#ОНИПОЖРАТЬЛЮБЯТ: как в Петербурге появился модный рынок выходного дня с местными производителями

22:09, 10.07.2019


Рынки выходного дня #ОНИПОЖРАТЬЛЮБЯТ появились в сентябре 2018 года, но уже кажется, что они были всегда. Там можно найти сахалинских крабов, дальневосточного гребешка, сыр из Ленобласти, домашнее варенье и устриц — невиданное для Петербурга разнообразие. Такого не найти ни на Сенном, ни даже на Долгоозерном рынке. «Луна» поговорила с руководительницей проекта Ксенией Дубяго о том, как развивался проект, и теперь рассказывает, как в Петербурге возник модный рынок выходного дня, кто на него ходит и как все это делалось. 

Ксения Дубяго. Фото: Сергей Мисенко

Про историю

Лет пять назад я работала продюсером, но мне очень хотелось кормить людей. Я открыла летнее кафе на сезон — я так люблю говорить, что сколотила ларек. Так это и было деревянный ларек во «Флигеле» на Восстания. Мы его сами собрали, покрасили, привезли минимальное оборудование. Кафе называлось «Она пожрать любит». Так сказала про меня моя подруга, и это истинная правда — я очень люблю поесть, много и вкусно. Я подумала, что это хлесткое название, и назвала так кафе. Это нашло отклик: все время видела девочек, которые фотографировались с вывеской.

На открытии было много людей — мы чуть с ума не сошли, я не знаю, сколько человек мы накормили. Отработали сезон, и так как это было летнее кафе, нужно было закрываться и решать, открывать что-то самостоятельное или нет. Я решила, что пока не готова открывать заведение — там надо жить, быть там 24 часа. Я говорила, что когда состарюсь, открою свой ресторанчик, и вот тогда посидим. Мне было интересно развивать другие свои профессиональные качества, быть продюсером. 

Про бранчи

Именно в кафе зародились бранчи. По воскресеньям я звала друзей, поваров и просто людей, которые любят покушать, и они готовили завтраки. Мы сидели во дворе часов по пять и болтали — это было прекрасно. Тогда родилась традиция проводить таким образом воскресенья. Я скучала по этому — работать продюсером интересно, но тяга к кормлению людей через какое-то время вернулась. И я подумала, что можно вернуть эту традицию и делать бранчи, но в разных местах: на крышах, в парках.

С бранчами мне помогал Антон, мой молодой человек — он готовит. Первый бранч был в моем офисе, мы собрали всех на красивой террасе. Тогда это были наши друзья, а потом мы открыли запись для всех. Сначала я переживала — из Инстаграма может прийти любой человек, и непонятно, кто это будет. Но пришли очень классные ребята, и мы уже полтора года с ними дружим. Это был исторический момент, когда пришли не какие-то маньяки из соцсетей, а просто отличные ребята. Незнакомые люди благодаря еде становились общительными, обменивались знаниями и контактами это была какая-то магия, ради которой мы все это и затевали. 

Мы начали делать бранчи каждые выходные — сделали уже больше 60. Я вижу, как люди за пределами бранчей общаются, дружат, уезжают в другие места. Это самое важное — люди, которые между собой в теплых отношениях.

Бранч на дебаркадере. Фото: Павел Лахачев

Про идею рынка выходного дня

Еще полгода назад не было ни рынка, ни команды. Рынки — это про вдохновение. Года четыре назад я была в Риге, там есть фермерский рынок в районе Калнциема. Он чуть ли не в спальном районе. Это площадь, куда приезжают фермеры, девушки, которые делают сладости и варят сыр. Они привозят с собой очень вкусные продукты, и это чума, потому что выглядит не как магазин, а как что-то теплое. Условно, ты всю ночь что-то пек, потом привез, все собираются, едят эту еду, валяются на траве. Каждый раз в Риге я обязательно туда заезжала. Я подумала: «Блин, как здорово, почему в Питере такого нет? Это же так логично — у нас много хорошей еды, да и почему бы и нет?»

Про первый рынок

Я очень долго искала площадку. Хотела сделать это в центре, во дворе, но было много сложностей. На тот момент я была девочкой с улицы, и никто не понимал, что такое «рынок выходного дня», не получалось договориться. Согласился только «Севкабель Порт», и в сентябре мы сделали первый рынок — на день. Сразу стало понятно, что людям понравилось. Прямо на рынке мы поставили большой стол, за которым все ели и общались. У нас все получилось, и мы продолжили. 

На первом рынке было всего десять участников. Но ни тогда, ни сейчас нам не хотелось быть огромным фестивалем — мы про качество, а не про количество. Это локальная история, небольшая. Фестивалей, и в том числе фестивалей еды, очень много, а нам хочется говорить про хорошие продукты и кормить ими людей. Да, у нас есть и уличная еда. Безусловно, люди и за ней тоже приходят, но у нас нет цели вырастать до огромных масштабов.

Если на первом рынке у нас было с десяток участников, то сейчас их порядка тридцати. Выглядит масштабно, но тридцать — это не так много. Я сама прихожу и думаю: «Ого, вот это мы подросли», но пока что все достаточно комфортно, чтобы следить. Приходишь на рынок, становишься в серединку, видишь каждого продавца, улыбаешься им и сразу понимаешь, как у кого дела. Это классно. Когда у тебя футбольное поле, невозможно так искренне со всеми общаться и следить, как у кого настроение. А этот проект про людей и человечность. Мы заботимся о гостях, которые к нам приходят, видим, кто что ест, у кого какое настроение. С нашими резидентами мы в очень теплых отношениях. Мы выбираем классных ребят с классными продуктами.

Трудности организации

Было сложно именно запустить проект. Первыми резидентами были мои друзья. Когда тебя никто не знает в этой сфере, странно сказать: «Я девочка Ксюша, вот рынок выходного дня, заплатите мне денег и встаньте». Очень мало кто сразу хотел с нами работать, и я просто привлекла своих друзей, которые меня знали. И потом сработало сарафанное радио — что есть рынок, на котором можно продавать свои продукты, и это будет здорово.

До января я сама занималась продажами и искала участников — было сложно, правда. Перед первым рынком, который был в воскресенье, во вторник у меня не было ни одного участника. У меня был нервный срыв, я думала, что сойду с ума. Но у меня была цель: я понимала, что либо я сделаю, либо провалюсь, и вряд ли найду в себе силы заново это сделать. Но все получилось!

К январю мы уже заработали себе такую репутацию, что к нам начали обращаться, чтобы встать на рынок. Если проект в нашей концепции и нам нравятся продукты, то мы разрешаем встать.

Про работу

Схема работы простая, думаю, так в принципе у всех фестивалей. Мы арендуем площадку и сдаем ее в субаренду — как на обычном рынке. Нам платят деньги за торговое место.

Сейчас мы начали выходить в ноль и зарабатывать. Это позволило нам и собрать команду, и снять офис — так что это проект, который приносит нам деньги. Это неплохо. Если говорить про бранчи, то они денег не приносят. Чтобы сделать бранч на яхте, мы платим за аренду яхты, платим повару и фотографу, покупаем продукты — это тоже дорого. Мы выходим в ноль или небольшой плюс — но на эти деньги вряд ли можно кормить команду и жить. Рынки позволили сделать второй шаг, потому что это уже большой проект и там много зон ответственности. Когда мы начали зарабатывать, мы начали собирать ребят — и вот мы уже такие побольше. 

Команда

Многие думают, что рынок выходного дня делают пятьдесят человек, но на самом деле у нас небольшая команда.

Одной из первых у нас появилась Даша. Я кинула вакансию ассистента, когда начала делать рынок. Откликнулось много людей, но Даша меня покорила. Она сразу прислала большую презентацию о том, как она видит этот проект. Я подумала: «Ничего себе девчонка!» С тех пор она с нами, она классный фундамент проекта. Мы называем ее человек-оркестр. Сейчас у нее нет конкретной должности, но она делает почти все. В какой-то момент она просто подхватила все, что я не успеваю, и до сих пор это делает и как-то справляется — я не знаю как. Много налаживает процессов в компании, и это очень классно. 

В январе у нас наконец-то появился менеджер по продажам — Катя. До этого я сама занималась продажами, искала участников. Катя тоже очень классная. У нее интересная история: она много лет работала в банке в юбке-карандаше и белой рубашке. Потом все это бросила, ушла во все тяжкие и теперь работает с нами. И мне кажется, ей нравится. Она очень крутой специалист, подняла проект на новый уровень — наши обороты и прибыль увеличились в разы. Невозможно,чтобы один человек в моем лице делал все, и еще и хорошо. Так как Катя давно работала сфере продаж, она начала классно все это продавать, мы подросли. 

Недавно появилась сммщица, Настя. Я люблю ее тексты. Еще она делает нам дизайн, в том числе афиши — с летающей едой или диско-яйцом, это чума. Сейчас она занимается сайтом, фирменным стилем, отвечает за визуальную составляющую проекта. 

В техническом отделе раньше был один человек, а теперь трое. Мариана, Настя и Алексей. Девочки отвечают за всю техническую часть — застройка, электричество, а Алексей помогает им. Удивительно у меня больше друзей-парней, и я не знаю, как так вышло, что у нас девичья команда. Девчонки все очень мощные. Я не думаю, что мы на этом остановились и у нас совсем не будет мальчиков, наоборот. Но это забавно. Классно, что у нас ребята с серьезным подходом к работе.

Команда #ОНИПОЖРАТЬЛЮБЯТ. Фото: Мадина Муртазина

Про площадки 

К сожалению, в городе не так много подходящих нам площадок. Сейчас мы в поисках. Начинали мы в «Севкабель Порту». Они очень сильно выросли за это время — и мы вместе с ними. «Севкабель Порт» — монополист. Там все. Все главные события города проходят в «Севкабель Порту». Ребята быстро развивают площадку и делают ее подходящей под многие мероприятия, место позволяет. Большой трафик на площадке формируется локаций — все таки залив и набережная.

Мы еще стояли на Итальянской 17, во дворе Пассажа. Нам там понравилось, но вот сейчас мы бы туда не поместились — то есть поместились бы, но не в таких масштабах. В «Бертгольд Центре» симпатично, хороший дворик, но у нас были сложности с представителями площадки.

Нам предложили поехать в «Мегу Дыбенко», но это далеко и совершенно другая площадка, как и Долгоозерный. Я считаю, что невозможно работать только в центре и только с модной, стильной и классной аудиторией. Спальные районы тоже едят, они тоже классные, там есть крутые ребята. Мы будем стоять в Мега-парке — там большой классный парк. Это огромный спальный район Кудрово — там живут кудровчане. Мне нравится это слово, потому что я кудрявая и я буду кормить кудровчан! Там будет хороший трафик, просто аудитория другая. Но она тоже наша, потому что у нас очень много семей: все привозят всех своих детей, собак, бабушку, все кушают, это супер. И там будет так же, но в другой части города. 

Конечно, мы рассматриваем другие площадки в центре, но с этим тоже сложно. Нам предлагают разные торговые центры, но к ним мы тоже относимся с опаской. Вот Долгоозерный — хороший рынок, но мне кажется, мы не слишком сошлись с аудиторией. Скорее всего, они нас позвали, чтобы мы им привели нашу аудиторию. Мы миссию выполнили. Но больше не хочется ехать так далеко, а если и ехать, то важно понимать, что у нас с площадкой одна аудитория и мы смотрим в одну сторону. 

Фото: Мадина Муртазина

Про Москву

Мы едем в Москву на «Хлебзавод» — это связано и с тем, что в Питере не так много площадок. Тот же «Севкабель Порт» занят на все лето, там постоянно огромные фестивали, мы не можем влезть. Если зимой мы стояли там почти каждые выходные, то летом нет такой возможности. И мы вынуждены — не то чтобы вынуждены, нет, — мы хотим в Москву. Почему бы и нет?

В Москве не так просто найти вкусную еду. Я расстраиваюсь. Перед тем как брать этот ангар, мы всей командой поехали, посмотрели, и как же так — в Москве же куча всего, почему так? 

Мы хотим взять часть наших резидентов, которых обожаем. У нас есть один резидент, «Купирыбу», они привозят морепродукты с Камчатки. Жарят гребешков в беконе, делают шаверму с лангустином — это очень вкусно, от этого можно сойти с ума. Я вижу, как на каждом рынке кто-то приходит именно ради нее. И это не так дорого — шаверма с лангустином стоит 400 . Там такая креветка огромная, это вкусно, круто, вот такие ребята у нас есть, и хочется в Москве это показать. Кого-то возьмем из москвичей. 

Хочется попробовать, и обратного пути нет — мы уже это делаем. Посмотрим, как на нас отреагирует Москва. 

примечание «Луны»: 

В Москве рынок выходного дня делали 29 и 30 июня 2019 года на «Флаконе» — эта публикация выходит позже. В Москве все, конечно, обрадовались — там с вкусной едой тяжело: ее и мало, и сложно найти что-то необычное по вменяемым ценам. #ОНИПОЖРАТЬЛЮБЯТ успешно закрыли потребность в гастрономическом празднике.

Любовь Сафонова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.