О, декаданс, случайные встречи. Как веселился Петербург в Серебряном веке

18:46, 18.10.2017


В Петербурге всегда умели веселиться. А в Серебряном веке – особенно. Совместно с пабликом “Знай город: Санкт-Петербург” мы сегодня расскажем вам о самых интересных местах Петербурга, а затем и Петрограда в начале ХХ века. Тут вам и поэтические тусовки, и пьянки с театралами, и “деревня Сомали” с настоящими сомалийцами, и спиритические ритуалы в мистических салонах (опасайтесь бородатых мужиков). Давайте посмотрим, где пили и гуляли поэты Серебряного века!

Второе десятилетие 20 века: время, невероятно наполненное событиями, и событиями исключительными. В столице можно было найти почти все, что душа пожелает, как говорится, любой каприз за ваши деньги. Почти все — кроме, разве что, покоя. Великий князь Александр Михайлович (внук Николая I) в 1913 году писал:

«В эту зиму танго входило в большую моду. Томные звуки экзотической музыки неслись по России из края в край. Цыгане рыдали в кабинетах ресторанов, звенели стаканы, и румынские скрипачи, одетые в красные фраки, завлекали нетрезвых мужчин и женщин в сети распутства и порока. А над всем этим царила истерия».

Что случилось? Просто очень много обстоятельств совпало — активная деятельность революционеров, первые теракты, война, резкий скачок в среднем уровне грамотности, женское образование, и, конечно, технический прогресс— кино, электричество, автомобили. Люди устали удивляться, дивный новый мир не давал расслабиться ни на секунду, и единственное, что оставалось, — уходить в дикий отрыв и кутить сутки напролет.


Литературная братия:

Дом Мурузи — угол Пестеля и Литейного проспекта ( Литейный, 24). В этом доме в мавританском стиле задолго до одного небезызвестного нобелевского лауреата на пятом этаже жили Дмитрий Мережковский и его прекрасная муза Зинаида Гиппиус. А чета, как известно, любила гостей. Поэтому застать здесь Александра Блока, Андрея Белого, Леона Бакста, Николая Бердяева и других представителей культурной элиты было проще простого.

Дом Мурузи называли “Петербургским палаццо”.

Вторым местом сбора гостей была знаменитая «Башенка Иванова» — квартира Вячеслава Иванова и его супруги Лидии Зиновьевой-Аннибал по адресу Таврическая, 35. Здесь проводились известные на весь Петербург «ивановские среды» — собиралась вся интеллигенция Серебряного века, читались новые стихи и поэмы, выставлялись на суд новые полотна, прямо на месте ставились пьесы. Здесь бывали Ахматова, Гумилев, Мережковский, Гиппиус, Бакст, Добужинский, Блок, Мейерхольд, Сологуб.

Башня выглядит сейчас так и по сей день.

И, конечно, Парфенон Серебряного века — кабаре «Бродячая собака», завсегдатаем известное под туманным названием «Художественное общество Интимного театра», — на Итальянской улице, 4. Первое в России ночное литературно-артистическое кабаре открыло свои двери в канун 1912 года и не закрывало до грустного финала в 1915. Хунд-директором был актер и режиссер Борис Пронин.

Поэты тусят.

Ко дню открытия в небольшом помещении быстро выстроили крошечную эстраду; посередине поставили круглый некрашеный деревянный стол в окружении стульев с соломенными сиденьями; висела «люстра», с укрепленными на деревянном ободе несколькими свечами; был организован «буфет» – самовар и бутерброды. Все начиналось около полуночи, когда заканчивались спектакли петербургских театров — и тогда « только свои» наполняли подвальчик смехом, музыкой и стихами.

Где лучшие тусовки?

Чего здесь только не было: и маскарады, и спектакли, и доклады (например, Виктора Шкловского), и драки ( например, Мандельштама с Хлебниковым). Потом решили пускать в кабаре и посторонних — пусть приобщаются к искусству, но, естественно, за деньги. У такого важного заведения вскоре даже появились гимн и герб — портрет пуделя Пронина Мушки, написанный Добужинским.

На постояльцев рисовали вот такие карикатуры.

Перечислять, кого здесь можно было встретить, — дело без конца и края. Зато точно можно было сказать, что Александра Блока в «собаке» не застанешь. Поэт недолюбливал этот подвальчик.

Но все когда-нибудь кончается, и эпоха вечеров в «Бродячей собаке» тоже подошла к концу. В 1915 году градоначальник генерал-майор князь Оболенский закрыл кабаре по прозаической причине — торговля алкоголем во время сухого закона.

Прекрасные Офелии, трагические Гамлеты:

Если театр — для вас жизнь и даже больше, направляйтесь в дом Адамини на Марсовом поле. Именно здесь в 1916 г. Всеволод Мейерхольд и Борис Пронин решили возродить «Бродячую собаку» и организовали литературно-артистическое кабаре «Привал комедиантов».

Вот такие тут были вечеринки.

На самом деле, началось все немного раньше — в 1914 году в квартире № 6 открылось Художественное бюро Н. Е. Добычиной. Посетителей бюро привлекала яркая вывеска кисти Остроумова-Лебедева. Вскоре здесь стали выставляться художники из «Бубнового валета» и мирискусники.

В этом же доме жили на съемных квартирах Леонид Андреев, Василий Каменский, Сергей Судейкин. В конце 1915 года здесь открылась “Последняя футуристическая выставка картин 0,10 (ноль-десять)”. Кабаре же было открыто год спустя — премьерой пьесы А. Шницлера “Шарф Коломбины”.

С. Поляков. «Привал комедиантов». Шарж. 1916.

Попасть сюда мог далеко не каждый — только по рекомендации друзей заведения. Именно в доме Адамини мир впервые услышал звуки музыки Сергея Прокофьева, поразился поэме «Двенадцать» Блока.

А если хочется активного отдыха, но чтобы поэлитнее?

Тогда вам точно понравится сенсационный скейтинг-ринк или… Дворец Пьяноблудия. На Марсовом поле вместо запланированного Дворца правосудия внезапно вырос новый центр — там был и ресторан, и танцевальный зал, и, естественно, большой зал для катания на роликах.

Если кататься не умеешь — не страшно, высокие и очень симпатичные, как отмечали кокетки, иностранные инструкторы быстро объяснят, что к чему. Вечерами устраивались маскарадные балы на роликах. Входная плата составляла от 32 копеек до 1 рубля 10 копеек – в зависимости от времени и статуса посетителя. За вход на театральные представления брали 3 рубля 10 копеек.

Тут было весело.

Место притягивало золотую молодежь и было главным пунктом обмена не менее золотых сплетен.

А еще можно сходить в Луна-парк в бывшем Демидовом саду ( улица Декабристов,35-39). И там,наконец, застать Александра Блока. Ему очень-очень нравились американские горки.

Хоть какие-то горы в Петербурге!

Еще из аттракционов было чертово колесо, мельница любви, пьяная лестница… Ресторан предлагал уникальное развлечение — за 60 рублей можно было побить посуду в свое удовольствие, а за 300 — разбить целое трюмо!

Но и это не все — в парке была сомалийская деревня с настоящими сомалийцами, которые танцевали невероятные пляски и давали с собой сфотографироваться.

Серьёзно.

В 1913 место оценил В. Маяковский и поставил здесь свои пьесы.

Немножко отдельно держались издатели и активные деятели разных журналов, как «Сатирикон» ( Аркадий Аверченко и компания: Саша Черный, Тэффи, Городецкий, Ре-Ми, Кустодиев) и «Аполлон» ( тут печатались Добужинский, Бакст, Гумилев, Кузьмин, Волошин, Мандельштам, Аннинский, Блок, Брюсов).

Весь высший свет!

Создатель журнала “Аполлон” Сергей Маковский устраивал званые обеды в ресторане братьев Пивато на Малой Морской, 36. Ресторан так же с радостью доставлял изысканные блюда на дом — Александр Бенуа вспоминает, как бабушка заказывала тэмбаль-де-макарони и минестроне по случаю женитьбы младшего брата художника.

А что делать, если душа просит жгучих ритмов, и чертовски хочется позабыться в танце?

Тогда вам дорога в увеселительный сад «Аквариум» ( домик для рыб почему-то всегда нравился в качестве названия личностям творческого склада).

Фото 1890-х годов

Каменоостровский проспект, 10-12 — этот участок, где сейчас находится Ленфильм, по вечерам горел огнями и зазывал посетителей веселой музыкой. Изначально здесь планировалось устроить лекторий и рассказывать горожанам про увлекательную жизнь морских гадов, но что-то пошло не так.

Однажды тут построили ледяной замок.

Зато в 1907 году здесь прошел один из первых конкурсов красоты «Осенняя выставка красавиц», также здесь устраивались каток, фейерверки и маскарады.

В том же 1907 году здесь рухнула крыша. 

Между прочим, считалось, что закадрить девчонку (на любой вкус) проще всего именно здесь.

Модный оккультизм

Мистика и оккультизм ещё с викторианских времён, войдя в моду, продолжали будоражить умы. В квартире великой княгини Милицы Николаевны (черноокой черногорки) и великого князя Петра Николаевича (не брат, супруг) по адресу Английская набережная, 34 можно застать известного в определенных кругах гипнотизера мсье Филиппа, а если повезет, мимо вас прошелестит сама императрица и мрачно прошествует Распутин.

Если в таком обществе вас не приняли, не волнуйтесь, спиритизм тогда был очень популярен. Салоны у Валерия Брюсова или Николая Рериха принимали и не очень знатных гостей, а полный отчет о встречах и предсказаниях можно было прочесть в оккультном журнале «Ребус».

Вот вам просто красивую картину Рериха.

История умалчивает, смогли ли оккультисты в Петербурге предвидеть события, которые грянули уже через несколько лет и прервали веселье.

Сначала война, потом еще одна, гражданская, а потом революция. Все кафе-рестораны были изъяты у «противных буржуев» и пущены на благо обществу (пролетариев, естественно) — где устроили склад, где фабрику, а где приятное местечко для чекистов и товарищей из партийной номенклатуры.

Лука Патиссон, совместно с пабликом “Знай город”

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: