«Мы стремимся увековечить историю в пластмассе». Как в Петербурге издают советскую музыку на виниле

22:25, 20.05.2019


Человек имеет доступ практически ко всей музыке, когда-либо написанной человечеством — достаточно лишь зайти в iTunes или зашазамить нужную песню. Проходя по улице, вы увидите десятки людей в наушниках, но вряд ли многие из них пользуются CD-плеером или кассетным магнитофоном. Кажется, это осталось в прошлом, но тем не менее выпуск музыки на физических носителях продолжается. Как издательствам удаётся выживать в век стриминговой музыки? Кто их аудитория? Об этом «Луне» рассказал Максим Кондрашов, основатель независимого музыкального издательства из Петербурга — Maschina Records.

Как всё началось

— Свой первый релиз я выпустил на кассете ещё в 1993 году, учась в 10 классе, — так я начал карьеру диск-жокея. Тогда это не было модной профессией, какой она стала спустя десятилетие, в 2000-х. После этого я стал работать в разных студиях, записывал музыку, владел музыкальными магазинами, продавал CD- и DVD-диски.

Я люблю отечественную электронную музыку, пост-панк и нью-вейв. Работая мастеринг-инженером с большинством отечественных издательств, я предлогал им выпустить что-то из нашего электронного наследия, но это не вызвало энтузиазма. Тогда я решил возобновить свою издательскую деятельность, оставленную около десяти лет назад, и начать выпускать музыку сам. Так появилась Maschina Records.

Максим Кондрашов. Фото из личного архива

Когда я начинал, для релиза альбома достаточно было, чтобы эта музыка нравилась мне. Сейчас вопросы релизов мы решаем коллегиально вместе с моими компаньонами Кириллом и Данилом. Вкусы у нас разные, но главное, что они хорошие. Всё, что мы делаем, однозначно обладает стилем и качеством самого контента. Вне зависимости от стиля музыки это должно быть сделано на пять с плюсом. Поэтому диапазон нашего издательства простирается от серьёзной электронной музыки до рокабилли. Но есть и ещё один немаловажный фактор — мы стремимся сохранить историю нашей музыки, увековечить ее в пластмассе, чтобы она не исчезла бесследно. Многое из того, что мы издаем, ранее до наших изданий не выходило на официальных носителях: например, «Кино — Атаман», «Альянс — На заре», «Поп-комбинат — Сентиментальный альбом».

Кто-то любит футбол, кто-то любит своими руками чинить машину. Мы любим пластинки и любим их с юности. Все в нашей команде считаются авторитетами в коллекционерской среде России, коллекционерами с именем. До того как мы основали Maschina Records, мы проработали в разных издательских компаниях не один год. Просто пришла пора сделать что-то своё, на основе нашего опыта и понимания процесса.

Кто «виниловая» аудитория?

— В основном, конечно, это коллекционеры и фанаты, но интересно, что мы покоряем сердца даже тех, кто слушает музыку с гаджетов — они начинают обзаводиться техникой и слушать пластинки или кассеты. Наверное, дело в том, что продукция нашего издательства выполняется на самом высоком технологическом и полиграфическом уровне в России. В наших изданиях музыка приобретает тактильную и художественную ценность. У нас это возведено в культ, вне зависимости от формата издания: на пластинке, компакт-диске или кассете. Совсем недавно мы начали выпуск релизов на катушечной ленте, это совсем узкий сегмент, но и он интересен. Я бы сказал, что издания Maschina Records созданы профессионалами для профессионалов, и каждый, кто держал наше издание в руках, оценивает уровень исполнения и влюбляется. Подготовка любого исторического издания сродни археологическому изысканию — это очень интересно и трудозатратно, но в итоге появляется то, чем мы и сами музыканты можем искренне гордиться.

Много заказов приходит из-за рубежа — около трети нашей продукции уходит за границу. Причина в том, что электронная музыка в отличие от рока более мультинациональна. Язык синтезаторов шире, чем язык гитар, и в чём-то его даже превосходит. А ещё любители электроники — большие диггеры. Им нужен новый, ранее не слушанный материал, и фанаты часто собирают музыку со всего земного шара. А сыгранное в СССР на советских синтезаторах звучит очень самобытно. Люди покупают наши издания, даже если не знают исполнителя. Им интересно все, что мы делаем, то есть слушатель уверен, что Maschina Records не издаст что-то безвкусное и неинтересное. Это очень приятный факт.

Винил — просто своего рода субкультура, которая была всегда, но сейчас более востребована. Есть определённый кайф в самом процессе прослушивания пластинки. Сколько это продлится, пока неизвестно, но это однозначно хорошо. Однако возвращение винила на массовом уровне невозможно. Хоть рост продаж пластинок и заметен, это всё равно очень узкий сегмент, и вряд ли пластинки снова будут продаваться миллионными тиражами, как в прошлом.

О проблемах локального издательства

— К сожалению, сейчас уже нет такого понятия, как рекорд-бизнес. Коллективы всех издательств представляют собой трёх-четырёх энтузиастов своего дела. Тиражи их изданий достигают 300—500 экземпляров максимум. Но мы всегда надеемся на лучшее. Наша задача — сохранить культурное наследие, дать чему-то или кому-то толчок к новым свершениям. Сейчас в нашем распоряжении одна из лучших мастеринг-студий в России, у издательства своя огромная фонотека, которая продолжает активно пополняться. Мы смотрим в будущее с определённой долей оптимизма, поскольку наше дело правое.

Проблем всегда много, без них ни одно дело не обходится, тем более издательское. Но дорогу осилит идущий, и несмотря на большой опыт работы, нужно подстраиваться под меняющийся рынок: сейчас сокращаются тиражи и приходится тонко настраиваться на конкретного потребителя.

Слушатели могут помочь нам, покупая пластинки и диски и поддерживая нашу работу, так у нас появится возможность её продолжать. Мы очень часто слышим, что диски дорогие и лучше скачать бесплатно. Но посмотрите на этот аспект с другой стороны — если никто не будет оплачивать музыку, то издатели и музыканты просто потеряют возможность её записывать и производить, а значит, новой музыки уже может и не быть. У всех свои ценности. Наши — музыка и связанная с ней история, и если у вас они такие же, значит, нам по пути.

Полина Агеева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.