Город, которого нет. Что случилось с Выборгом

Выборг — город хороший. Но совершенно заброшенный — не зря его ругал Варламов. Всё это печально. Хочется верить, что всё станет лучше, но пока всё как-то не очень. В новом тексте «Луны» — о том, что случилось с красивым городом и можно ли его спасти.

Застой

Выборг строили шведы, потом Пётр I, затем финны. В 1940-ом году по итогам Московского мирного договора Выборг отошёл Советскому Союзу и был включён в состав Карело-Финской ССР, а после Ленинградской области. И по сей день остается российским.

После войны Выборг выглядел так. И не очень сильно изменился с тех пор.

После войны город восстанавливать не спешили. Сталин тогда утвердил список из 15 городов, требующих срочной отстройки с помощью лучших архитекторов страны. Туда вошли, к примеру, Москва, Петербург, Севастополь, но никак не Выборг. Причины понятны — город маленький.

Городское население к тому времени сократилось с 74 тыс. человек до 16 тыс. Все финны были эвакуированы двумя волнами. В Выборг стали свозить переселенцев со всего Союза (то же, кстати, произошло и с Калининградом). А чтобы обеспечить пролетариев жильем, начали массово строить хрущевки.

Руины города после советско-финской войны

В 1960-х ускоренно застраивали центральный район, где за время войны образовались пустыри на месте бывших построек, и окраины города: поначалу хрущевки, после — девяти- и двадцатиэтажные жилые дома.

Обычный для современного Выборга пейзаж

Пока лучшие архитекторы и реставраторы спасали другие советские города, исторические здания Выборга продолжали жить своей жизнью — оставались нетронутыми, либо сносились под новую серенькую застройку.

Красота.

А затем движение и вовсе остановилось. И если раньше это можно было списать на лихие девяностые, когда денег не было совсем, тем более на реставрацию каких-то там памятников архитектуры, то теперь, после жирных нулевых это выглядит странно.

Звягинцеву и не снилось

Сейчас город находится в том же послевоенном состоянии. Прогуливаясь по его улицам, может показаться, что буквально пять минут назад здесь закончился авиаобстрел. Исторические здания, объекты культурного наследия снесены или находятся в свободном доступе для бомжей и вандалов. Им уже подписали приговор — даже убрали перекрытия, которые хоть как-то поддерживали исторические здания от обрушения.

Лепота.

В городе очень много пустырей, где в перспективе могли бы открыться новые арт-пространства, кафе и рестораны, но их нет. В черте города в запустение пришли парки и скверы. Ларьков с шавермой, конечно, хватает.

Посмотри, как прекрасен мир без наркотиков!

Еще в 2008 году Медведев, на тот момент занимающий президентский пост, приезжал в Выборг и, вернувшись в Москву, на совещании объявил: «Надо восстанавливать». От инициативы далеко не ушли. А губернатор Ленобласти Александр Дрозденко и вовсе отказался от идеи реставрации того, что еще хоть как то сохранились. По его мнению, проще снести и построить новое.

Милота.

Сейчас уже понятно, что власть и общество имеют несколько разные представления о перспективах развития города. Жители города, естественно, хотят реставрации и благоустройства. Власти, кажется, не очень.

Часовая башня

Башня XV века — пример весьма показательный. Восстанавливать ее хотят. Даже перечень работ по восстановлению составили. В смете, например, указано на необходимость реставрации каменных полов балконной части и даже приведена точная сумма затрат на это.

В такой разрухе нет красоты. Очень грустно.

Проблема в том, что у башни нет никакой балконной части и каменных полов.

Необходимо также вырыть три шурфа, размером 2х2х3 метра у подножья башни для того, чтобы якобы изучить фундамент. Однако башня стоит не на фундаменте из мягкого грунта, а на голом гигантском гранитном валуне.

Эта легендарная башня выглядит не просто плохо. Она выглядит очень плохо.

Контракт в 4 миллиона рублей на консервацию башни получили не местные квалифицированные реставраторы, многие годы наблюдавшие объект, а московская компания, основным видом деятельности которой является «снос зданий». Этим они и стали заниматься. Большую трещину в башне рабочие забили строительным мусором и залили цементом. При этом Министерство культуры подписало акты приемки работ.

Всё очень грустно.

Само собой, после того, как это веселье вскрылось, завели уголовное дело. Как считает следствие, из 4 миллионов было похищено не менее трех.

Парки

До недавнего времени Выборг мог гордиться двумя роскошными парками — Монрепо и Папульским. С будущим первого всё не совсем ясно, с со вторым — плохо.

Монрепо — приятное место.

Несколько лет назад парк Монрепо возглавил директор парка аттракционов. В это же время стало известно, что для Монрепо выделят 25 миллионов долларов на реставрацию. Эти деньги, к слову, государство берет в кредит у Международного Банка реконструкции и развития (МБРР).

В Монрепо мало разрухи, потому что здесь почти нечего разрушать.

В своем последнем интервью новоиспеченный директор рассказывал, на что пойдут эти деньги. В его планах разводить лосося, а также обустроить в скальном ландшафтном парке Монрепо Елисейские поля. В это же время международное экспертное сообщество и финская пресса в панике: усадьба Николаи гибнет прямо на глазах. На это директор отвечает: «Ну и что? Да мы её потом воссоздадим!»

Но если у Монрепо еще есть какая-то смутная надежда на дальнейшую жизнь, то у парка Папульского такой надежды нет.

Папульский парк был таким.

Здесь структуры РЖД были намерены построить через железнодорожную линию, что проходит ровно по границе парка, путепровод.

Теперь парка нет.

Варианта было два. В первом случае без больших затрат можно было провести путепровод по шоссе, огибающем парк. Во втором — сдвинуть путепровод на несколько десятков метро прямо в парк, построить шоссе и потратить на это миллиард рублей. Естественно, второй вариант был более заманчив для властей. В итоге парк сносят.

План B

По словам губернатора Дрозденко, в этом году за Выборг наконец-таки возьмутся и начнут строить его таким, каким он был в 1930-1935 гг.:

«Это тот период, когда больше всего было фото и видео-фиксации, архивных документов».

Словам губернатора хочется верить. Если, конечно, он не всерьёз говорил о планах снести всё и построить заново.

Разрушенный Выборг — ещё не конец. С этим можно работать. В конце концов, восстанавливали и не такие руины. Было бы желание.

А пока что здесь можно снимать неплохое кино про войну.

Или плохое.

Дарья Горшенина

26 сентября