Зеленогорск. Дачи и пляжи петербургской Ривьеры

«Ривьера», конечно, громко сказано, но когда-то Зеленогорск, или Терийоки, называли именно так. Сейчас это место вряд ли можно сравнить с курортами Средиземного моря, но тут есть своя атмосфера и своя интересная история. В нашем новом тексте — о городе-курорте, где причудливо переплеталась история России и Финляндии, оставив множество красивых домиков и старинных дач.

Не проспите свою остановку, следующая станция «Зеленогорск». Приятный мужской голос повторяет название станции теперь уже на английском языке и добавляет комментарии о мерах предосторожности. Всем без исключения пассажирам забавно слышать распевное «Зэлэногорьскь» и «пуш грин батон».

Да, мы едем на электричке «Ласточка» в самую северную часть нашего города. И севернее этого маршрута у нас ничего не было и, возможно, не будет. За Зеленогорском кончается хобот ингерманландского слона – и всё, конец света, там живут драконы. Оттуда, как известно, можно свалиться с края Земли.

Когда-то Зеленогорск входил в состав Швеции, здесь жило много финнов, а назывался он по-другому – Терийоки (Смоляная река). «Смоляная» получила в советской номенклатуре название «Жемчужная».

Первое упоминание городка относится к 1548 г. Тогда шведский король Густав I Ваза приказал казнить контрабандистов. Все они были финнами, знатными умельцами в этом деле, и среди уголовников был некто Антти из Терийоки. Судьба бедняги неизвестна, но вряд ли с ним сделали что-то хорошее.

В 1809 г. Финляндия вошла в состав России, а вместе с ней и Терийоки. В 1918 г. Финляндия вышла, вместе с ней и Терийоки. В 1940 г. Терийоки вошел в состав СССР, но уже без Финляндии.  Такая история.

Когда-то поселок Терийоки был совсем маленьким, и сюда не было нужды приезжать. Люди стремились отсюда уехать. Но все изменилось, когда богатые землевладельцы уже не могли позволить себе вести роскошную жизнь, поэтому они сдавали в аренду свои земли тем людям, которых принято называть средним классом. Естественно, на земельных участках надо было жить. Так активизировалось дачное строительство.

В 1910-х годах городок выглядел вот так. Милота!

Появились и «зимогоры» — люди, которые жили на даче круглый год. Люди места постепенно облюбовали, и как любое облюбованное местечко, стали всячески украшать. Здесь и сейчас еще спокойно можно увидеть наследие деревянного зодчества Карельского перешейка. Раньше было до 10000 дач, а теперь осталось менее 500.

Чемодан – вокзал – Финляндия

В первую очередь народ привлекало и море, и природные пляжи с беловатым песком, сосны и гранитные валуны, вздымающиеся на пригорках, чистый воздух и морской бриз. Лето нужно было проводить только здесь и нигде больше.

Предложение на отдых в Терийоки стало расти, и даже самый последний чиновник мог позволить снять себе дачку на Карельском перешейке. А когда в 1870 г. построили Финляндский вокзал, народ повалил толпами. Терийоки выглядел более статусным по сравнению с другими поселками: до строительства железной дороги здесь жило около трёх тысяч человек, были аптеки, магазины. Поезд шел менее двух часов и делал остановку минут на 15-20 на платформе. За это время проходился таможенный досмотр – Финляндия имела свою таможню, хоть и входила в состав империи, но существовала как «государство в государстве».

Старый деревянный вокзал, 1910-е годы.

Терийоки вскоре был вполне сравним с европейскими курортами. К нему очень быстро прилипло сравнение с французским Лазурным берегом, своего рода «вторая Ницца», «Северная Ривьера». Места были столь чудесными и живительными, при этом климат был мягче, чем в Петербурге. Поэтому нечего удивляться, что летом в Терийоки жило до сотни тысяч человек.

Привет.

Вокзал в Зеленогорске потрясает своими масштабами для небольшого городка. Архитектор, натасканный мастер – Бруно Гранхольм. Так получилось, что ключевые станции на Карельском перешейке должны были достроить к 1918 г. и сдать тогда же в эксплуатацию.

Ну, вы поняли, что дальше произошло.

Только построили в 1917 г. вокзал, а тут в России произошел переворот, Финляндия отделилась, и все пропало. Территории Карельского перешейка были возвращены после советско-финской войны 1939-1940 гг. Вместе с ним вернулся и Зеленогорск. После войны город сильно поврежден, реконструкция была проведена в 1950 г.

Вокзал выглядит несколько аляповато, но всё равно внушительно.

Станция остается узловой, отсюда можно пересесть на город Приморск, но лучше этого не делать – долго, нудно и дорого. Еще чувствуется старая вокзальная планировка. Узкий переход в кассовое отделение, бывшие помещения ресторанов 1-го и 2-го классов. Здесь сразу же можно было очень неплохо поесть, что называется «не отходя от кассы», на виду находился большой самовар. А еще подавали чертовски хороший кофе.

Как здесь жили

Жизнь Терийоки перед Первой мировой была похожа на неприхотливый ветерок с моря. Отдыхающие, отменно накупавшись и позагорав, отчаянно искали, чем себя развлечь. Это, конечно, хорошо сказывалось на местных жителях и на их благосостоянии. Они продавали свои «ливки, ворок, митана – тесятта копэкка састакана», теперь рынок сбыта находился прямо под боком.

Дореволюционные виды Терийоки.

Помимо первоклассных молочных продуктов, финны продавали нашему брату – зерно, картофель, взрощенный на рыхлой песчаной почве, что делало его рассыпчатым, мясо, овощи и ягоды, особенно в цене была ранняя садовая клубника и сортовая ежевика. Приезжие дачники скупали это все постоянно и в неограниченных количествах.

1915 год.

Спортивная тема не обошла Терийоки. Существовали и гимнастические общества, а зимой были горнолыжные удовольствия. В начале статьи я оговорился, что в самом Зеленогорске гор нет. Но в его округе они имеются. В частности, известнейший горнолыжный курорт – Пухтолова гора, известный давно, еще до становления Терийоки как курорта. Исключительной популярностью пользовался теннис, в общей сложности было около 50-ти площадок. И они были доступны! Набирали силу футбол и баскетбол.

Сейчас Пухтолова гора выглядит так. Не сказать, чтобы это прямо гора, но хоть что-то.

Издавались газеты «Карелия» и «Терийоки». Появилась и богатая культурная жизнь, летние театральные сезоны.

Началась Первая Мировая, а потом революция, а потом гражданская война. В результате пути Финляндии и России разошлись. Старые владельцы покинули Карельский перешеек, и былая жизнь угасла. Но в 30-е гг. когда уровень жизни в Финляндии постепенно стал расти, туда отправились новые дачники. И действительно, это для нас эти земли север, а для финнов Карельский перешеек был безусловный юг. Вот и публика побогаче оставила Хельсинки и устремилась сюда. Но, увы, этому времени, судьба многих дач сложилась печально. Одни сгорели, другие пошли на дрова, третьи были разобраны и перевезены в другое место, но у многих появились новые хозяева. И все закружилось в новом вихре.

Казино «Терийоки» предлагало первоклассный ресторан, вечера с программой, танцы в сопровождении оркестра, ревущие джазы. Своим берегом и теннисной площадкой привлекала постояльцев гостиница «Пуйстола» (Парковая). Самым большим танцевальным залом с паркетом и рестораном без спиртных напитков славился «Валкойнен Сали» (Белый зал).

Казино до революции называли «кургаусъ». Фото 1910-х годов

А вот в казино «Летние ванны Куоккала», напротив, действовало право на распивочную продажу (в Финляндии только-только отменили «сухой закон»). Она приятно дополняла ужин в первоклассном ресторане, танцы, музыку и вечернюю программу. Ежедневно работал кинотеатр «Калева», демонстрирующий не только фильмы, но и театральные постановки. На побережье находилась масса спортивных площадок, из которых полсотни было теннисных, а также кегельбаны и бильярдные залы.

Что здесь делать

Раньше от вокзальной площади разъезжались финские вейки и такси, для которых была сделана отдельная парковка. Теперь отсюда отправляются автобусы. Мы же добираемся на своих двоих до железнодорожного моста и переходим под ним. Главная дорога города – проспект Ленина (ранее называлась Виертотие), вот и будем следовать по нему, немного отклоняясь от курса.

Первое здание, которое должно привлечь наше внимание – проспект Ленина 23, бывший Национальный акционерный банк – отличный образец местечкового северного модерна. По соседству приютился большой бывший «Кооперативный магазин», построенный в 1933 г. Оба здания сейчас функционируют как обычные гастрономы.

Национальный акционерный банк до войны и сейчас.

Нельзя не обратить внимание на небольшие и изящные скульптуры и скульптурные композиции, выполненные Арсеном Аветисяном: это и «Бабушкино кресло», и замечательная «Такса» (проспект Ленина 24), на которую можно присесть, и композиция «Хлеб» (проспект Ленина 22). По этому же адресу находится булочная, в которой представлена продукция местного хлебзавода. Хлеб вкусный!

Такса!

В парке — большая лютеранская кирха. Перед кирхой находится небольшое, почти импровизированное кладбище. Кирха была построена в 1907-1908 гг. по проекту архитектора Йозефа Стенбека. Стенбек – большой мастер церковной архитектуры и наплодил тридцать пять кирх за свою карьеру. В том числе четыре на Карельском перешейке, из которых до наших дней сохранилось три.

Виды старого Терийоки — это такое запредельное мимими.

Кирха построена в стиле «национального романтизма», как этот стиль был назван и взлелеян в самой Финляндии. Псевдосредневековая колокольня пострадала, а после войны кирха была переоборудована под кинотеатр «Победа». В 2008 г. была полностью восстановлена, теперь там проходят органные концерты, идут службы и различные культурные мероприятия, перед ней стоит памятник примирения русского и финского народов все того же Аветисяна.

С Церковной улицы мы попадаем на Парковую, а оттуда устремимся на Красноармейскую. Нам стоит обратить внимание на дом 32 – особняк Августа Эйлерса: красивый, с утонченной башенкой.

А по адресу Приморское шоссе, 521 находится интересный дом в неоклассическом стиле, авторство которого, возможно, принадлежит Николаю Марковичу Салько, работавший над Биржевым сквером. Эту роскошную виллу купил некий Айно Гранлунд и назвал ее в свою честь – «Айнола». На этом история дома не заканчивается. Уходили тридцатые, и для Финляндии как для любой европейской страны, вместе с этим десятилетием заканчивалась сладкая жизнь, едва успев начаться.

Вилла «Айнола» до войны

Началась советско-финская война. Советские войска вскоре заняли Терийоки, и уже 1 декабря образуется «Териокское правительство» Финляндской Демократической республики. По случаю того, что Терийоки становились столицей этого государства, немногим оставшимся жителям было объявлено, что поселку присвоен статус города. Главой государства стал Отто Вилле Куусинен, один из идеологов Коминтерна, член партии большевиков. Он и поселился на вилле «Айнола». Само же правительство проводило свои заседания по адресу Исполкомская 6 – дача Новикова. Это не менее элегантное здание в стиле модерн, которое сейчас приводится в порядок. Именно там встречались финские коммунисты с наркомом по иностранным делам Вячеславом Михайловичем Молотовым. Впрочем, когда нужда в правительстве отпала, оно быстро самоустранилось. Как известно, его даже официально признала Монголия.

Вилла хорошо сохранилась.

Следуя дальше по Приморскому шоссе, обязательно наткнетесь на памятник Раймонде Дьен. Раймонда Дьен — известная антивоенная активистка, в 1950 г. во время войны во Вьетнаме (нет, это другая война во Вьетнаме) легла на рельсы, дабы остановить поезд с танками. Этот акт самопожертвования и запечатлен в памятнике В. Д. Кирхоглани. Первоначально памятник поставлен в 1953 г. в Парке Победы, в 1957 г. сделана копия для Зеленогорска. Монумент представляет решительную двадцатилетнюю девушку, закрывшей своим телом железнодорожный путь, угрожающе поднявшей руку с платком как символ неповиновения. Между собой называет монумент «Чьи трусы?».

Логично.

Если уйти к самой границе Зеленогорска, то на улице Горной, 2 мы встретим потрясающий белый «особняк Карлофф» 1904 г., в котором сохранились камины Ракколаниокского гончарного завода. На этой даче жил когда-то американский консул. Иногда считается, что здесь жила Матильда Кшесинская принимала в гости Николая II, но не думаем, что это все правда.

Молчим, молчим.

Неподалеку от ручья Хуумосен-оя (долго думал, какое название дать: вышедшее из употребления и непонятное «Хуумосен-оя» или наше – ээээ… 6-ой ручей. Нет, ребят, я серьезно, 6-ой ручей, там еще 5-й есть), находится еще один памятный знак на месте гибели Михаила Яковлевича Герценштейна. Он выступал на позиции борьбы и гражданского неповиновения, считая, что царь разогнал в 1906 г. Первую Государственную Думу незаконно. Националисты застрелили его во время вечерней прогулки по берегу Финского залива. Так себе история.

Тут вот уже выход к морю. Улица с замечательным названием, которое так и манит – 4-я Пляжевая, находится очень интересное здание. Когда вовсю шла война с Финляндией, советские политруки, доходя до очередного трудновыговариваемого хутора, обращали внимание бойцов на единственное стоящее здание, вставали и говорили: «Вот здесь и жил, товарищи, убийца финских рабочих и крестьян, кровавый палач Маннергейм». Вот и оказалось, что маршал Финляндии имеет на Карельском перешейке десятки домов, вилл и прочего добра. Да, Маннергейм, конечно, неоднозначная личность, но собственности на Карельском перешейке он не имел. Кроме… кроме одного случая.

В 1931 г. Маннергейм проводил учения в Терийоках и с представителями штаба заглянул на ужин к Мари Прокопэ на «Виллу Бьянка», к бывшей супруге Хьялмара Прокопэ, бывшего министра иностранных дел Финляндии. Несмотря на «бывшесть», дружеские отношения Маннергейм старался поддерживать. «Вилла Бьянка» к сожалению, не сохранилась. Посчитали, что лучше построить новую, нежели реставрировать старую. Новодел представляет из себя скорее намек на «Виллу Бьянка», но это уже теперь элитное жилье.

«Вилла Бьянка»

Очень хорош новый яхт-клуб, который своей архитектурой перекликается со старым, построенным в 1909 г. К нему был пристроен курорт «Казино», здесь же выступал летний театр Мейерхольда в 1912 г. «Казино» представляло собой небольшой деревянный сарай, окрашенный в желтый цвет. Постройка архитектора Ю. Ф. Бруни по заказу «Общества благоустройства дачной жизни в Териоках».

Достойный новодел.

Хотите пляж — пожалуйста. Вот Золотой пляж, от которого тянется Центральная аллея Зеленогорского ЦПКиО. Тут приятный памятник «Рыбки», которые колышутся и звенят на ветру. С противоположной стороны представлена скульптурная композиция с народным названием «Привет!» К Ленину, который стоит на своем месте с 1969 г., и как раньше показывает рабочему классу путь в светлое будущее, добавился Георгий Вицин в образе Бальзаминова, приподнимающий цилиндр в знак уважения к вождю мирового пролетариата, да Ленин приветствует рукой великого советского актера.

И напоследок через Театральный переулок выходим на Театральную улицу. Тут нас ждет очередное сногсшибательное здание в стиле дачного модерна – дача Мюзера.

Дача не в очень хорошем состоянии.

И если что-то казалось вам до этой встречи обыденным и простым и не столь утонченным, то вот вам этой дачи! Внутри просто безумно красивые камины, которые вы никогда не увидите, дача под охраной.

Интерьеры тоже в плохом состоянии, но они очень красивые.

Мы вновь выходим на Приморское шоссе, слева когда-то стояла гостиница «Бель-Вю», она же «Пуйстола», а справа вилла «Лепони» (Отдых), где отдыхала труппа Мейерхольда, в дальнейшем здесь располагался престижный советский ресторан «Жемчужина», потом он сгорел. Замест него появился легендарный ресторан «Олень» в 1967 г.

Уровень обслуживания в «Олене» был просто зашкаливающим для советского заводского общепита. Там готовилось несколько блюд из оленины, были дефицитные продукты, высокое мастерство поваров. По легенде сам Леонид Брежнев устроил застолье в этом ресторане по случаю приезда своего старого приятеля президента Финляндии Урхо Кекконена.

Этого ресторана с хипстерским названием больше нет, на его месте построили апарт-отель.

Финляндия была одной из немногих капиталистических стран, с которой СССР после войны поддерживал дружеские отношения. Они нам привозили всякого рода технику и модные шмотки, мы их угощали водкой и икрой. А в Зеленогорске был магазин «Волна», где в перестройку продукты были на порядок лучше. Эта близость Зеленогорска к Финляндии исчезла с развалом СССР. Но это уже другая история.

Дмитрий Одинцов

06 октября