Михаэль Драу: «Многие думают, что готика обязательно связана с кладбищем, но это не так»

В «Голицын Лофте» есть небольшая, но очень специфичная книжная лавка Brutal Books. Там можно найти книги в жанрах фантастики, фэнтези, антиутопии и мистики на русском, английском и даже финском языке. А управляет этим магазином Михаэль Драу — солист известной в узких кругах готической группы Otto Dix.

Мы встретились с ним, чтобы узнать, зачем ему нужна собственная книжная лавка, почему готика до сих пор остается актуальной и как ему удается совмещать несколько образов одновременно.

— Расскажите о том, чем вообще занимаетесь?

Мой самый главный проект – это, конечно, группа Otto Dix. Ее история началась еще в 2004 году, когда я жил в Хабаровске. В то время жизнь казалась мне полным отстоем. Но потом мы создали Otto Dix, и я понял, что способен на большее.

Уже в 2006 мы переехали в Петербург, потому что Хабаровск не был приспособлен для «этакого». Этот город больше подходит для сферы услуг, а не искусства. Мы там такие были одни единственные на весь город. А здесь у меня есть музыкальная группа, книжная лавка, свой театр танцев, где я обучаю других. Я даже курирую художественной выставку. И все это связано с готикой.

Многие вообще не понимают этот стиль. Готика — это прежде всего размышления и рефлексия. Когда человек слишком много думает о жизни, об искусстве, то получается вот такая готическая рефлексия. И это абсолютно никак не связано с суицидом и кладбищем.

— Вы сами пришли к этому или кто-то на вас повлиял?

В Хабаровске не было ничего подобного. Интернет появился только в 2003 году, и тогда я начал сидеть на форумах и знакомиться с этим направлением. Благодаря Интернету я был в курсе всех последних тенденций. У меня появились друзья по переписке, которые присылали мне из Германии диски с музыкой, и это оказало на меня очень большое влияния. Особенно так называемая Темная сцена — сочетание готической и дарквэйв культур.

Вообще, с самого начала я хотел стать переводчиком английского языка, но в Хабаровске не было вузов, которые готовили бы такие кадры. Так что я пошел учиться на преподавателя, хоть и знал, что никогда не буду учителем. Даже когда я проходил практику в частной школе, мы с детьми не программу изучали, а разговаривали про группу Rammstein. Я не люблю эти социальные рамки. Даже будучи преподавателем, я все-равно все делал по-своему. Это, кстати, был последний раз, когда я работал учителем

— Почему вы решили открыть свой книжный?

— Мне кажется, «Голицын Лофт» — такое место, где люди осуществляют свои детские мечты. А я просто очень люблю книги. Здесь собрано все то, что мне нравится: мистика и фантастика, мое любимое сочетание цветов с идеальной освещенностью. В общем, все устроено так, как я люблю.

В Brutal Books много новинок, но здесь есть и книги с 2002 по 2006 годы. Я люблю с ними возиться, расставлять книги и находить им нужное место. Здесь можно найти книги российских издательств, а еще – книги на английском языке, привезенные из Лондона. Тут есть даже произведения родом из Финляндии.

Финская литература у нас появилась случайно. Когда началась реставрация «Голицын Холла», там обнаружили целые мешки со старыми книгами 30-50-х годов прошлого века! Из них я выбрал фантастику и мистику и оставил у себя в лавке.

— А вы думали над тем, чтобы разнообразить полки другими жанрами?

— Конечно, мы — не конкуренты «Буквоеду» или «Книжной лавке писателей». Если люди хотят просто купить какую-то книгу, то они пойдут в какой-то книжный магазин, где собрано громадное количество разных книг.

Наша лавка подходит больше для формирования определенного комьюнити. Здесь собираются увлеченные люди, которым интересно быть в мире фэнтези. Сейчас мы работаем как магазин, а в дальнейшем хотим сделать акцент в сторону людей, начать работать как клуб по интересам, где можно собраться и обсудить фантастику.

Одна из моих коллег, например, большая фанатка «Гарри Поттера». Она привозит его прямо из Лондона, хотя сам я его не очень люблю. По-моему, это — обыкновенная сказка, где все четко разграничено, и сразу понятно, где хороший, а где плохо персонаж. Роулинг даже использует атрибутику сказки: метлы, котлы, остроконечные шляпы, мантии.

И как бы я не хотел откреститься от любой попсы в нашем магазине, «Гарри Поттер» все-таки пользуется огромной популярностью, поэтому мы планируем проводить здесь собрания фанатов «Гарри Поттера» или устраивать вечера с обсуждением того или иного фантастического мира.

— Как вам удается совмещать активную работу в лавке с гастролями Otto Dix?

— На самом деле мы выступаем в определенные периоды. Полгода  мы ездим с концертами по разным странам и городам, полгода отдыхаем и готовимся к следующему туру. Мы уже объездили всю России, почти все страны СНГ и даже были в Европе. С таким режимом я уже научился распоряжаться своим графиком и распределять свое время. Когда я нахожусь в туре, начинается уже совсем другой ритм жизни — приехал, отыграл, поспал, уехал. Но зато в турах мне удобно писать.

— Вы пишите книги?

Да, пишу в основном в жанре киберпанка и фантастики. Я успел выпустить четыре романа и к настоящему моменту все они уже распроданы. Знаете, в детстве у меня была низкая социализация, поэтому я много рисовал и много читал, отсюда и пошли все эти выдуманные миры, сеттинги. У меня таких есть два – фэнтезийный и киберпанковский. Каждому из них посвящена своя серия книг.

Кроме этого, у нас есть свое издательство. Таким образом, я сам все сверстываю, редактирую, корректирую и придумываю обложку. Это даже больше не столько издательство, сколько лейбл. Одно время мы даже издавали диски, когда они были актуальны, но сейчас у нас остались только книги.

— Как в вас все это уживается?

На самом деле, как и в любом человеке, во мне много разных образов и состояний. Есть люди, которые абсолютно не могут контролировать этот момент перехода. А если человек адекватен и имеет гибкий нрав, то он совершенно разный. Это все зависит от гибкости сознания, и в плане разнообразия деятельности я действительно эффективен.

Многие думают, что черно-красные стены это зло, а готика обязательно связана с кладбищем, но это все не так. Со стороны человек может казаться очень милой и хорошей няшечкой, но внутри любой такой няшечки, как правило, сидит злобный и суровый боец.

Недавно у меня была фотосессия, где я придумал себе жестокий образ на фоне железной стены с цепями. Но фотограф постоянно просил меня не делать такое доброе лицо. Так что даже в суровом образе я остаюсь добрым.

— В чем заключается ваша особенность?

— В свое время в середине 2000-х был определенный бум на такую музыку. Чуть позже готику начали воспринимать как что-то очень нехорошее, доходило даже до отмены концертов. Наша музыка постепенно приобрела характер электронного авангарда.

Таких групп было много, возможно, они и сейчас существуют, но подпольно. Есть интересные группы с имиджем и специфическими образами, но все они пытаются отойти от дарк культуры. Я считаю, что Otto Dix – единственная группа, представляющая подобный стиль и уровень в России.

Если я буду выступать без своего сценического образа, то это будет уже совсем другой стиль. Если мы возьмем Земфиру с ее песнями про жизнь, и вспомним других исполнителей, которые поют про сказку, то увидим, что все они тоже в гриме. Но мне кажется, что петь про жизнь – скучно.

Когда я пою, я проживаю эти моменты внутри себя. Бывает, что я плачу на сцене и тогда существует только образ. Многих поражает мой совсем не типичный для мужчины редкий голос контратенор. Мои образы очень личные и очень честные. С одной стороны, я очень открытый, а с другой многие говорят, что меня сложно раскусить. Да и не надо меня кусать, просто наслаждайтесь моей музыкой.

Фото: Марк Доненко

25 декабря