«Я танцую — и меня отпускает». Танцовщица стриптиза о своей профессии

Древнегреческий оратор Демосфен однажды выступал на суде в защиту гетеры. На вопрос судьи он воскликнул: «Зачем нужны гетеры? Конечно же, для радости!».

Гетеры становились для мужчин настоящими музами. Эпикур всю жизнь хранил верность гетере Леонтии и говорил о ней: «Она живет со мной и во мне». Афинский полководец Перикл был женат на гетере Аспасии, часто советовался с ней в важных стратегических решениях, она даже помогала ему готовить речи для выступлений. Византийская императрица Феодора до замужества была гетерой. Гетера Таис Афинская – подруга Александра Македонского – после его смерти стала женой египетского царя Птолемея І.

А ещё гетеры прекрасно владели искусством танца и считались лучшими в этом деле.

Safo любит готовить, читать, гулять и заниматься спортом. А ещё она воспитывает сына и танцует стриптиз. У неё есть собственная школа танцев.

Мы поговорили с Safo о стереотипах её профессии, о плюсах и минусах работы и о простом женском счастье.

— Самый надоевший тебе вопрос. Как ты попала в стриптиз?

Я не то чтобы «попала» в стриптиз. Я танцую всю жизнь, с детства. Вообще, изначально я была в гоу-гоу. Но так получилось, что одна моя коллега, которая танцевала непосредственно стриптиз, не смогла выйти на выступление и попросила меня её подменить.

Буквально за пару вечеров мне пришлось поставить стриптиз-танец с нуля. Приехала, оттанцевала — всем понравилось. И как-то так неожиданно стали приглашать в клубы, потихоньку начала осваивать это направление.

— Как пришла в голову идея открыть свою школу? Какую цель ты преследовала?

Идея открыть свою школу пришла мне в голову внезапно. Я какое-то время преподавала, у меня были постоянные ученицы. Я искренне радовалась их успехам, поддерживала всячески. С некоторыми даже сдружилась.

И мне захотелось сделать что-то своё для себя и этих девочек. Место, куда бы люди приходили и вдохновлялись моими танцами. Ну и конечно, хотелось перестать работать на дядю. Чтобы это был именно МОЙ проект и МОЁ место. И сейчас это действительно моё детище, которым я небезосновательно горжусь. Это нечто сокровенное и тёплое, то, что живёт для меня и близких мне людей.

— Тебе нравится больше танцевать или преподавать танец?

Не могу сказать, что нравится больше. И в танце, и в преподавании я выкладываюсь полностью, отдаюсь публике — неважно, зрители это или мои ученики. Это даже не то, что мне нравится. Я этим просто живу.

— Люди часто путают понятия. Как вас правильно называть?

Есть стриптизёрши и есть артистки стриптиза. Первые работают непосредственно в стриптиз-клубах. Их могут «снять», они могут оказывать услуги эскорта клиентам — гостям клуба. Это называется «увольнение». Часто они привязаны к одному конкретному заведению. Скажу по секрету: практически все, кто работает в приват-заведениях, оказывают такие услуги.

Артисток стриптиза часто ошибочно причисляют к этой категории. Нам обидно. У нас совсем другие цели. Мы не просто ползаем по полу в стриптиз-клубе или крутимся около шеста. Мы готовим номера с поставленной хореографией и сюжетной линией. Это как обычный, скажем, например, классический танец, но с элементами стриптиза — то есть, по-простому, с раздеванием.

А вообще, те, кто берёт какие-то ништяки через интим, есть в каждой профессии. Танец тут совсем не при чём.

— Что больше всего нравится в работе?

Как я уже сказала ранее, это не моя работа — это моя жизнь. Я этим живу и дышу. Как может нравиться или не нравиться дышать? Вот и здесь так же. Все мои эмоции, всё, из чего я состою — я выражаю в танце. Если я переживаю личную ситуацию, я делаю на неё номер. Точнее, танец сам рождается в моей голове с его сюжетом, движениями. Я танцую, и меня отпускает.

Это как работа с гештальт-терапией. Через образы, которые я выражаю в танце, я лечу себя, вдохновляю себя.

— Теперь о противоположном. Что особенно бесит?

Бесит, когда называют «стриптизёршей». Считаю, что человек может вешать ярлыки, когда разбирается в предмете. Я хореограф, у меня есть соответствующий диплом. Бывает, злит, когда какая-нибудь клуша, не понимая ничего в моей профессии, лезет со своими ярлыками. Я же не учу бухгалтера считать деньги или лётчика летать. Моя профессия — такая же, как и остальные. Может, чуточку интереснее.

Ещё бесит, когда танцуешь, а люди, особенно мужчины, начинают тебя трогать. Я исполняю сложные трюки, и прикосновение похабной ладошки может привести к вполне себе физической травме.

— Какая самая жуткая или смешная история приключилась на работе?

Однажды я поехала на заказ на мальчишник. И меня потом не хотели отпускать после моего номера. Но слава богу, всё обошлось. Самая смешная история? Почти на каждом выступлении происходит что-то смешное — на сцене, в гримёрке. Вообще, я считаю, что без позитива в моей профессии никак не обойтись.

— Есть ли конкуренция? Жёсткая ли?

Конкуренция, конечно же, есть. Но я бы не сказала, что она очень жёсткая, как нам демонстрируют в кино. Как, например, в «Шоугёрлз» или «Бурлеск».

Есть, конечно, конкуренция среди девчонок — по внешности, по хореографии, по оригинальности номеров. Куда ж без этого. Сейчас артистов много, но и заказчиков тоже немало. И не только в Питере или в Москве. Иногда просят исполнить номер в каком-нибудь регионе. Заказы есть даже из маленьких посёлков, я серьёзно.

— В каждой профессии есть производственные травмы. Какие у вас самые распространенные?

Не знаю, как у непосредственно артисток стриптиза и гоу-гоу. Я ведь танцую номера и в других танцевальных направлениях, и преподаю, и участвую в фестивалях. Могу сказать за себя. В первую очередь это колени. Колени всегда убиваются — ты на них плюхаешься, падаешь, что-то исполняешь, стоя на коленях.

Ещё очень всегда болит спина — на неё большая нагрузка в танце.

— Работает ли кто-то под реальными именами?

Есть, наверное, те, кто выступает так, под реальными именами, а не псевдонимами, но я таких знаю немного. Часто ведь псевдоним — не только способ обезопасить себя, но и выражение своего амплуа в коротком и ёмком имени.

— Стриптиз — как спорт. В том смысле, что относится к профессиям, в которых «пенсия» наступает рано. Уже думала, чем хочешь заниматься после?

Есть женщины, которые танцуют и в 40 лет. Главное, как она выглядит, как она себя подаёт. В современном мире много возможностей поддерживать свою красоту.

А ещё важен внутренний возраст. Это же всё про творчество. Вдохновляться и быть лёгкой на подъём можно в любом возрасте.

Про себя я думала, что мне хотелось бы учить детей танцевать — ставить с ними мюзиклы, выступать, придумывать сюжеты для танцев разных направлений.

— И кстати о спорте. Много времени приходится уделять, чтобы поддерживать себя в такой прекрасной форме?

Конечно. Занятия спортом, косметолог, стилист, тренажёрный зал, солярий — это всё must have. Когда ты на сцене, все взгляды приковываются к тебе. Очень важно выглядеть безупречно. Но я считаю, что любой девушке нужно выглядеть безупречно. Даже если она не танцует стриптиз.

— И напоследок: какие советы ты могла бы дать девушке? Даже если она не танцует.

О, я не знаю, имею ли я право давать какие-то советы. Я же не гуру, я обычная девушка. Таких много. В любом случае, это уже будет моё личное мнение.

Окей-окей. Я думаю, что женщина должна оставаться женщиной в любом месте и в любой ситуации. Она должна ухаживать за собой и быть привлекательной, прежде всего, для себя.

Чтобы, знаете, отражение в зеркале вызывало улыбку. Неважно, что у тебя происходит в жизни, какие проблемы или, может быть, трагедия случилась — будь в форме и улыбайся самой себе и окружающим.

Беседовала Маша Кошкина

17 марта