Кто такой йони-массажист?

21:53, 05.09.2019


Работники секс-индустрии — очень закрытая тема в обществе. Закрытая настолько, что большинство из нас слышат только о девушках-работницах женского пола. Жизнь гораздо богаче, чем поле для обсуждений. «Луна» решила зайти с другой стороны и побеседовать с мужчиной, который оказывает девушкам интимные услуги, граничащие с массажем и психологией. 

 

 

– Расскажи, чем ты занимаешься?

– Я практик сексуальных взаимодействий, суррогатный партнер, йони-массажист,  занимаюсь сексом во всех проявлениях и работаю в секс-индустрии. Я просвещаю людей на эту тему — в основном через практику. 

– Как ты пришел к этому роду деятельности? 

– В какой-то момент я осознал, что это отбирает кучу временных ресурсов. Сначала все происходило как-то случайно: я знакомился с девушками, у них всплывали истории про насилие или отсутствие оргазма. Я им это давал, вытаскивал из психологических провалов, и спустя какое-то время они уходила от меня. А я пытался строить какие-то отношения с ними, но все это в один миг разваливалось. Поэтому я чувствовал себя брошенным. Потом я все это отмониторил, осознал, что, зачем, почему я делаю, и теперь сознательно помогаю девушкам в таких вопросах.

– Как давно ты этим занимаешься? 

– Будто всю жизнь, но как работой два года.

– Расскажи пожалуйста, что такое йони-массаж и кому он нужен? 

– Никому не нужен. Слово «нужен» не подходит —  тебе нужно есть и пить, чтобы не умереть, а без него ты не умрёшь. Йони-массаж — это внутривагинальный массаж руками. Эта практика довольно давно существует. По сути, через ощущения, через чувствование ты учишься слушать тело. Но йони-массаж — это не только работа внутри, больше работа снаружи и разговоры. Он включает в себя беседу, общий расслабляющий массаж и только потом работа внутри. Это позволяет девушке сантиметр за сантиметром ощущать свое тело. 

Кому он нужен? Девушкам, у которых есть некоторые проблемы с чувствительностью, сексуальностью, которые не испытывают оргазмы или перестали их испытывать, или тем, кто хочет просто получить удовольствие. В общем, разные запросы и очень разные результаты, а зачем — каждая решает сама для себя. Решишь прийти, и тебе будет понятно, зачем, а так — я не знаю. По сути, для удовольствия и для здоровья, если так обобщить.

 

 

– Где этому обучают?

– Этому обучают нигде и везде. У нас нет никакой единой системы и базы знаний по этому вопросу, поэтому куча мастеров хороших и нехороших, этичных и неэтичных. Сейчас тема достаточно популярна, поэтому идёт волна мастеров и всяких обучающих студий. Не везде будет хорошо, не везде будет плохо, надо проверять. Из самых шумных я знаю школу «Цветок жизни». Ее организовали две девушки, они открыто заявляют, что это школа йони-массажа. Это в Москве, они берут только девушек. Я читал про них статью, и в целом, мне близки их взгляды, но у них много эзотерики. Они много говорят про тантру и энергетику. Но так как я не могу туда попасть, я не знаю, что там происходит на самом деле. Я считаю, что не стоит уходить в крайности в какой-то мере. То есть это все на стыке. 

– Пользуется ли деятельность спросом? 

– Да. Когда приезжаю в другие города, там забит график, потому что слишком ограниченное время. В Питере ко мне спокойней относятся и считают, что меня можно всегда достать. Пользуется, но можно еще больше. То есть еще не достигнута та планка, когда я буду зарываться. 

– Сколько ты зарабатываешь?

– Пока точно не знаю, потому что я не так давно начал этим заниматься прям в чистом виде, нет статистики по этому поводу. Что-то больше 100 тысяч рублей в месяц.  

 

 

– Где ты находишь клиенток?

– Интернет, сарафанное радио. Сейчас интернет и СМИ очень цензурируются. Продаваться можно исключительно через сарафанку или Телеграм, потому что никакие другие площадки не берут на рекламу и не позволяют размещать контент в том виде, в котором он будет правдив, так сказать. Если я не могу называть член членом, а вагину — вагиной, то это говно. 

– Ты поэтому не ведешь в инсте блог?

– У меня в Инстаграме снесли два аккаунта. Поэтому больше не веду. И сейчас у меня висит предупреждение за какие-то картинки, которые совсем не порнография. Недавно выложил картинку с форелью, там она нарезана и уложена так, что напоминает вульву. Эта картинка расползлась по разным аккаунтам, но снесли ее только в моем. Двойные стандарты, неясная политика, я не хочу потерять аккаунт второй раз. Поэтому сейчас я осторожен, как и все блогеры в Инстаграме. Сейчас мы пишем «секс» через звездочки, «пенис» через звездочки, «вагину» через звездочки и все, что касается сексуальности, пишем через звездочки, аккуратно, чтобы ничего не светилось. Мне даже удаляли фотографии с замазанными сосками. 

– Расскажи, как проходят твои сеансы?

– У меня нет никакого четкого сценария, которому я постоянно следую. Если коротко, то девушка приходит, мы общаемся, решаем, что будем делать, что-то делаем, еще раз беседуем и расходимся. Во время беседы становится понятно, зачем девушка пришла и что с ней лучше делать. Иногда все заканчивается разговором. Становится понятно, что девушка не готова ни на какой контакт. Когда она разберется с головой, можно будет переходить к каким-то контактам. Некоторым контакт нужен сразу, без разговоров. «Привет-привет», — и я вижу, что у неё уже яркое возбуждение, и пока это возбуждение не сбросишь, пока оно не утихнет, даже бесед нормальных не будет. 

– Расскажи о случаях, когда приходилось отказываться от работы.

– Пока мне не приходилось отказываться от работы. Я еще не сталкивался с девушками, которым мне бы хотелось отказать. У меня был единичный отказ, когда я был уставший и просто отменил текущую встречу. Но мы все равно встретились и выпили кофе. Ничего не делали, просто она решила приехать. Это был единичный отказ, потому что я был сильно уставшим. 

 

– Расскажи про суррогатное партнерство.

– Суррогатное партнерство — это тоже проживание через опыт ощущений и тренировка твоего тела. Это через опыт я показываю, как что работает и что можно с этим делать. Это не всегда про секс, иногда это про отказ от секса. То есть суррогатное партнерство — это как закончить институт с кучей теории про секс, но без каких-либо практических знаний. Девушка много читала о сексе, много знает про секс из книжек, и когда нужно контактировать, появляюсь я — человек, который может безопасно ввести, безопасно дать прожить определенный опыт. 

Либо у девушки уже был травматичный опыт, и я могу помочь его перепрожить, показать, что на самом деле не всегда бывает так плохо. Либо научить дружить со своим телом, чтобы девушка понимала, что и как работает, научить разговаривать о сексе. 

Некоторые девушки прорабатывают отказы. Есть какое-то количество девушек, которые не могут отказать. Они не могут отказать, и поэтому имеют секс, когда не хотят его, когда боятся говорить «нет» по разным причинам. Со мной некоторые девушки учатся этому и отрабатывают историю о том, чтобы сказать «нет». Вот мы голые, возбужденные, но я предлагаю ей, а она отказывает, и на этом наша сессия заканчивается. И она уходит, просто проработав отказ. Вот ты просто отработала и теперь можешь отказать, круто. И потом ты сможешь с другими партнерами это делать. То есть суррогатное партнерство — это обучение, чтобы ты потом в обычной жизни могла все то же самое делать. 

– Я слышала от своих знакомых порноактеров и вебкам-моделей, что у них рано или поздно происходит выгорание в сексе, для них это просто работа. У тебя такого не случалось?

– Пока нет. Я больше по обучению, по ковырянию голов, то есть я не столько про тело, сколько про голову, просто через тело. У меня тоже есть знакомые вебкам-модели, другие ребята из этой индустрии — и для них это так. Но у меня как будто другая сфера. Я занимаюсь обучением, созданием опыта, а они занимаются просто удовлетворением людей. Возможно, у меня тоже когда-то настанет выгорание, но пока не знаю. У меня локально бывает — много работы, я устаю, но это больше похоже на то, что просто нужно отдохнуть, и на то, что я вроде бы хочу, но не могу, устал. Но интерес к сексу остается. Просто это уже про физические возможности — вроде бы хочется, но нет. 

Анастасия Соловей