что плохого и что хорошего в “Матильде”? Рискуя навлечь на себя анафему со стороны злых бородачей, рассказываем, стоит ли смотреть.


“Матильда” разочарует тех, кто страстно хочет увидеть в ней политическую прокламацию. Сказать, что Николай у Учителя вышел героем, конечно, нельзя, однако и критики досоветского строя в духе соцреализма в фильме совсем нет.

Лепота!

Более того, при просмотре возникает странное и довольно неприятное чувство, — что создателям картины попросту наплевать на своих героев. Они не сочувствуют ни балерине, ни влюблённому монарху, ни его супруге. Реальные исторические личности для них — картонные фигурки, что-то вроде героев “Санта-Барбары”, которых при желании легко заменить на обычных вась, петь, маш и даш.


Также читайте: Горим за Матильду. От редакции


И, наверное, единственное, что сподвигло создателей картины посвятить её именно событиям столетней давности — это тривиальный хайп на Юбилейной Дате, который только усилил интерес публики к реальной истории отношений Матильды Кшесинской с тогда ещё цесаревичем Николаем Александровичем. В противном случае фильм на банальнейшую тему “Жениться по любви не могут короли” можно было снять, скажем, про жизнь древнеегипетских фараонов или придворных какого-нибудь Карла Великого.

Едва ли кто-то шёл на “Матильду”, ожидая от неё документальной достоверности в изложении исторических фактов. И это правильно! В фильме столь неимоверное число исторических ляпов, что уже с десятой минуты можно сбиться со счёта, расслабиться и не следить за правдоподобием и соответствием реальной истории. Уже одна только сцена, где злодейский поклонник Матильды легко врывается в шатёр с царевичем Николаем и, простите, набивает ему лицо, минуя все кордоны охраны, мягко говоря, вызывает большие сомнения. Апофеозом “клюквы” становится совсем уж шизофренический поворот сюжета, когда всё тот же незадачливый антагонист сажает Матильду на плот, связывает её, поджигает и хочет взорвать динамитом (!)

С портретным сходством, мягко говоря, не очень.

Другое дело, что нормальный человек и не изучает историю по художественным фильмам. Например, смешно было лет десять назад читать детальный разбор “300 спартанцев” от каких-то занудных реконструкторов — мол, и шлемы тогда другие были, и складочки на тогах иначе расправляли. Чуваки, этот фильм снят по комиксу. По комиксу, Карл! И если уж вдаваться в детали, то голливудские “спартанцы” имели куда большее отношение не к античной истории, а к актуальным на тот момент событиям начала XXI века, фактически оправдывая вторжение США в Ирак и воспевая грядущую победу свободного мира над азиатскими тираниями.

То есть те же “300 спартанцев” или любые другие фильмы, книги, песни, рисунки, стихи на историческую тематику очень странно воспринимать как источник. Это исключительно художественные произведения, использующее историю только как красивый антураж. В конце концов, мы все знаем и любим “Три мушкетёра” Дюма вовсе не за историческую достоверность, коей там и не пахнет, а за захватывающий сюжет, в котором каждый может найти что-то близкое себе.

Николай щупает Матильду.

Так можно ли сказать то же самое о “Матильде”? Может, там есть хорошие песенки, как в фильмах Юнгвальда-Хилькевича, красивая музыка, или потрясающая игра актёров, или очень интересный сценарий, заставляющий не отрывать глаз от экрана? Нет. Впрочем, мы можем порадоваться за агентов, продюсеров и пиар-менеджеров Сергея Гармаша и Евгения Миронова, которых в последние лет пятнадцать впихивают буквально в каждую отечественную картину — да, и здесь они играют значимые роли. Хорошо хоть Николая II не Безруков сыграл.

Кстати, отдельно отметим, что практически все главные герои, которые, на минуточку, играют реальных исторических деятелей, почему-то выбраны таким образом, что ни капли не похожи на своих персонажей даже внешне. Кажется, и гримёры тоже не ставили перед собой задачу воспроизвести конкретных монархов и придворных России конца XIX века. И это было бы вполне простительно, если бы речь шла о шедевре, но здесь режет глаз.

Страсти на фоне интерьеров “дорого-богато”. Любителям сусального мимими понравится.

Тем более удивительно, что “Матильду” сравнивают с некоторыми действительно хорошими кинолентами. Например, с талантливейшей “Агонией” Элема Климова или с михалковским “Сибирским цирюльником”, как бы кто ни относился к позднему Михалкову. Конечно же, фильм Учителя не стоит ставить с ними в один ряд: единственное, что объединяет картины — это период, в который происходит их действие. Если бы мы не знали, что “Матильду” снял Учитель, мы бы подумали, что её состряпали какие-то школьники.

Не будем комментировать пиар, устроенный “Матильде” депутатом Госдумы Натальей Поклонской, по-хорошему могущей претендовать на добрую половину сборов — без десятков судебных исков и обращений от крымской экс-прокурорши картина осталась бы незамеченной. Но сторонникам монархии, должно быть, действительно смотреть ленту неприятно. И дело не в том, что Николай II (между прочим, православный святой) на экране трахает балерину. А в том, что царь показан слабым инфантилом, плачущим чуть ли не в каждой второй сцене, поминутно падающим в обморок и вообще вызывающим серьёзные сомнения в его психическом здоровье. Понятно, что кино не историческое, но такой карикатурный гротеск выглядит очень нелепо.

Гуру пикапа.

Экранный Николай куда больше похож на персонажа народных анекдотов и революционных плакатов в кривой короне, чем на историческое лицо. Впрочем, Александре Фёдоровне повезло ещё меньше: в отличие от польской актрисы, играющей Кшесинскую, супруга царя выставлена и вовсе полудурочной клоунессой.

Пожалуй, баттхёрт Поклонской и прочих православных активистов и условно-монархистов можно понять: они вполне могут заявить, что вот, дескать, убили нашего Николая сто лет назад, а теперь всякие учителя ещё и над его памятью глумятся. Хотя предположить, что непривлекательное изображение царя было политическим заказом — это слишком хорошо подумать о создателях фильма. Скорее всего, Алексей Учитель и прочие авторы опуса действительно были и остаются совершенно равнодушны к событиям и деятелям того времени.

Прозвучит ужасно, но Гармаш здесь почему-то похож на Пахома.

Косвенно это подтверждается тем, что из противоположного лагеря несчастного режиссёра обвиняют в хрустобулкости и чуть ли не латентном монархизме. Это уж совсем ерунда, хотя дореволюционная эстетика авторам картины не чужда: не случайно некоторые рецензенты сравнивают “Матильду” с диснеевскими мультиками про принцесс, вроде “Анастасии”. Собственно, это тот уровень, который Учитель действительно одолел — картине присуща своеобразная сусальность. Страшные события тех лет (например, Ходынка) показаны совсем пунктирно, но не в силу монархизма (ха-ха) автора, а просто потому что фильм о другом. Пожалуй, он даже нарочито аполитичен, так что комикс, мультик, сказка — вот на что он похож.

Воу воу.

И, наверное, единственной ложкой мёда в этой бочке дёгтя смело можно назвать работу художников-постановщиков, костюмеров, реквизиторов, операторов — словом, тех, кто отвечает за визуальную сторону кино. Внешне фильм красивый: костюмы казаков и кирасиров, форма гвардейских офицеров, красивейшие интерьеры царскосельского дворца и готический вокзал в Петергофе (о котором мы как-то писали) — это всё то, что радует глаз.


Также читайте: Проклятый старый дом. Пять самых готических зданий Петербурга


Без особого преувеличения можно сказать, что профессионалы, работавшие над всем этим, а также над действующими моделями тогдашних мотоциклов, автомобилей и поездов, вполне заслуживают номинации на “Оскар”.

С другой стороны – когда мы смотрели фильм, нас не покидало ощущение, что это расширенная версия клипа “Как упоительны в России вечера”.

В общем, фильм слабоват, но зрителям с непритязательным вкусом посмотреть можно. Это не хуже Диснея. Не исключено, что каким-нибудь юным влюблённым, не особо искушённым в искусстве, он даже понравится.

Но точно можно сказать одно. Режиссёр Учитель стал едва ли не первым автором, который посмотрел на последнего русского царя, как на человека с его слабостью, чувствами, любовью и ненавистью. Нельзя сказать, что это получилось, но он хотя бы пытался.


Оценка “Луны”: 

Ну, такое. Под пивчанский потянет.

Дмитрий Витушкин