Хаски, ATL, ЛСП: лучшие русские рэп-альбомы 2017 года и ни слова о Гнойном

17:15, 18.12.2017


Главной музыкой этого (а также прошлого и позапрошлого) года в России оказался рэп. Возвышенные любители классического рока/блюза/джаза/etc могут долго говорить, что рэп – это вообще не музыка. А в это время баттлы Oxxxymiron обсудят практически на всех телеканалах страны, три рэп-артиста по отдельности соберут легендарный Олимпийский, будут разъезжать по стране с турами на полсотни городов и выступать на «Вечернем Урганте». Сегодня «Луна» решила подвести своеобразные итоги и подготовила подборку лучших отечественных рэп-альбомов года.


ATL – Лимб

Главный шаман из Белой Чувашии продолжает пользоваться универсальным рецептом в творчестве, который он нашел еще в 2015 году на альбоме «Марабу». Берем электронную танцевальную музыку, ржавую эстетику пыльного постапокалипсиса и обрядные языческие мотивы – получаем фирменный почерк, который ни с кем не спутаешь. Особенно хочется отметить дуэт Dark Faders, чьи биты выше всяких похвал – тягучая, стрекочущая атмосфера их музыки как нельзя лучше подходит для поэтики ATL.

Включив альбом, через некоторое время можно поймать себя на мысли о том, как, наверное, здорово – в венке из луговых цветов прыгать через костер на фоне разрастающегося ядерного гриба.


25/17 – Ева едет в Вавилон

После своего magnum opus, альбома «Русский подорожник» (визуальную часть которого настоятельно рекомендуется посмотреть), 25/17 дразнили слушателей короткими EP, в которых экспериментировали со звуком. У любителей рока бомбило, что группа начала лезть «к нам, в рок», рэперы негодовали, что кумиры уходят в другую степь. А 25/17 спокойно делали то, как им нравится. Но хотелось большего.

И вот, «Ева едет в Вавилон». Двенадцать красочных песен, и все – так или иначе – о женщине. О жене, о сестре, о матери, о дочери – о женщине вообще. С любовью, злостью, ревностью, сожалением, прощением и прощанием. И пусть вас не смущает, что это одновременно и рок, и рэп. Песни звучат так гармонично, что возникает ощущение, будто они давно сидели у нас внутри, где-то на генном культурном уровне. И вопросы о жанровой принадлежности отходят на самый дальний план.


Хаски – Любимые песни (воображаемых) людей

Откуда он взялся и почему о нем внезапно заговорили все – до сих пор непонятно. Искусно спланированный продюсерский проект или настоящий самородок и большой поэт – споры не утихают, кажется, до сих пор.

Очевидным становится только одно. Каждая песня и каждый клип Хаски – это событие. Люмпен с щербатой ухмылкой в спортивном костюме, который двигается и читает так, словно вечно находится в агрессивно-похмельном состоянии, не оставляет равнодушным почти никого.

«Еду по России, не доеду до конца» и «Я хочу быть автоматом, стреляющим в лица» – эти цитаты из «Панельки» и «Пули-дуры» уходят в народ, Хаски зачитывает Бориса Рыжего в интервью GQ, снимает короткометражку «Психотроника», разливает бензин и разбивает телевизоры в клипе «Пироман 17», призывая «обезглавить, обоссать и сжечь» и сравнивает город с коробком кала. Потому что маленький и теплый. И, кажется, это только начало. Нам остается его только любить. Или терпеть.

 


Скриптонит – Уроборос: Улица 36 и Уроборос: Зеркала

После выхода альбома «Дом с нормальными явлениями» в плодотворном для русского рэпа ноябре 2015 года (тогда еще вышли «Горгород» Oxxxymiron, «Марабу» ATL и «Дом тысячи сквозняков» Horus) об Адиле заговорили все. Новое слово в музыке, дотошный и до последнего звука выверенный музыкальный дизайн, собственные концепция, почерк и стиль, стиль, стиль.

«ДМСНЯ» был заслушан до дыр, фанаты требовали еще. Скриптонит в Твиттере крыл матом за нетерпение, а в мае 2017 выпустил альбом «Праздник на улице 36». «Телки, суки, тачки», – комментировал релиз Адиль, и было понятно – это только разминка. И вот, 16 декабря выходит полноформатный концептуальный (ну, а как еще?) альбом в двух частях.

Сказать, что этот сдвоенный альбом переплюнул «ДСНЯ» нельзя. Но при прослушивании ты по-прежнему лежишь и дрожишь от ощущения некоей тотальной беспросветности и жирной, тягучей атмосферы происходящего. Адиль получил славу (определенно заслуженную, но, по ощущениям, надоевшую и отягощающую) и деньги. Однако он все еще отгораживается от этого («Не надо меня узнавать» гармонично перекликается с песней «Поворот» с прошлого альбома), а финансовое благополучие воспринимается не как билет в счастливую жизнь, а как топорное ржавое ярмо. Именно, наверное, поэтому самыми пронзительными моментами на альбоме (альбомах) выступают песни «Положение» о кредитном рабстве и «Сливочное масло» об отце Адиля, который именно это масло считал чем-то очень крутым и дорогим.

Сложно предположить, о чем Скриптонит будет говорить дальше. Да и будет ли, непонятно. Это новое громогласное высказывание, это день независимости Казахстана и это новая высота, взятая не штурмом, но кропотливым трудом с любовью и верностью своему делу.



Каста – Четырёхглавый орёт

С момента, когда Каста декламировала про «зато в мирное время живешь», прошло девять лет. Времена поменялись. И, видимо, поменялись кардинально, раз даже такие добродушные мужики начали (пусть и со свойственной иронией) говорить о недалеких чиновниках, выстёбывать ура-патриотов и всю систему, где всегда виноваты мистические «они».

И все равно здесь нашлись пронзительные треки о взрослении (когда тебе уже – подумать только! – дважды за двадцать), о ностальгии по школьным дискотекам (и присущей этому первой любви) и о необходимости поиска нового пути. И в то же время они призывают тебя задорно качать головой под абсурдно-веселую «Серега-водолаз» (ирония – на месте, мифология – на уровне), двусмысленную «Алёнаташа» и просто прекрасную «Макарэну». В этот раз Каста, если хотите, – это ваш любимый домашний свитер, который вы не надевали уже давно. В нем тепло, уютно и как-то по-хорошему спокойно. И плевать, что «куда ни глянь, абсурд и дебилы».


Anacondaz – Выходи за меня

Пожалуй, самый драйвовый коллектив в современном отечественном хип-хопе выпустил свой лучший (на данный момент!) альбом в апреле. «Выходи за меня» – это череда концертных бэнгеров, при прослушивании которых устоять на месте просто невозможно.

И пусть пластинка звучит как один большой трек про задорный трип по стране вместе с группой, здесь нет-нет да и попадутся громкие лозунги. Естественно, про систему, и естественно в свойственной Anacondaz манере – с нецензурными кличами и членом в руке («Смотри на меня»). Разумеется, про секс – с притворной стеснительной улыбкой («БДСМ»). Конечно, про ярость и бунт – со сжатыми зубами и промокшими от пота футболками («Ненависть» и «Хаос»).

Лучшие моменты альбома – это «Ангел» и «Во что бы то ни стало». В первом случае начинаешь понимать, о каком таком эсхатологическом восторге говорит Шнур, а во втором до мурашек удивляешься искренности группы – memento mori, как говорится.


ЛСП – Tragic City

Воспринимать этот альбом объективно сейчас не получается, как ни старайся. Возникает ощущение, будто Олег и Рома что-то предчувствовали при записи. Да, это словно темная сторона альбома «Magic City», выпущенного двумя годами ранее. Если тогда в сплаве тотальной безрадостности и безостановочного кутежа преобладал последний, то в «Tragic City» атмосфера скоро конца выходит на первый план.

Главным хитом становится «Монетка», в которой Рома Англичанин, постоянный битмейкер проекта, внезапно выступает с куплетом, где читает о виселице и спетой песенке. В июле Рома умирает. Справившись с потерей, ЛСП выпускают клип на песню «Тело», ставший невероятно искренним и надрывным прощанием с Ромой. И едут в тур. И выступают на «Вечернем Урганте». И планируют еще один тур весной. Куда эта производительность приведет обедневший коллектив ЛСП – покажет время. Пока остается только слушать.


макулатура – сеанс

Кто-то в Твиттере говорил о том, что не существует рэпа про «да все средне как-то, зарплата 23 тысячи, пришёл с работы, уснул». Видимо, этот человек не слушал макулатуру.

Большой писатель Евгений Алёхин и Костя Сперанский – два этих чувака из той категории исполнителей, с которыми ты пьешь водку после их концерта. Пьешь и понимаешь, что все эти монотонные бормотания о бессмысленности бытия, мужском семени и овощной шаверме под не всегда приятный для ушей музыкальный фон – никогда и никого не сделают счастливыми. Ни тебя, ни тем более их. Скорее, наоборот. И в этом их большой плюс.


Ка-тет – Террариум

Ка-тет – это, пожалуй, самый недооцененный в данный момент исполнитель. Представитель Белой Чувашии с зубодробительным флоу и собственной мифологией выпускал в прошлом году мини-альбом «Ветви», в котором было восемь треков. В «Террариуме» их и того меньше – шесть. Зато каких!

Начиная с холодной «Глуши», своеобразного гимна собственному поволжскому Хартленду, он продолжает невероятным «Голодом», от припева в котором сердце начинает биться быстрее 140 ударов в минуту. А все для того, чтобы под конец альбома ты, сам того не ожидая, пустился в пляс под «Безделье» и закачал головой под совместную работу с Oxxxymiron, «Машина прогресса», которая и есть тот самый мифический грайм на русском языке во плоти.

Очень красноречиво об исполнителе говорит обложка альбома. Ка-тет тоже представляется путником, который куда-то тащит массивный ржавый остов динозавра через ледяную пустыню. Когда-нибудь он дойдет. И удачи ему в пути.

Примечание: В эту подборку не попали еще несколько очень хороших альбомов. О них практически не хочется писать по причине того, что в первую очередь их хочется именно слушать. Вот эти альбомы: Карандаш «Ролевая модель», Мэйти «Великий русский никто» и Loc Dog «Крылья».

Виталий Балашов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: