Что происходит со свободой слова в России

21:21, 10.06.2019


Правозащитная организация «Репортеры без границ» составила рейтинг свободы прессы — в нем Россия заняла 148-е место. Дальше следуют Таджикистан, Казахстан, Узбекистан и Северная Корея. Эти цифры, витающие в воздухе, подтверждаются и в реальности. Недопуск журналистов на суды и государственные форумы, отключение телеканала «Дождь» в 2014 году, вынужденные увольнения журналистов из-за давления со стороны власти и поступающие им угрозы — всё это атрибуты современной России. Но ограничение свободы слова касается не только журналистов и не только задержанного в пятницу Ивана Голунова — оно касается всех нас.

Издатели альманаха moloko plus. Журналисты, пока что выпустившие всего три номера — о терроризме, революциях и наркотиках, успели заинтересовать полицию.  В июле прошлого года на них началась облава. Сначала в Краснодаре задержали авторку moloko plus Софико Арифджанову, а на следующий день неизвестные напали на нее и основателя альманаха Павла Никулина. В день презентации нового номера полиция под предлогом проверки забрала крупный тираж альманаха. В Петербурге журналистам мешали презентовать новый номер через давление на площадки. Сначала презентация планировалась в клубе Fish Fabrique, но ее отменили под давлением силовиков и перенесли в бар SAINT, куда все равно пришли сотрудники ФСБ, чтобы «обсуждать журналистику». Осенью облава продолжилась — Никулина задержали в Нижнем Новгороде, не пустив к нему адвоката, но вскоре отпустили.

Светлана Прокопьева, Псков. В начале этого года СК Псковской области возбудил против местной журналистки уголовное дело по ч. 2 ст. 205 УК РФ — «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма, совершенные с использованием СМИ». Дело завели после того, как она написала авторскую колонку на сайте радиостанции «Эхо Москвы в Пскове», в которой изложила свою версию причин теракта у здания ФСБ в Архангельске. В тексте Светлана предположила, что виновник взрыва решился на крайние меры из-за недовольства репрессивными действиями политического режима. Роскомнадзор увидел в этом оправдание терроризма и вдобавок оштрафовал СМИ за «злоупотребление свободой слова».

Журналисты «Коммерсанта». 17 апреля в «Коммерсанте» опубликовали материал о возможной отставке спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко. В тексте также упоминался потенциальный кандидат на ее пост и дальнейшие перспективы самой Матвиенко. Журналисты, ссылаясь на слова анонимного источника из Кремля, добавили, что Матвиенко может занять пост главы Пенсионного фонда России. Спустя некоторое время начался общественный резонанс, а спецкор Иван Сафронов и заместитель редактора отдела политики Максим Иванов покинули «Коммерсант» по решению акционера издания Алишера Усманова — российского предпринимателя и одного из богатейших бизнесменов РФ. Вслед за ними из издания уволились более десяти их коллег.

Мария Карпенко, «Коммерсант». В марте этого года в питерском бюро «Коммерсанта» уволили корреспондентку Марию Карпенко. Официальным поводом для увольнения стал ее телеграм-канал «Ротонда» — по мнению редакции, это полноценное медиа, а журналисты «Коммерсанта» по контракту не могут работать на другие издания. Более правдоподобной причиной кажутся критические замечания Карпенко в адрес врио губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова, которые она высказывала в «Ротонде».

Противодействие освещению судебных заседаний. Журналисты «Медиазоны» Давид Френкель и Саша Богино освещали все заседания по нашумевшему «Делу „Сети“». В ходе своей работы они постоянно сталкивались с противодействием — их не пускали в зал суда, несмотря на журналистское удостоверение, обвиняли в мелком хулиганстве (позже штрафы отменили), к Френкелю применяли силу, а на Сашу Богино составили протокол за ведение текстовой трансляции из суда.

Задержания журналистов на митингах. Один из последних примеров — административный протокол на петербургского фотожурналиста Георгия Маркова, который снимал первомайскую демонстрацию. По словам журналиста, 1 мая у него были пресс-карта и опознавательный нарукавник, но сотрудники правоохранительных органов все равно его задержали. По мнению следователей, Марков выкрикивал лозунги «Путин — вор!» и «Это наш город!».

И это далеко не все случаи. Их намного больше. Они есть в каждом городе нашей страны. Только общественная огласка и внимание СМИ могут помочь невиновным людям и журналистам бороться за свою свободу. Редакция «Луны» считает задержание Ивана Голунова абсурдным и незаконным, а улики против него —  сфальсифицированными. Иван должен быть освобожден, а дело против него прекращено.

Полина Агеева и редакция «Луны Инфо»    

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.