Что мы узнали из конференции Владимира Путина?

18:28, 19.12.2019


Сегодня днем прошла ежегодная пресс-конференция журналистов и президента России Владимира Путина, которая продлилась больше четырех часов. За это время президент ответил на множество вопросов, часть из которых, на удивление, была острой. «Луна» посмотрела трансляцию и пересказывает, о чем шла речь. 

О мусорной реформе в Санкт-Петербурге

Одним из первых прозвучал вопрос журналиста из издания 47news Виктора Смирнова, он прокричал его, после чего президент попросил дать ему микрофон. Смирнов спросил, нельзя ли поторопить Петербург с мусорной реформой (мусорную реформу в Санкт-Петербурге недавно отложили еще на год — прим. ред), потому что весь мусор идет в Ленобласть. 

Путин ответил: «Россия генерирует в год по стране 70 млн тонн бытовых отходов. Такой отрасли, как переработка бытовых отходов, в СССР и России никогда не было. Мы создаем ее с нуля. Основные решения приняты. Созданы федеральный и региональные операторы, принята схема территориального планирования по решению этого вопроса. Мне кажется, не хватает прямого общения с гражданами. Надо показывать, где будут перерабатываться и захораниваться отходы. Нужно избавиться от серых схем и криминала. Люди возмущаются ростом тарифов — надо объяснять, откуда взялись цифры в квитанциях. Почему из Петербурга возят в Ленинградскую область? Хорошо, будут вывозить к Северному Ледовитому океану, тогда тарифы еще в 10 раз вырастут».

Об Украине

Вопрос про Украину прозвучал в первой десятке. Есть ли смысл встречаться через четыре месяца после нормандской встречи, какой он видит судьбу Донбасса и что он думает про Зеленского. 

Путин ответил: «Меня насторожило заявление Зеленского после того, как он уехал из Парижа, что можно было бы пересмотреть Минские соглашения. Но так ситуация может зайти в полный тупик. Ведь ключ соглашений — закон об особом статусе Донбасса, который должен быть добавлен в конституцию Украины. А украинские власти, кажется, этого не хотят. Это настораживает».

О праздновании 75-летия Победы

Вопрос звучал так: «Вы предложили лидерам стран СНГ приехать на празднование в Москву и провести совместные мероприятия. Не жалеете, что в сводной колонне победителей не будет представителей всех советских республик, в том числе Украины и Грузии?» 

Путин: «Это их выбор. Если кто-то не приедет в силу сегодняшних особенностей межгосударственных отношений, это будет их ошибкой. Они не проявляют уважения к людям, которые отдали жизнь за независимость их собственной родины. Это в документах нацистской Германии прописано: часть славянского населения — на работы, остальных — за Урал, на вымирание. Речь шла о сохранении русского и украинского этноса. Тем, кто считает, что надо было сдать Ленинград, хочется сказать: „Вы придурки? Вас бы никого не было“».

О деле Голунова

Вопрос звучал так: «Виновные не найдены, материалы дела засекречены, а расследование ведется в отношении неустановленных лиц. Дело отражает полную безнаказанность и принцип „своих не сдаем“. Не пора ли почистить правоохранительную систему и гарантируете ли вы, что дело не спустят на тормозах?» 

Путин ответил: «Я свою деятельность начинал в органах безопасности. Некоторые разбегались по кабинетам, когда в здание входил один старичок, работавший на чистках в госбезопасности в 36—37 годах, он приводил в исполнение приговоры. Чистки мы уже проходили — и их лучше не проводить. Нужно совершенствовать и контролировать работу правоохранительных органов. В органах есть собственные службы безопасности, они работают эффективно.

Что касается Голунова… Голунов, да, его фамилия? От работы отстранены пять человек, они все уволены из правоохранительных органов, против них возбуждены уголовные дела. СК ведет следствие».

Гарантий президент не дал. Но через полтора часа стало известно, что вчера, 18 декабря, было заведено уголовное дело на полицейских, которые задерживали Ивана Голунова.

Позднее Владимир Путин ответил, что пока не располагает информацией о заказчиках. 

О самой важной проблеме Петербурга от журналиста «Пятого канала» 

Вопрос звучал так: «Вопрос касается санкций от Евросоюза. В Латвии запретили вещание „Пятого канала“, и все еще продолжаются санкции, хотя все понимают их бессмысленность. Может ли ситуация измениться к лучшему, насколько сильно санкции отражаются на России? Когда закончится давление на Россию? 

Путин ответил: «Есть разные, но говорящие об одном оценки последствий этого малоприятного процесса. Санкции эффективно не работают. Евросоюз страдает. Для нас тоже есть минусы, но сельское хозяйство процветает, не было вертолетодвигательного производства — теперь есть, в сфере обороны рывок!»

Об изменениях Конституции

«Конституция — это живой инструмент, и он должен соответствовать уровню развития общества. Но я считаю, что Конституцию менять и принимать новую не стоит, особенно в связи с тем, что там закреплены те фундаментальные вещи, которые нам еще предстоит реализовать. Первая глава является неприкосновенной. Все остальное менять можно. Я понимаю логику тех, кто предлагает изменения — это связано с расширением прав парламента, прерогатив президента и правительства, но это надо делать после глубокой дискуссии в обществе и очень аккуратно. 

Прежние изменения были связаны только с количеством сроков (президентских), и единственное, что здесь можно сделать сейчас — отменить оговорку „подряд“. То есть ваш покорный слуга два срока подряд вам служил, потом ушел с должности, но имел возможность и конституционное право вернуться на должность, потому что это не два срока подряд. Некоторых наших политологов и общественных деятелей [эта оговорка] смущает, и ее можно было бы отменить».

О законопроекте о домашнем насилии

Вопрос задавала журналистка от РИА «Иван-чай»: «Совет Федерации разработал законопроект [о домашнем насилии]. Под ним подписывают ЛГБТ-сообщества и даже профсоюз „Секс-работниц“. Против — РПЦ и многодетные семьи. Мы должны решать демографические проблемы, но этот законопроект содержит нормы, позволяющие войти в любую семью. Да, есть некоторое количество мерзавцев, садистов. Но нам транслируют завышенные цифры. Читали ли вы текст закона? Это последний гвоздь в крышку гроба нашей демографии?»

Путин ответил: «Законопроект я не читал, но Валентина Матвиенко мне о нем подробно рассказывала на днях. Отношение мое смешанное. Силой не заставишь любить. Раньше обращались в парткомы и требовали, чтобы они навели порядок в семье, приструнили какого-то из супругов. Давало ли это позитивный эффект? Не знаю.

Но я против любого насилия, в том числе в семье. К детям, к женщинам. Когда более сильная особь начинает качать права с помощью кулаков. Правда, за ряд правонарушений можно воспользоваться и действующими нормами — хулиганство, нанесение побоев, все это есть. Вы правы, что подавляющее большинство опрошенных за этот закон. Я не очень понимаю — они за закон или против насилия? Я тоже против насилия! Нужен ли этот закон? Давайте спокойно обсуждать, он должен пройти проверку в общественности. Нужно понять, сделать прогноз о том, какие последствия будут, и уже тогда решать».

О том, когда произойдет рост благосостояния граждан

«В последние годы мы наблюдали снижение реальных располагаемых доходов граждан. Это очень плохо. Нам нужно решать фундаментальные вопросы экономики и таким образом поднимать уровень заработной платы».

О больнице имени Боткина в Санкт-Петербурге

Вопрос звучал так: «Дмитрий Медведев недавно сказал, что врачи не должны лечить в сарае, а что такое больница Боткина, которую обещают отремонтировать уже несколько лет, я вам даже фотографии принесла. Там битые стекла, мыши, тараканы, врачи за 25—30 тысяч лечат людей. Там вместо инфраструктуры лебеди из покрышек, к ним иностранцы ходят фотографироваться. Можно ли как-нибудь повлиять на это?» 

Путин ответил: «Ситуация там не самая лучшая, можно сказать, печальная. Конкретных планов по реконструкции, по реновации Боткинской больницы я не знаю, это одно из старейших лечебных заведений города. Я обязательно с губернатором поговорю на этот счет, но не знаю, включена ли Боткинская больница в один из наших проектов, о которых мы сегодня говорили. Уверяю вас, с губернатором мы на этот счет поговорим». 

О людях – иностранных-агентах и свободе интернета

«Свободный и суверенный интернет не противоречат друг другу. Суверенный нужен, чтобы защититься от отключения интернета извне. Смысл закона только в этом. Мы не движемся в сторону закрытия интернета и не собираемся этого делать. 

Не мы придумали термин „иностранный агент“, его придумали в 1930-е в США. И работает прекрасно: и в отношении физических лиц, например Марии Бутиной, ее посадили в тюрьму. Ни за что! Здрасьте-приехали. За иностранное агентство у них — до пяти лет лишения свободы! А у нас только административная ответственность.

Каждое государство пытается ограничить иностранное вмешательство во внутриполитические дела. Закон об организациях-иноагентах — об этом: если вы получаете деньги из-за рубежа и занимаетесь внутриполитической деятельностью, так и скажите. Кто оплачивает музыку, тот ее и заказывает. Просто обозначьте, чтобы люди знали об этом.

Органы, которые занимаются контролем, столкнулись с тем, что организации, которые подпадают под иностранное агентство, начали что делать? Финансирование из-за рубежа передается физическому лицу, а он уже передает организации. Но источник-то из-за рубежа понятный. Речь только об этом».

О «московском деле», бизнес-джете для супруги Медведева, о деле Baring Vostok, о скандале с амнистией капиталов Путина не спросили. 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.