Путин поручил ввести уголовную ответственность за пропаганду наркотиков в интернете. Что это такое и как это будет работать

21:25, 29.10.2019


На днях стало известно, что Владимир Путин дал правительству поручение разработать поправки в уголовный кодекс, которые введут ответственность «за склонение к потреблению либо пропаганду наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов с использованием информационно-телекоммуникационной сети „Интернет“». В связи с этим административная ответственность сменится уголовной. От этого пострадают фонды борьбы с наркозависимостью, наркозависимые люди, которым будет некому помогать, а также активисты и другие общественные деятели. 

«Луна» разобралась в нововведении и выяснила, как это отразится на жизни россиян, а также поговорила с сотрудником Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова (ФАР) и с заместителем директора благотворительного Фонда «Гуманитарное действие». 

Что за инициатива?

Президент Владимир Путин поручил внести поправки в законодательство РФ, согласно которым за пропаганду наркотиков в интернете будет установлена уголовная ответственность. Эта инициатива прозвучала после вопроса руководителя регионального отделения движения «Сильная Россия» Алексея Свиридова во время встречи с представителями общественности Дальнего Востока. Свиридов объяснил Путину, что «наркореклама — это домены, это адреса электронные, где подростки или жители могут спокойно зайти и приобрести, там полностью уже биткоины даже оплачиваются, то есть через смс, чаты». По итогам встречи Путин поручил Министерству внутренних дел увеличить штат сотрудников для борьбы с незаконным оборотом наркотиков, в том числе в сети.

Кроме того, Путин поручил обеспечить оперативную досудебную блокировку информации о способах и методах изготовления и использования наркотиков, а также о том, где их можно приобрести. 

Помимо всего вышеперечисленного среди мер, которые следует рассмотреть, — профилактика потребления наркотиков, реабилитация и ресоциализация, поддержка негосударственных организаций, реализующих специальные программы помощи лицам, потребляющим подобные вещества.

 

Что грозит за нарушение?

Парламентарии оперативно отреагировали на инициативу главы государства. В Госдуме считают, что за пропаганду в интернете можно было бы установить наказание вплоть до лишения свободы сроком на пять-семь лет. В свою очередь сенатор Андрей Клишас высказал мнение, что этот срок можно увеличить до 15 лет.

Сейчас пропаганда наркотиков — административное нарушение, и в российском законодательстве за нее предусмотрена административная ответственность по ст. 6.13 КоАП РФ. При этом способ совершения правонарушения не указан. Штраф для физлиц составляет 4—5 тыс. рублей, для юрлиц — от 800 тыс. до 1 млн рублей.

Иван Варенцов, сотрудник Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова (ФАР)

— К чему приведет такое решение?

— Данная формулировка очень широкая, и не совсем понятно, что конкретно подразумевается под пропагандой к употреблению наркотиков. Здесь есть опасность того, что при правоприменении из-за широкой трактовки под уголовную ответственность могут попадать различные организации. В том числе те, которые работают с людьми, употребляющими наркотики, и дают им необходимую информацию для обеспечения их выздоровления. 

Наша организация публикует и распространяет соответствующие материалы на свою целевую аудиторию, потому что работает с людьми, употребляюшими наркотики в контексте профилактики — ВИЧ-инфекций, передозировок и других последствий, связанных с употреблением. 

В прошлом году один из наших материалов был расценен как пропаганда наркотиков, и нам выписали штраф в размере 850 тыс. рублей. Хотя материал был информационный и рассказывал о том, как безопасно употреблять препарат, чтобы снизить вред для здоровья. Соответственно, если в тот раз нашей организации был выписан штраф, то сейчас, согласно новому постановлению, мы могли бы попасть под уголовную ответственность. Несмотря на то, что мы занимаемся вопросами здравоохранения и помогаем людям, употребляющим наркотики. 

Смысл в том, что в данной широкой формулировке инициативу можно трактовать как угодно. Это может негативно сказаться даже на журналистах, которые пишут материалы про наркотики. А любые научные, образовательные и информационные публикации, связанные с темой наркотиков, могут теоретически рассматриваться как пропаганда или склонение к употреблению. Например, если посмотреть статистику по России, можно увидеть, что в пропаганде наркотиков часто обвиняют людей, которые носят одежду с символикой марихуаны. Я так понимаю, что теперь эти люди тоже должны нести уголовную ответственность.

Наверное, теперь нашей организации придется задуматься о том, не закрыть ли нам свой веб-сайт в принципе. 

— Почему Путин дал такое поручение? 

— Я могу только догадываться. Наверное, это была не личная инициатива Путина, а общественная [инициатива], которую одобрили. Вероятно, изначально акцент делался на борьбе с продажей наркотиков через интернет, а не на привлечении организаций и мирных жителей к уголовной ответственности. Но предполагалось одно, а закончиться это может совершенно другим — если формулировки останутся такими размытыми и неконкретными. Одно дело — кто и что придумал, другое — как это реализуется на практике. 

Алексей Лахов, заместитель директора благотворительного Фонда «Гуманитарное действие»

— Эффективно ли такое решение?

— Здесь вопрос в том, как оценивать эту эффективность. Если для поимки обычных наркопотребителей мы будем использовать такую же палочную систему, какую использует МВД, то тогда это будет абсолютно неэффективно. Роскомнадзор и так уже заблокировал множество сайтов с информацией о наркотиках. Что касается соцсетей, которые находятся в российской юрисдикции, например «Вконтакте» и «Одноклассники», то там тоже достаточно оперативно можно отследить и удалить материалы о наркотиках силами правоохранительных органов и того же Роскомнадзора. Сами владельцы этих соцсетей тоже тщательно следят за своим контентом и так или иначе пытаются заблокировать сообщества, которые посвящены наркотикам. На мой взгляд, имеющихся инструментов достаточно. Сейчас может получиться так, что людей, которые призывают наркопотребителей заботиться о своем здоровье, и людей, которые хотят сохранить свою жизнь, будут за это сажать. 

«Синий автобус» — проект фонда «Гуманитарное действие». В нём, люди употребляющие наркотики могут получить квалифицированную помощь, сдать тест на ВИЧ.

Большая часть информации, которая может быть истолкована как пропаганда или подстрекательство к применению, находится сейчас в даркнете и на различных форумах, попасть на которые можно, только загрузив TOR-браузер или зайдя через VPN. Та зона никак не может быть отрегулирована государством, потому что непонятно, на кого налагать ответственность. Все это останется, пока государство не научится контролировать даркнет. А сделать это практически невозможно. Конечно, если только не отрубить весь интернет в стране или все исходящие и входящие потоки блокировать специальной аппаратурой. Но это путь Северной Кореи, и я надеюсь, что мы по нему не пойдем. 

Получится так, что вся информация так или иначе будет находиться в доступе. На этом фоне пострадают активисты, общественные организаторы и врачи-наркологи, которые работают в обычном интернете и консультируют людей на различных форумах по вопросам наркозависимости и других сопутствующих вещей. Здесь многое будет зависеть от регионального компонента. В каких-то крупных городах эта уголовная ответственность не будет широко применяться, за исключением вопиющих ситуаций. А если мы спустимся в регионы, где правоприменение бывает достаточно странное и где люди хотят выслужиться перед начальством и губернатором, то здесь мы можем столкнуться с перегибами и нарушениями со стороны правоохранительных органов. 

Вполне понятно поручение насчет того, чтобы увеличить штат МВД, который будет заниматься противодействиями наркооборота в интернете, потому что сейчас практически весь наркооборот ушел в даркнет. Поэтому желание государства взять ситуацию под контроль и усилить штат оправдано. Но вряд ли уголовная ответственность приведет к чему-то эффективному. Это повлечет за собой перегибы, произвол — все это очень тревожно, и лично у меня вызывает большие опасения.

— Что нужно делать вместо привлечения к уголовной ответственности?

— Если зайти на сайт канадского правительства, то в разделе общественного здравоохранения мы найдем информацию о тех наркотиках, которые чаще всего употребляются, и о существующих видах помощи наркозависимым, включая программы снижения вреда, заместительную терапию и комнаты безопасного употребления наркотиков. У них есть практически полный пакет мер по снижению вреда от наркотиков, которые успешно применяются в странах Западной Европы, США, Канаде и в ряде других стран. Вот такая информация, на мой взгляд, могла бы публиковаться государственными органами. Это гораздо лучше, чем вводить уголовную ответственность. Надо снабжать людей информацией о том, как сохранить свое здоровье, как распознать первые симптомы зависимости, как снизить дозу. Рассказывать о существующих, реально эффективных мерах помощи наркозависимым и напоминать, что не только реабилитация и ресоциализация помогают наркозависимым людям сохранить свою жизнь и здоровье и отказаться от употребления наркотиков. 

 

Этот же автобус, но внутри

 

У нас и так треть заключенных — это люди, которые сидят за преступления, связанные с наркотиками. В подавляющем большинстве это именно рядовые потребители, а не сбытчики. Петербург в этом отношении довольно прогрессивный город, у нас редко сажают людей, которые были пойманы именно на хранении (я не говорю про кладменов, я говорю про обычных потребителей) с дозой, превышающей минимальный размер. А в других регионах человек может спокойно уехать в колонию на несколько лет, если у него нашли два грамма марихуаны или грамм метадона, например. 

Видя несоразмерность наказания совершенному деянию, возникает тревога о новом законе о пропаганде. Человеку нужно предложить помощь, а не сажать его в тюрьму. Это надо забыть как страшный сон, чтобы наркопотребителей сажать в тюрьму. Но, к сожалению, тренд на усиление и ужесточение работы с наркопотребителями продолжается — и это вызывает опасения. Особенно на фоне того, что готовится новая антинаркотическая стратегия на 2020—2030 годы. Я посмотрел состав рабочей группы — там одни силовики. Сразу возникает вопрос: насколько она будет лояльной к людям, больным наркоманией? Честно говоря, есть большие сомнения о ее лояльности.

 

Олеся Гаврилова