Велес. Как несколько волонтёров создали центр помощи диким животным и чём он живёт сейчас

21:41, 01.11.2018


Приюты для животных, диких и домашних, — нередкое дело. Они всегда переполнены и из-за этого редко принимают новых животных. Но в Ленобласти есть центр помощи животным, которым больше не помогает никто, — диким, раненым и нуждающимся в особенном уходе. «Луна» побывала там, поговорила с Вероникой, администратором «Велеса», и узнали, что делать с ранеными и пострадавшими животными, как они появляются в центре, кто заботится о них каждый день и как возможно существование центра помощи животным без государственного финансирования.

Карантинный центр помощи диким животным «Велес» расположен в деревне Рапполово на севере области. Добраться до него можно на электричке до станции Токсово, а затем на маршрутке до самой деревни. Территория центра огорожена забором, ориентир — жёлтые ворота.

Центр открыт для посетителей ежедневно с 13:00 до 17:00, можно приехать без предупреждения — всегда найдётся волонтёр и проведёт экскурсию — расскажет о появлении в центре медвежат, которых весной снова выпустят в лес, о северных оленях, только что сбросивших рога на зиму, или о грозной львице Эльзе.

Животные живут в вольерах и клетках на свежем воздухе — по крайней мере, до сильных холодов. Тут есть и белки с ежами, и цапли с курицами, павлины, медведи, песцы, еноты, рысь, олени и альпака — разных возрастов, окрасов и видов. В центре очень шумно и весело — животные кричат, поют, рычат и общаются с волонтёрами.

Истории появления животных в центре самые разные, а часто даже фантастические — медведицу Тоню волонтёры центра увидели в репортаже НТВ в марте 2015 года: она выглядела очень неухоженно и болезненно, сидела на цепи. Медведицу удалось привезти в центр, после чего звенья цепи из шеи животного удаляли с помощью нескольких операций в течение полугода.

Лисицу Бусинку в «Велес» совсем маленьким лисёнком привезли обычные люди, которые нашли её одну в лесу. Она совсем не боялась людей, до сих пор очень к ним привязана, не может оставаться без внимания.

Песец Джеки попал в «Велес» в ноябре 2014 года: до этого он сбежал со зверофермы, и неравнодушные дачники подкармливали его летом, а с приближением зимы забеспокоились, что он не сможет найти себе пропитание, или его разорвут бездомные собаки. Его поймали и привезли в «Велес», волонтёры вылечили его от рахита, а первые хозяева до сих пор привозят ему еду. Второго песца, Джесси, выкупили с пушной фабрики в Москве.

Африканская львица Эльза в центре с января 2018 года. Её везли из Чечни как подарок, но она оказалась никому не нужна. Львица долго не хотела подпускать к себе людей, но затем привыкла к местной жизни.

Большинство работников центра — волонтёры, которые приезжают в Рапполово несколько дней в неделю и безвозмездно помогают, но продукты, оборудование и физическая помощь нужны здесь всегда. Посетители бывают в центре почти каждый день, всегда с подарками.

Львица Эльза

Как всё началось и сколько животных одновременно находятся в центре?

Центр как объединение волонтёров создали в 2007 году, в прошлом году было 10 лет, если считать с момента фактического основания центра. Юридическое основание центра — 23 сентября 2009 года, тогда образовали НКО. Полное название — российский карантинный центр диких животных «Велес». Опять же, «Велес» — изначально название было от руководителя центра, прижилось и существует до сих пор.

Сложно считать единовременное количество животных, могу сказать среднее. В течение года — это 150—160, в пиковый сезон с марта по июнь, когда малышей-сирот в центр привозят, летом, когда много автомобильных аварий — до двухсот. Это и дикие животные, и птицы.

А кто привозит животных?

Стандартной практики нет. Если аварии, то такого не бывает, чтобы человек сам сбил и сам привёз, потому что в России большие штрафы за сбитое дикое животное. За лося — 80 тысяч, вне зависимости от исхода аварии. Бывает, что люди приходят, которые животное находят. Вот, например, лосёнок Светик — его нашли где-то в 400 км от Санкт-Петербурга, маму его, скорее всего, загрызли животные — ему тогда было около двух дней. Нам позвонил егерь — за ним поехали наши постоянные автоволонтёры. Причины разные — или аварии, или браконьеры убивают, если это медведица или лосиха. И малыши у нас остаются с последующим выпуском в природу. Лоси, медведи, стараемся, кого можем, выпускать. Здесь остаются только те животные, которым без помощи человека никак — всем в лесу лучше.

Они смогут приспособиться?

Есть определённые техники выкармливания и взаимоотношения с животным, чтобы оно в лесу быстро привыкало. Например, по лосятам мы постоянно консультируемся с институтом изучения лосей на Аляске, в России нет специалистов. Мы с ними общаемся, у них есть своя волонтёрская организация — «Лосиные мамы Аляски». Они занимаются именно выкармливанием лосят-сирот.

Птиц вы тоже выпускаете?

У нас в этом году очень много на выпуск и уток, челядь хохлатая, ястребов мы выпускаем. Основной сезон, когда мы выпускаем, — июль-август, чтобы уже и кормовая база была.

Вы не следите за ними?

Вот эти аисты в следующем году на выпуск — мы планируем их окольцовывать. Лосей выпускали на частную закрытую территорию — без охоты, там мы информацию получаем от собственника этой территории. А так просто выпускаем в область, но стараемся тщательно подбирать территорию, куда они выпускаются, максимально далеко, чтобы снизить вероятность встречи с охотниками и браконьерами.

Лисица Бусинка

И сейчас в центре тоже волонтёры в основном работают?

Все, кого вы сегодня видели, — волонтёры. Полный штат — два сотрудника-зоотехника, они кормят и убирают. Ещё есть хирург — практикующий ветеринар, остальные все, кого вы видели, кто убираются, режут ветки и проводят экскурсии, — все волонтёры. Им может стать любой, это очень приветствуется.

А как ещё можно участвовать в работе центра, если не помогать физически?

Можно жертвовать деньги, привозить еду, сейчас нужны инфракрасные обогреватели, стройматериалы. Если вы музыкант, у нас проходят благотворительные концерты Animals rock, в ноябре будет благотворительный базар, есть программа опекунства — очень многим можно помочь. Если человек шьёт или как-то рукоделит — новогодний базар будет. У нас много помощников, которые физически из дома не могут выйти, определённые болезни, группа инвалидности — очень многие постоянно и много помогают. Нет предела доброй помощи.

В конце прошлого года мы запустили программу опеки. Если это опекун, то мы следим за тем, чтобы не просто человек взялся и через месяц всё бросил — стараемся, чтобы это какие-то постоянные друзья центра были. Наших двух песцов опекает «Бизнес-молодость», довольно большая организация. Ребята, помимо опеки, постоянно приезжают, привозят продукты. Песцы с разных пушных фабрик — Джеки и Джесси, один из Ленобласти с пушной фабрики как-то сбежал, его люди нашли и сюда переправили, а второго мы в Подмосковье выкупали с пушной фабрики.

Программа опеки пока на начальном этапе, ей меньше года — это помощь компаний или юридических лиц. Вот альпака, одна под опекой, её опекает компания «Арбитал», интернет-провайдер. Так что, да, компании поддерживают.

Какие ещё мероприятия проходят в центре?

Рок-концерты, базары, раньше были аукционы, выезды за ягелем огромные. Выезжают от двадцати до сорока человек на карельский перешеек грузовыми машинами, собирают для северных оленей мох. Недавно был офроуд пробег — тридцать внедорожных экипажей участвовало — отсюда пробег до Выборга, разные по сложности трассы были. Стараемся что-то интересное и необычное делать — в основном, чтобы волонтёрам центра было интереснее помогать. Потому что, безусловно, все животных любят, но когда помогать интересно — ещё лучше.

Если животное пострадало, можно к вам его привезти?

По законодательству РФ, если человек находит сбитое или раненое животное, он должен звонить егерю или в МЧС. МЧС должно связываться с зоопарком. У зоопарка есть финансирование на помощь этим животным, он их взять не может, потому что в зоопарке все животные с документами, а дикие без документов, но помочь он всё-таки может и должен. Но у нас очень много животных, от которых зоопарк сразу отказался, как только их нашли — северные олени, нильский крокодил Гена, львица Эльза, хоть она и африканская. Поэтому они все здесь. Не хочется зоопаркам ими заниматься. Поэтому МЧС во многих случаях нам сразу звонит — или волонтёры едут за животными, или мы приводим сами, или егеря, которые находят.

А где животные зимой располагаются?

У нас много разных помещений. Мы и лечим кого-то здесь, и карантинирование они здесь проходят, и если какие-то животные не то чтобы теплолюбивые, но которым нашей зимой не очень тепло — у всех утеплённые вольеры с инфракрасными лампами. Например, если копытные весной и летом на улице лежат, выходят в открытый вольер, то зимой ночуют в тёплых домиках.

Много посетителей приезжает в центр?

В последние годы стараемся много корпоративных программ устраивать — что-то вроде тимбилдинга. И Expedia приезжала, и из «Пятерочки», «Прагматику» — дилера KIA вот-вот ждём, Сбербанк, «Газпром». Приезжают 30–40 человек, кто ветки режет, кто за животными убирает. Продукты тоже привозят, но нам очень нужна физическая помощь.

Расскажите про дерево с ленточками на входе.

Это дерево желаний, оно находится на поляне, которую мы называем поляной Сени. Сеня — это талисман центра, медвежонок, точнее медведь, которому три с половиной года, он изображён на памятнике в натуральную величину. Мы его выкупали в Архангельской области, с притравочной станции. В среднем он всю жизнь весил 10–14 кг, хотя должен был за 200 весить. Нам говорили, зачем вы его выкупаете, он у вас в идеальных условиях два с половиной месяца проживёт. Здесь он два с половиной года прожил.

У него сундук такой, если у кого-то собака, кошка, кто-то умер — можно ему записку написать, Сеня у нас передаёт. Его историю тоже можно детально в группе во Вконтакте прочитать. Болезнь изначально неизвестна — то ли что-то генетическое, то ли то, что он с самого малого возраста в помещении без солнечных лучей был. У него помимо рахита много проблем со здоровьем было. Так что это счастливая поляна, нужно здесь загадывать желания и вешать ленточку. Чем выше завяжешь, тем быстрее сбудется, даже стремянка есть. Два моих сбылись уже.

А кошки и собаки почему у вас живут?

Собаки — те, кого нам зачем-то сюда под ворота подкидывают, мы, кого смогли, пристроили, кого не смогли — оставили здесь. У нас тут три собаки — Алиса, Честер и Белка, ещё две наши охранные собаки. А кошки — это кошки наших медведей, у каждого медведя по своей кошке. Люди кошек заводят — и наши медведи тоже завели. Они общаются, еду друг у друга могут есть. Это их кошки.

Полина Чечерина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: