Путин подписал закон о признании граждан «иностранными агентами». Теперь под угрозой все люди

19:08, 05.12.2019


Президент России Владимир Путин подписал закон, который позволяет признавать «иностранными агентами» обычных граждан России. Документ опубликовали на официальном портале правовой информации. В первую очередь закон коснётся как граждан, так и иностранцев, которые сотрудничают со СМИ-«иноагентами» и сами получают финансирование из-за границы, а также от юридических лиц, которые финансируются из-за рубежа. Однако формулировки документа таковы, что «иностранным агентом» может стать кто угодно. Решение по каждому отдельному случаю будет принимать Минюст. «Луна» разобралась в нововведении и выяснила, как это отразится на жизни общества, а также поговорила с директором и ведущим юристом Центра защиты прав СМИ о том, как будет функционировать свежепринятый закон и почему Дональд Трамп тоже может стать «иностранным агентом». 

Что за закон?

В реестр СМИ-«иноагентов», который существует уже два года, включены деcять редакций: это «Радио Свобода», телеканал «Настоящее Время», татаро-башкирская служба «Радио Свобода», «Сибирь.Реалии», «Север.Реалии», «Idel.Реалии», «Фактограф», «Кавказ.Реалии», «Крым.Реалии» и «Голос Америки». Депутаты уже пообещали расширить реестр. Добавлять в него новых «агентов» Минюст должен будет по согласованию с МИДом.

Теперь Госдума решила расширить положения этого закона: «иностранным агентом» можно будет признать не только компанию, но и физическое лицо — закон уже принят в третьем чтении. Кроме того, участников реестра обяжут отчитываться перед Минюстом об иностранном финансировании, а СМИ-«иноагентов» — зарегистрироваться в России и упоминать в публикациях о своем статусе. За отказ грозит блокировка.

В документе сказано, что любой человек может быть признан СМИ — «иностранным агентом», если выполнены два условия: он распространяет информационные материалы и получает деньги из иностранных источников. При этом никаких других дополнительных критериев и объяснений, как будут вычислять таких СМИ-«иноагентов», нет. В Госдуме подтвердили, что такими СМИ могут быть признаны как иностранцы, так и россияне. 

Выходит, что даже если какой-то человек просто репостнул материал, который изначально распространило СМИ-«иноагент», его самого все равно могут признать «иностранным агентом» (в случае, если он получает деньги из-за рубежа). Этот же статус грозит и тем, кто помогал в подготовке контента СМИ-«иноагентам» (и получает деньги из-за рубежа).

Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

Что говорят политические деятели?

Глава комитета Госдумы по информационной политике Леонид Левин пообещал, что закон не будет использован против блогеров и публицистов. Однако лишь в том случае, если они не получали иностранное финансирование.

«То есть это не норма прямого действия, это не значит, что если он [человек, физическое лицо — здесь и далее прим. «Луны»] сотрудничает с иностранным СМИ и получает от них деньги, то автоматически становится иностранным агентом. Это означает, что он может быть признан иностранным агентом. Условно говоря, если человек пишет какие-то материалы, связанные общественно-политической ситуацией, то, безусловно, риски подобного появления [статуса «иноагента»] возможны. А если он пишет о культуре, о спорте или о музыке, то вряд ли такого рода сотрудничество может нести в себе риски включения в списки иностранных агентов», — отметил Левин и подчеркнул, что действие закона будет «максимально избирательным».

Соавтор документа Андрей Клишас рассказал, что новая норма направлена в том числе против владельцев сайтов: «Физические лица, распространяющие информацию среди неограниченного круга лиц в интересах иностранного государства, признанные в установленном законом порядке СМИ-„иноагентом“, будут обязаны маркировать соответствующие материалы». По его словам, предлагаемые меры являются ответными и направлены на предупреждение неправомерных действий в отношении российских медиа со стороны иностранных государств, на территории которых ограничивается деятельность российских СМИ.

Кто выступил против?

27 ноября, за несколько дней до принятия закона в третьем чтении, 60 правозащитников, ученых, писателей и других культурных деятелей направили Владимиру Путину открытое письмо с просьбой не подписывать закон, позволяющий присваивать российским гражданам статус «иностранного агента». Текст этого письма опубликован на сайте правозащитной организации «За права человека». 1 ноября Верховный суд РФ принял решение о ликвидации этой организации, в том числе из-за нарушения ею закона об «иноагентах», однако решение пока не вступило в силу. Среди подписавших обращение к президенту — глава организации «За права человека» Лев Пономарев, публицист Дмитрий Быков, писательница Людмила Улицкая, директор аналитического центра Юрия Левады Лев Гудков, музыкант Андрей Макаревич и многие другие деятели культуры.

По их мнению, «клеймо иностранного агента дискредитирует человека в глазах его сограждан, умаляет его достоинство, несмотря на то, что он не совершал ничего плохого и противоправного и не исполнял волю иностранных заказчиков». Подписавшиеся считают, что закон о признании физлиц «иноагентами» является не только «юридически абсурдным», но и «заведомо антиконституционным». 

Один из авторов законопроекта, глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас. Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

Галина Арапова, директор и ведущий юрист Центра защиты прав СМИ:

— В целом это можно характеризовать как очевидный страх на уровне паранойи у нашей власти из-за альтернативной точки зрения. В России телевидение и прессу плотно зачистили в последние полтора десятка лет — телевидение полностью государственное, как и общественно-политическая пресса в регионах. Но существует альтернативная площадка в виде интернета, а также правозащитные организации, которые говорят что-то, что идет вразрез с повесткой дня центрального телевидения. 

Тут же — боязнь, что иностранные государства постоянно пытаются влиять на умы наших людей. Все это какая-то полномасштабная паранойя, которая мешает людям работать и добавляет ожесточенности и напряженности в отношения между обществом и государством — это совершенно деструктивно. Этот очередной шаг в виде принятия закона о признании граждан «иностранными агентами» только подливает масла в огонь. 

Многих обывателей это никак не коснется — жители глубинок, районных центров, которые даже интернетом не пользуются, вряд ли это заметят. Ну разве что им по телевизору скажут об очередных агентах вокруг них, пытаясь дискредитировать критические публикации, и конкретных журналистов, и блогеров в общественном сознании. 

Это не коснется также тех людей, которые не ведут активную деятельность в интернете. Но мы понимаем, что в обществе так или иначе есть некий сегмент пользователей, который является основной целью этого закона. И здесь мы расходимся в понимании масштабов этого сегмента с авторами принятого закона. Петр Толстой и Леонид Левин, как представители Государственной думы и люди, которые этот закон активно продвигали и одобряли, говорят, что волноваться смысла нет и что этот закон затронет 20—30 человек, которые работают на иностранные СМИ. Но все же логика законодателя не должна сводиться к принятию закона для 20 человек. Тем более формулировки в документе позволяют загнать в этот реестр полмира, даже не полстраны. 

Чтобы человек потенциально подпадал под действие этого закона, он должен распространять информацию, которая ранее была подготовлена и распространена иностранным СМИ-«иноагентом». То есть речь идет о тех десяти информационных проектах, которые в России уже признаны «иностранным агентами». Если вы репостите их материал, то это уже один из критериев того, что вы можете попадать под статус «иноагента». Вторым критерием является участие в подготовке этих материалов. Что такое участвовать в подготовке? Вы как журналист пишете, кто-то из экспертов комментирует, у художника или фотографа купили иллюстрацию, которую добавили этому материалу — это все потенциально может рассматриваться как участие в подготовке. И никто не знает, что еще  будет считаться за участие — где оно заканчивается и кого задействует. Верстальщики, бухгалтеры, водители — круг людей, которые могут участвовать в работе редакции иностранного СМИ-«иноагента», довольно широк. Третьим критерием является любое иностранное финансирование — зарплата, компенсация поездки на конференцию, деньги, присланные бабушкой из Молдовы на день рождения в качестве подарка, — любые иностранные средства, которые будут видны властям РФ через систему банков и Росфинмониторинга. Это к вопросу об отслеживании поступлений иностранных средств. 

Я не верю обещаниям Левина и других депутатов Госдумы, что этот закон будет применяться точечно. Во-первых, не они будут этот закон применять. Они его приняли, но не они будет принимать решения, кого включать в реестр, а кого — нет. Получается, что критерии, под которые подпадают люди, рискующие завтра быть объявленными иностранными агентами, невероятно широкие. Любой иностранный гражданин получает деньги явно не из российского бюджета — значит, у него уже иностранное финансирование в понимании нашего закона. И если он репостнет «Радио Свобода», которое в России включено в реестр СМИ-«иноагентов», то формально он попадет под статус физического лица — «иноагента». Будут ли российские власти за ним охотиться, чтобы включить его в этот реестр или нет, — это их добрая воля или политическое решение. 

Фото: Сергей Карпов / ТАСС

Этот закон сформулирован резиново, и под него попадают люди, которые живут во всех странах мира, которые получают не российские деньги и могут репостнуть «Радио Свобода». Это могут быть и русскоязычные журналисты из других стран, и блогеры, и иммигранты, и гражданские активисты. Конечно, вряд ли все они интересуют российские контролирующие органы. Но закон так писать нельзя. Не может под российский закон попадать весь мир. Однако они сформулировали именно так.

Формально под этот закон будут попадать абсолютно все, кто ответит этим трем критериям. А дальше мы с вами сталкиваемся с вопросом о том, кого из них будут включать в реестр — но это уже вопрос не правовой, а политический, который будет решать Минюст совместно с МИДом и, я думаю, с подачи спецслужб. Зачем им самим заниматься подобным мониторингом? Росфинмониторинг эти сведения передает в ФСБ, соответственно, ФСБ, скорее всего, и будет формировать списки и передавать их на рассмотрение Минюста и МИДа. Это произвольное и избирательное применение закона. А качественный закон должен быть четким, ясным и недвусмысленным. А под наш закон даже Дональд Трамп попадет, если он вдруг захочет репостнуть «Радио Свобода», он же весьма активен в интернете. Это, конечно, смешно и так быть не должно. 

Я думаю, что в первую очередь сейчас в этот реестр будут включать журналистов и внештатных корреспондентов, которые работают на иностранные СМИ, уже признанные «иностранными агентами», пока их десять, включая «Радио Свобода» и ее информационные проекты. В ближайшее время мы, скорее всего, станем свидетелями расширения этого реестра, в связи с чем большее число людей попадет под эти критерии. Все остальное будет зависеть от воли государства. Я думаю, самая главная задача этого закона — напугать народ, чтобы он перестал распространять альтернативную официальной точки зрения, критическую информацию в российском сегменте интернета, которую часто публикуют эти СМИ. Пострадает плюрализм мнений онлайн, и это будет очередным ограничением свободы слова. Я не исключаю и того, что будет создана какая-нибудь система мониторинга социальных сетей, которая будет выявлять все эти репосты. Страшно представить, какое количество бюджетных средств на это потратят — лучше бы вкладывались в медицину и помогали больным детям. Но мне кажется, что это все не напугает народ, а наоборот, вызовет еще более сильное раздражение.

Олеся Гаврилова