Усадьбы спальных районов. Старинные особняки Петербурга среди панельных многоэтажек

Там, где сейчас высятся жилые массивы типовых спальных районов советской эпохи, некогда располагались дачные предместья Петербурга. До сих пор среди одноликих панельных многоэтажек можно увидеть одиноко стоящие бывшие усадьбы и дачи. Иногда это выглядит довольно сюрреалистично.

Юго-запад: усадьбы Петергофской дороги

Самое известное дачно-усадебное предместье Петербурга – это Петергофская дорога. С основания города на всём протяжении современных проспекта Стачек и Петергофского шоссе (составлявших ту самую дорогу) располагались загородные резиденции приближенных к русским императорам. Оно понятно – эта дорога ведёт к бывшим усадьбам самих самодержцев: Петергофу и Ораниенбауму.

Многие из этих дач и усадеб погибли в годы революций и войн, сотрясавших XX столетие. Некоторые до сих пор живы.

А от некоторых остались только усадебные парки. Например – парк Екатерингоф недалеко от станции метро «Нарвская», в котором некогда располагалась резиденция Екатерины I, или Воронцовский сквер у Кронштадской площади, сохранившийся на месте усадьбы дворян Воронцовых.

Иногда – это уцелевшие или воссозданные усадебные дома. Один из них, построенный Джакомо Кваренги некогда был центром усадьбы Е. Р. Дашковой «Кирьяново». Он сохранился на пр. Стачек у путепровода Кировского завода. В наши дни в нём расположен районный ЗАГС.

Но есть счастливые случае, благодаря которым до наших дней сохранились усадебные комплексы целиком (ну или почти целиком). Например, усадьба Чернышева дача с парком Александрино, расположенная на участке между проспектами Стачек и Народного Ополчения.

С 1760-х гг. эта усадьба принадлежала дипломату И. И. Чернышеву. При нём был построен сохранившийся до наших дней усадебный дом, автором которого стал Ж. Б. Валлен-Деламот. А окружающий усадьбу парк получил своё имя в честь последнего дореволюционного владельца усадьбы – мецената А. Д. Шереметьева.

Усадьба сильно пострадала в годы Великой Отечественной войны, когда оказалась на переднем краю обороны города и была почти полностью разрушена. Но уже в 1957 году внешний вид главного усадебного дома восстановили, и сейчас в нём размещается детская художественная школа.

Парк «Александрино» тоже сохранился, хотя и понёс большие утраты. С 1960-х гг. он стал парком отдыха для жителей новых кварталов советского Ленинграда.

Север: особняки и дачи Лесного

В отличие от дворянско-придворного юго-запада, исторический район Лесной на севере города всегда был более демократическим и даже революционным. Ещё во второй половине XIX века он прославился, как дачное предместье. Им он и оставался до 1960-х гг. – начала активной застройки многоквартирными домами городского типа.

Но и сейчас попасть в дачный Лесной не слишком сложно. Например, можно приехать на станцию метро «Площадь Мужества» и уже в двухстах метрах от неё, на площади, застроенной мощными советскими многоэтажками, взгляд, так или иначе, зацепится за сохранившийся с той поры особняк Котлова.

Напоминающее формами и деталями фасада средневековый замок, это здание было построено в начале 1910-х гг. по проекту архитектора Николая Товтолеса. Особняк иногда ошибочно называют «дачей Шаляпина», хотя знаменитому певцу дом никогда не принадлежал.

А вот его хозяин – купец Дмитрий Котлов – был неравнодушен к музыке. Существует даже легенда о том, что хозяин дома ставил граммофон с записями Шаляпина у открытого окна и по округе доносился голос певца, очевидно вводя в заблуждение прохожих, оттого и название.

В 1917 г. особняк национализировали. В 1931-1967 гг. в нем располагалась библиотека им. А.С. Серафимовича, продолжавшая работу во время блокады Ленинграда. Здание несколько раз переходило из рук в руки, будучи закрытым для посетителей. Сейчас в нем проводятся ремонтные работы – частное лицо обещает открыть медицинский центр.

Помимо особняка Котлова, в Лесном сохранилось ещё несколько дач. В том числе – деревянных. Около Серебряного пруда на Малой Объездной улице притаился особняк Александра Данилевского, построенный в 1911 году.

Сейчас он находится в частном владении.

В ста метрах от него на Институтском проспекте стоит отремонтированный в 1999-2000 гг. особняк профессора Дмитрия Кайгородова, основателя российской фенологии.

Сейчас в этом доме расположен департамент лесного хозяйства СЗФО.

А на проспекте Энгельса, 92А сохранилось место, известное как «дача Калинина». И это правда – видный советский функционер, «всесоюзный староста» Михаил Калинин как-то жил здесь около года. Впоследствии в этом здании был выставочный центр, а теперь его занимает благотворительная организация.

Наконец, ещё одна «революционная» дача сохранилась на улице Болотной, 13. Это красивый дом в духе швейцарских шале, построенный для Генриха Бертлинга, председателя правления компании «Зингер» в России, в 1908 году.

После Февральской революции хозяин дома сбежал из России, и летом 1917 г. его заняла Лесновско-Удельнинская подрайонная дума, в состав которой входил уже известный нам большевик Михаил Калинин. Под видом думских заседаний большевики, в том числе – сам Владимир Ленин, устраивали в доме нелегальные партийные собрания. На одном из таких собраний 16 (29) октября 1917 г. было принято решение о необходимости организации вооруженного восстания.

После Революции дача Бертлинга успела побыть детским домом, а с 1977 года стала филиалом Музея революции – современного Музея политической истории России. К тому времени она уже была плотно окружена новостройками, но «ленинский» статус позволил ей дожить до наших дней.

Восток: от дачи Дурново до Сосновки

Наконец, третьим усадебным «кластером» дореволюционного Петербурга была огромная территория к востоку от города. На землях от современного Финляндского вокзала до Весёлого посёлка имели усадьбы и дачи представители самых разных сословий. И сохранившееся с тех пор столь же неоднородно, но не менее интересно.

Например, гуляя по Свердловской набережной в районе Полюстрова, можно натолкнуться на дачи видных государственных сановников Российской империи – Петра Дурново и Александра Безбородко, в наши дни окруженные индустриальными сооружениями XX века.

Дачу Дурново (первоначально принадлежавшую Петру Бакунину) в конце XVIII века спроектировал архитектор Николай Львов. До 1917 года её владельцем был член Государственного совета Петр Дурново, а после революционного февраля она была захвачена анархистами, которых долго пытались выселить.

В советские годы в здании дачи Дурново работал клуб для рабочих ЛМЗ. А уже в наши дни она была капитально реконструирована (по факту, перестроена с нуля) частным владельцем и теперь сдаётся в аренду.

Дачу Безбородко, с её знаменитыми 29 львами в ограде, спроектировали ещё более известные архитекторы – Василий Баженов и Джакомо Кваренги во второй половине XVIII века.

В советские годы здание дачи, больше похожее на дворец, занимали медицинские учреждения. А сейчас ведётся её реставрация под новые цели.

На Ржевке-Пороховых, у современного Ириновского проспекта, сохранилась Жерновка – усадьба грузинского князя Михаила Донаурова, придворного библиотекаря Павла I. Главный усадебный дом Жерновки в 1794-1796 гг. спроектировал Джакомо Кваренги. Позже Жерновкой владел дворянский род Безобразовых.

В советские годы усадьба кочевала из рук в руки, то разрушаясь, то реставрируясь. А в наши дни судьба Жерновки остаётся неясной, хотя местные жители не раз обращались к властям с просьбой создать в здании музей.

На Охте, у впадения в неё реки Оккервиль, располагается Уткина дача – ещё одно дворянское гнездо под Петербургом, принадлежавшее нескольким видным фамилиям времён империи. До недавнего времени дача пустовала и медленно разрушалась, но с 2012 года шефство над ней взял Государственный музей городской скульптуры, готовящий реставрацию старинной усадьбы и периодически проводящий на ней экскурсии.

Наконец, на самом юго-востоке города, возле Володарского моста, среди панельных домов 1960-1970-х годов, спряталась Сосновка – усадьба генерала Александра Чернова. Настоящий русский терем, спроектированный в 1890-е гг. Александром фон Гогеном (автором особняка Матильды Кшесинской и множества иных знаковых для Петербурга зданий) с советских времён занимает радиостанция, и попасть туда могут лишь её сотрудники.

Артём Шипунов, София Жабрева

13 июля