Слышу и слушаю. Как петербургские студенты создают программу для лечения пациентов с расстройством слуха

20:31, 15.10.2018


Студенты СПбГЭТУ «ЛЭТИ»1 совместно с партнёрами Лаборатории слуха и речи и Института физиологии имени Павлова разработали программу для лечения пациентов с нарушениями слуха и речи. Приложение к этой программе можно будет скачать на смартфон через полтора года, стоить она будет намного дешевле других комплексов лечения.  

В основе программы лежит методика слуховой тренировки. Различные звуки воздействуют на слуховой аппарат, из-за этого улучшаются функции центральных отделов слуховой системы. Похожие приложения уже давно появлялись за рубежом, поэтому в них нельзя было выбрать русский язык. Хотя отечественный рынок уже давно нуждался в таких программах, ведь слуховыми расстройствами страдают более 13 млн россиян.

«Луна» поговорила с одним из разработчиков новой программы — студентом первого курса магистратуры факультета компьютерных технологий и информатики «ЛЭТИ» Георгием Ефименко — о том, как это работает и какие программы студенты ещё разрабатывают.

— Почему никто в России до вас не занимался разработкой комплекса для лечения и реабилитации пациентов с нарушением слуха?

Этим занимались другие разработчики, но достаточно давно — где-то в 80–90-х годах. Эти комплексы морально устарели, и новые методики лечения обходят их стороной.

— Зачем вы создали эту программу? Чем плохи существующие методы лечения?

Существующие методы, конечно, показывают достаточно хорошие результаты, но у нашей программы есть отличительные особенности. Одна из них — возможность сократить время похода к лечащему врачу. Это очень актуально для пожилых людей — ходить всего раз в неделю, а не три-четыре, как сейчас. К тому же существующие методы лечения требуют дорогостоящего оборудования, а наш комплекс на порядок дешевле, а результатов с ним можно достичь практически таких же.

— Всё равно ведь придётся стоять на учёте у врача, чтобы он задавал конкретную программу тренировки слуха?

Да, всё верно. Если заниматься самому, то программный комплекс не будет гарантировать точность результата. Нужно всё равно посещать лечащего врача, поскольку он будет задавать нужные курсы, тренировки, составлять какие-либо индивидуальные тестовые задания.

— Сколько человек было в команде и сколько времени вы потратили на разработку?

Три человека, не считая научного руководителя (речь о команде «ЛЭТИ», помимо них была ещё команда из меда — прим. ред.). Нынешняя версия разработки именно программы заняла около полугода. А вторая часть, которую делали наши партнёры из Первого меда — база тренировок, методов и звуков — до сих пор пополняется. У них есть профессиональное оборудование, на котором они синтезируют эти звуки, проверяют их, добавляют шумы.

— Почему в неё заложена именно такая методика? Есть ли другие?

Слуховые тренировки — это общее название. Они включают много методик. Мы можем тренировать слух по разным звукам, а можем использовать слова, предложения, какие-нибудь диалоги. И наши коллеги из Первого меда будут продолжать их развивать.

— Сколько продлятся клинические испытания? И когда можно будет скачать программу?

Этого точно я сказать не могу. Думаю, что и наши партнёры из Первого меда пока что не ответят, потому что это сложный процесс. Я думаю, к моменту выхода программы клинические испытания уже будут проведены. Где-то через полгода-два года. Пока программу используют только в лаборатории Слуха и речи и только в тестовом режиме

— Кто-то уже проходил этот курс?

Да, естественно. Сама методика слуховых тренировок уже прошла клиническое испытание. Врачи, которые считают, что это можно пробовать, уже используют нашу альфа-версию программы для лечения некоторых людей.

— Какие у вас планы по разработке новых программ?

В сфере медицины это наша единственная программа, и пока мы её не закончим, скорее всего, не будем брать крупных проектов. Сейчас мы ещё занимаемся разработкой проектов по городской и информационной безопасности, в сфере развлечений и дополненной реальности. Один из самых значимых и крупных проектов, который выиграл конкурс «Умник», — это разработка алгоритма деидентификации данных совместно с тайваньскими коллегами.

— Как это работает?

Сейчас важная проблема, на которую ориентируются крупные компании, — это сбор и анализ большого количества данных. В некоторых задачах, например в секретном производстве, корпоративной тайне или государственной, где данные не должны быть как-то извлечены. Например, в 2014 году, по-моему, просто из-за того, что хакеры знали ники на Netflix,2 могли взломать чуть ли не всё: и почту, и домашний адрес, и телефон. Такой маленький параметр может дать такую большую базу данных. Или бытовой пример: датчики в холодильниках могут отправить сигналы о том, что их открывают и закрывают. Если злоумышленники получат эту информацию, они поймут, что тебя нет дома долгое время, поэтому можно зайти в дом и украсть что-нибудь. Наш алгоритм деидентифицирует эти данные. Благодаря ему невозможно будет понять, к кому относятся эти данные. По большому счёту, сейчас всё идёт к идентификации, но в критически важных моментах этой идентификации нужно как бы избежать.

Дарья Горшенина

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  1. Помимое героя материла в разработке принимали участие: Гнездилов Денис Витальевич и Почечуев Алексей Алексеевич, а также научный руководитель Каплун Дмитрий Ильич.
  2. Возможно, Георгий говорит про уязвимость механизма смены пароля на Netflix, которая позволяла полностью захватить контроль над аккаунтами подписчиков сервиса

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: