«Это не только о шрамах, это о судьбах». Как в Петербурге стартовал проект об особенностях кожи

13:25, 24.04.2019


Индустрия моды и масс-маркетов начала следовать современной тенденции на естественность и натуральность — крупные бренды все чаще приглашают на съемки моделей с «нестандартной» внешностью. Но в случае с коммерческими компаниями неизвестно, что ими движет: попытка заработать на актуальной для Запада бодипозитивной повестке или искреннее желание изменить мир. С социальными проектами всё проще — создавая их ради идеи и не получая за работу никаких дивидендов, создатели лишь пытаются что-то изменить в головах людей.

В марте в Петербурге стартовал проект The Skin, объединяющий девушек с повреждениями кожи. Много лет они носили одежду, закрывающую руки и шею, и стеснялись своих особенностей, но в проекте они открыто рассказывают свои истории, помогая себе избавиться от комплексов, а окружающим — научиться принимать других.

Создательница проекта, Александра Яковчук:

Как начался проект The Skin

— Когда моей подруге Насте было пять лет, на нее упал кипящий чайник, повредив большую часть тела — с того момента ее жизнь превратилась в борьбу, с реанимациями, операциями по пересадке кожи и длительными реабилитациями.

С Настей мы познакомились прошлым летом. Тогда было жарко, но она всегда носила платья в пол с длинными рукавами, чтобы прикрывать ожоги — виднелся лишь кусочек ожога на шее. Позже она рассказала мне, что в качестве дипломного фильма хочет рассказать историю своего ожога, так как это самое ее больное место физически и психологически, и лишь так она сможет освободиться от этой боли. В феврале она анонсировала создание фильма в Инстаграме, прикрепив фотографию в футболке с короткими рукавами — это было первое фото в ее жизни, где она позволила себе оголить свои раны. Мы долго говорили в ту ночь, и я поддержала ее, рассказав, что сама с рождения до 20 лет страдала атопическим дерматитом и ужасно стеснялась оголять свои болезненные кровавые экземы. В детстве я отказывалась гулять, потому что бабушка заставляла надевать футболку, а в школе прогуливала физкультуру, лишь бы никто не задавал вопросов. Поговорив с Настей, я осознала, что оголив свои неидеальности и взглянув своему страху в глаза, можно принять себя.

Идея The Skin — создать комьюнити

Глядя на бесконечную ленту Инстаграма, наполненную безупречными телами и глянцевой кожей, кажется, что все вокруг идеальные, одни мы не такие. От этих мыслей хочется залезть под одеяло и выходить на улицу только в полночь, чтобы никто не замечал, что с тобой что-то нет так. Я хочу помочь девушкам поверить в себя, полюбить свою кожу, ведь это наш самый большой орган, защищающий от внешних факторов, и нужно просто принять ее и относиться к ней с уважением.

Я мечтаю о том, чтобы у проекта не было завершения. Миллионы девушек по всему миру сталкиваются с подобными проблемами непринятия себя, поэтому я хочу создать международное комьюнити женщин, которые будут делиться своими историями и поддерживать других, помогая им полюбить себя.

Пока я вижу фотопроект только в Инстаграме на мой взгляд, это самая удачная платформа для развития. Может быть, позже я приду к идее выставки, но для этого нужно больше материала, а у нас позади пока только одна фотосессия.

 

Как проект привлек помощь от совершенно разных людей

— Когда родилась идея, я продумала все детали и написала всем, кто мог бы поддержать меня. Самым важным было найти идеальное белье для фото — оно должно было быть минималистичным, очень красивым и нежным, повторяющим идею второй кожи. Так я нашла Леру и ее бренд Merci — индивидуальное белье ручной работы, а значит, что все участницы приходят на примерку, чувствуя особенный подход, — это огромная психологическая часть, которая помогает раскрепоститься.

Я начала писать блогерам, просила опубликовать мой проект. Неожиданно мне ответила Анна Семак, познакомив меня с Евгенией, владелицей студии визажистов «Time Бюро». Позже откликнулась фотостудия «212» и бесплатно предоставила пространство для съемок. Так я поняла — когда действительно делаешь что-то от всего сердца, отклик будет непременно.

Первые три дня были самыми непростыми. Свои истории мне написали десятки девочек, и я постоянно плакала, пропуская их через себя. Но и хейтеры есть, к сожалению, — одни придираются к названию, мол, почему на английском, в какой стране ты живешь, другие утверждают, что это «реклама уродств». Но я считаю, что они несчастные люди, ибо счастливый человек никогда не будет выплескивать столько желчи.

Дарья Горячева, модель:

Моя история скрыта за шрамом на шее. Сам дефект кожи меня мало волнует, но за ним душевная боль, множество комплексов и слезы из-за насмешек сверстников. Я родилась ногами вперед, с двойным обвитием пуповиной, сколиозом и кривошеей. Первые месяцы жизни я лежала в корсете, а до подросткового возраста мама делала мне массажи, водила на гимнастику, восстанавливая моё здоровье. Но это помогло только наполовину. Один хрящ в шее все равно был ниже другого, голова наклонена, в результате одна половина тела тянула другую, и так я развивалась и росла. В 14 лет, когда ты «должна быть на высоте», когда девочки хотят нравиться мальчикам, врачи решили делать мне операцию. Планировались пятнадцатиминутное вмешательство и маленький шрам у основания шеи, но операция затянулась на полтора часа и оказалась сложнее обычно делают одну засечку на хряще у основания шеи, а мне сделали несколько подрезов снизу вверх. После снятия швов я должна была еще два года ходить с корсетом на шее. Для окружающих это было в диковинку, их внимание было приковано к моей проблеме я стала ходить в кофтах с высоким воротом, с каждым днем замыкалась все больше и больше.

В раннем детстве я была очень уверенной в себе девочкой, считала себя красоткой, но когда «красотка» выросла и заметила асимметрию, она увидела другую картину. Я стала замкнута настолько, что позволяла пинать мальчишкам свой рюкзак, не ходила на школьные мероприятия, не могла пройти через весь вагон в электричке и выбрать хорошее место, а садилась сразу у дверей я просто не хотела, чтобы на меня смотрели. До сих пор я испытываю дискомфорт, когда на меня смотрит несколько человек, но понимаю, что с этим нужно бороться.

Гармонии с телом я еще не достигла — именно за этим и пришла в проект Саши. Только сейчас мое сознание начало меняться, а мне уже 35 лет. Я потратила много времени на комплексы и не хочу так жить дальше, тратить жизненные ресурсы и энергию впустую, не давая себе возможности быть свободной от них. Мои руки сами написали сообщение Саше в ответ на ее призыв к участию. Я не была уверена, что подойду, ведь шрам маленький и аккуратный, но я хочу окончательно избавиться от своих проблем в голове. Я считаю проект очень полезным, обществу нужно проникнуться этими историями, чтобы достойно воспитать в своих детях чувство лояльности по отношению к особенностям других людей.


Людмила Чикалова, модель:

В школьном возрасте мои руки просто начали покрываться коркой. Сначала родители пытались это исправить, таская меня по врачам. Теперь уже пытаюсь я, но пока без особых результатов. За это время мне поставили кучу диагнозов: от нейродермита и атопического дерматита до экземы и грибка кожи. Но по сей день никто не может мне точно сказать, что это.

Было ли тяжело жить с моей кожей? В памяти есть эпизоды, когда я стеснялась держаться за поручень в общественном транспорте, так как эпицентр моего недуга был расположен на ладонях, а это та часть тела, которую невозможно скрыть. Помню, как на совершеннолетие брат подарил мне кольцо и я искренне расстроилась, что не могла позволить себе надеть его на обезображенную руку.

Наверное, постепенно я привыкла к тому, что имела, и приняла себя, но тогда я ещё не знала, что самый ужас ждет впереди. Мама до сих пор вспоминает случай у дерматолога, которая говорила мне: «Людочка, тебе нужно кушать меньше сладкого, ведь ты будущая мама, и если тебе не жалко себя, пожалей своих детей, чтобы им это не передалось». Ученица шестого класса с присущей ей серьезностью ответила, что не будет рожать. Видимо, кто-то где-то это отметил, потому что как только я забеременела, все то, с чем я ходила двадцать лет, показалось мне цветочками. Я в одночасье из человека превратилась в «ящерицу», которая ежедневно меняла свою чешую. Наверное, тогда мне стало тяжело начать жить с новой кожей, причем не эмоционально, а физически.

К счастью, мне повезло с окружением, в моей жизни не было неприятных моментов, меня никто не обижал и не дразнил. Конечно, люди интересуются, как, что и почему, но не более того. Благодаря этому еще в далеком детстве я приняла себя такой, какая есть, но в моей душе до сих пор теплится надежда, что это все временно, хоть я и страдаю этим большую часть жизни. До сих пор в период жуткого обострения я стараюсь скрыть несовершенства своей кожи. Бич нашего общества — мнение окружающих, именно оно заставляет девушек стесняться.

Когда я узнала о существовании проекта Саши, я без раздумий предложила ей свою кандидатуру на участие. Для меня и для всех девушек участие в проекте — несомненный плюс. Многие освобождаются от комплексов и страхов, которые сопровождают их на протяжении всего времени.

Полина Агеева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.