Александр Дмитриевич… Лужков? Чем избранный губернатор Санкт-Петербурга похож на экс-мэра Москвы и чем это грозит городу?

19:48, 09.10.2019


Спустя месяц после избрания Александра Беглова губернатором Санкт-Петербурга уже можно делать первые выводы о векторе его работы градоначальником. Когда Александра Дмитриевича впервые назвали «крепким хозяйственником», некоторые урбанисты настороженно прислушались, им отчетливо представился Юрий Михайлович Лужков и его размах в строительстве многополосных шоссе. К сожалению, это было только первым звоночком, и теперь, кажется, Беглов решил пойти по протоптанной дорожке. Штатный урбанист «Луны» Георгий Фролов взялся показать, чем похожи два градоначальника и чем это грозит Санкт-Петербургу. 

«Я больше хозяйственник, чем политик» — заголовок, выбранный газетой «Вечерняя Москва» для интервью экс-мэра Москвы Юрия Лужкова, вышедшего 7 ноября 2018 года. Заголовок, безусловно, более чем точный. После почти 10 лет «похорошения» Москвы при Сергее Собянине воспоминаний о прошлом мэре осталось немного. Самое яркое из них, пожалуй, — его образ. Образ добряка в кепке, с большим жизненным опытом, не идеального, но настоящего, даже немного «своего».

Этот образ прекрасно подходит для ностальгии и шуток, но уже совсем не вяжется с требованиями, которые современная реальность предъявляет к сегодняшнему сити-менеджеру. Сити-менеджеру, способному мыслить стратегически, быть всегда в курсе актуальных мировых тенденций, способного отвечать на возникающие перед городами вызовы.

Образ «крепкого хозяйственника» отлично подходит для чтения интервью об экс-мэре. Но этот образ немного пугает, когда спустя девять лет после отставки Лужкова на предвыборных дебатах в Санкт-Петербурге его примеряет не просто один из кандидатов в губернаторы, а уже временно исполняющий обязанности градоначальника. 

Безусловно, политическая реинкарнация «Крепкого Хозяйственника» могла быть всего лишь предвыборной игрой, цель которой — привлечение на выборы не самого активного, но ценного для власти консервативного электората. Однако, когда некоторые предвыборные ходы продолжаются и после окончания игры, это заставляет серьезно задуматься о будущем Санкт-Петербурга.

По каким лекалам «хозяйственника» Лужкова в первый же месяц двинулся «хозяйственник» Беглов? Давайте разбираться.

Главенствующий приоритет транспортного развития — строительство дорог

Беглов

Спустя день после торжественной инаугурации, 17 сентября 2019 года, СМИ опубликовали пресс-релиз, в котором говорится об обращении Смольного к Министерству транспорта за субсидиями на дорожные проекты. Их анонсировано шесть, из которых наиболее приоритетной называется Широтная Магистраль Скоростного Движения, ранее называвшаяся ВСД.

Тот факт, что об обращении в Министерство транспорта объявляется в первый же день после инаугурации, четко дает понять: дорожное строительство — главный приоритет развития города для Александра Беглова. Особенно, учитывая то, что о развитии общественного транспорта избранный губернатор почти не говорит. За исключением планов по строительству метрополитена, что мы обсудим чуть ниже.

План строительства ВСД

Лужков

Почти сразу после вступления в должность занялся дорожным строительством, а именно реконструкцией МКАД (1993—1998 гг). И если ее еще можно было оправдать тем, что дорога, построенная в далекие 60-е, не соответствовала все возрастающей нагрузке, то строительство ТТК (1998—2005 гг) и реконструкция Ленинградского шоссе (начатая в 2007 году) были уже осознанным выбором Юрия Лужкова.

Финальным аккордом любви к дорожному строительству стал проект Четвертого Транспортного Кольца. Один километр магистрали должен был стоить свыше 9 млрд рублей, а общие расходы составить более 660 млрд.

Общественный же транспорт при Юрии Михайловиче стагнировал. Метрополитен строился низкими по московским меркам темпами, уничтожалась сеть трамвая, ни один проект в области развития наземного городского транспорта реализован не был.

Чем это опасно для Петербурга?

Как мы знаем из московского опыта, многомиллиардные вложения Лужкова не спасали Москву от пробок, скорее даже наоборот: столица стала отличным подтверждением того, что новое дорожное строительство — не орудие борьбы, а настоящий катализатор транспортных заторов.

Новое дорожное строительство не решит проблемы загруженности дорог в Санкт-Петербурге, а только усугубит сложившуюся ситуацию, привлекая на дороги новых пользователей, особенно при отсутствии планов по развитию общественного транспорта.

Развитие метро небольшими продлениями-«пристройками». Отсутствие долгосрочных планов развития метрополитена в увязке с другим городским транспортом

Беглов

Спустя несколько дней после открытия станций «Проспект Славы», «Дунайская» и «Шушары» губернатор анонсировал открытие сразу семи станций в ближайшие пять лет: уже строящихся «Юго-Западной», «Путиловской», «Театральной» и «Горного Института», а также проектируемых «Кудрова», «Туристской» и «Шуваловского проспекта».

Интересной в данном наборе является не столько попытка оценить реалистичность исполнения масштабных планов, сколько его география: четыре направления с пусковыми участками одной-двух станций.

Лужков

За 18 лет правления Юрия Лужкова было запущено 32 станции московского метрополитена. В разное время работы велись на шести различных направлениях.

Пусковой участок в среднем составлял одну-две станции. Как правило, станции открывались по одной. Например: «Улица Академика Янгеля» — в 2000 году, «Аннино» — в 2001-м, «Бульвар Дмитрия Донского» — в 2002-м. Бывали и более масштабные пуски, например Люблинская линия — шесть станций за раз, — но они были скорее исключением из правил.

Чем это опасно для Петербурга?

Развитие метрополитена при подобной организации процесса происходит более медленными темпами и обходится городу дороже, чем при ведении работ на протяженных пусковых участках. Выгодополучателем такой стратегии становится исполнительная власть, получающая новые объекты в течение одного электорального цикла, и застройщики, которые получают более широкий выбор потенциально выгодных территорий для освоения вблизи строящихся станций метро.

Охотный ряд/Тучков буян

Беглов

До выборов активно проводилась информационная кампания, посвященная созданию нового «Арт-Парка» на месте Государственного института прикладной химии между Тучковым и Биржевым мостами. Отказ от строительства «Судебного квартала» преподносился в качестве одного из передовых решений врио губернатора.

Интересным в истории с «Арт-Парком» оказываются три вещи. Первая — на всех официальных эскизах проекта участок занят не совсем парком, а скорее заглубленными сооружениями с используемой кровлей; вторая — на территории «Судебного квартала» продолжаются строительные работы; третья — после выборов про «Арт-Парк», для которого даже выбрали название «Тучков буян», исполнительная власть благополучно забыла.

Лужков

В период с 1994 по 1997 год под Манежной площадью был создан ТРЦ «Охотный ряд», представляющий собой многоярусное заглубленное сооружение с используемой в качестве общественного пространства кровлей.

Подобное сооружение начато в 2007 году на Павелецкой площади Москвы. 

Чем это опасно для Петербурга?

Само по себе появление заглубленного ТРЦ с общественным пространством на поверхности не является чем-то страшным для города. Более того, город выиграет потому, что получит новое пространство со стабильным трафиком горожан и туристов, которое еще и содержится за счет инвестора.

Интересным в данной ситуации окажется тот факт, что действующий губернатор, анонсируя парк, систематически обманывал горожан, скрывая основное назначение предлагаемого к реализации объекта.

Снос ценного архитектурного сооружения вопреки протестам горожан

Беглов

17 сентября, менее чем через две недели после выборов, одна из дочерних структур ПАО «Газпром» пыталась объявить конкурс на снос СКК «Петербургский». В тот же день конкурс был отменен.

4 октября уже Смольным был объявлен конкурс на «реконструкцию» сооружения, допускающую «изменение высоты, площади и этажности здания», что говорит о возможности изменения внешнего облика комплекса, а значит, и его возможном полном сносе.

Статус ОКН СКК не способен получить в силу недостаточного возраста, однако в защиту его выступили многие петербуржцы. Более того, за рубежом здание признано одним из самых интересных и необычных зданий XX века.

Лужков

Одним из самых негативных и невосполнимых последствий правления Лужкова считается снос многих исторических зданий и сооружений: гостиницы  «Москва», здания Военторга, постройки Средних и Теплых торговых рядов.

Решения о сносах принимались без учета мнения горожан и — зачастую — с нарушениями действующего законодательства.

Чем опасно для Петербурга?

Снос СКК может создать опасный прецедент уничтожения исторических зданий и сооружений вопреки мнению общественности.

Вслед за ним в зоне риска могут оказаться памятники авангарда и модернизма, в особенности те, что не зарегистрированны в качестве ОКН. Более того, практика уничтожения неугодных построек может быть масштабирована и на здания, за которыми статус памятников закреплен законодательно.

Переезд университетов 

Беглов

26 сентября премьер-министр Дмитрий Медведев поддержал переезд СПбГУ в объединенный кампус в Пушкинском районе.

Спустя две недели депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Максим Резник опубликовал ответ замминистра экономического развития РФ, согласно которому инициаторами переезда университета на территорию Пушкинского района выступают губернатор Беглов и ректор СПбГУ Николай Кропачев.

Лужков 

С 2003 года начато освоение «Новых территорий МГУ» для создания новых учебных корпусов и библиотеки вуза. В соответствии с этими планами в 2007—2012 годах для МГУ были построены новые корпуса на Ломоносовском проспекте. В 2014 году был утвержден проект планировки масштабного кампуса на территории района Раменки, прилегающей к зданиям университета. На данный момент работы по их освоению не начаты.

Аналогия в данном случае не полная, но есть. Оба градоначальника с интервалом в 16 лет решили проработать вопрос переселения главных университетов своих городов. Однако в случае с МГУ новый кампус располагается в непосредственной близости от исторического здания, а потому негативные эффекты от возможных переездов должны были быть незначительны. В то же время в Петербурге рассматривается переселение СПбГУ далеко за город, «на бывшие колхозные поля».

Чем опасно для Петербурга?

Рейтинг СПбГУ неуклонно снижается уже несколько лет. В рейтинге университетов России от QS СПбГУ даже утратил привычную вторую строчку, уступив Новосибирскому университету. Необходимость ездить на занятия ежедневно в течение 1—2 часов не добавит студентам дополнительной мотивации и отпугнет часть достойных абитуриентов.

Также важно понимать, что, отправляя студентов за город, город понесет значительные финансовые потери, лишая предприятия сферы услуг значительной доли потенциальных и наиболее активных потребителей.

Являются приведенные выше факты совпадениями или примерами крайне запоздалого и своеобразного бенчмаркинга, покажет время. Оба варианта выглядят не очень, ибо предполагают прогулку по «граблям», на которые уже наступила столица. Хочется надеяться, что это всего лишь совпадения, потому что при таком сценарии переубедить руководство города будет намного проще, чем в случае, когда решение уже сознательно выбрано на основании устаревших предубеждений и взглядов. Так или иначе, большую роль в данном вопросе могут и должны сыграть горожане и избранные ими в сентябре муниципальные депутаты, а значит факт политической реинкарнации Юрия Лужкова в Санкт-Петербурге еще точно нельзя окончательно и бесповоротно считать свершившимся.

Георгий Фролов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.