Районы Петербурга. Нежный ветер Примы, Бродский и бобры

На самом деле не то чтобы нежный, но мы не об этом.

Почему мы вообще начали с Приморской, а не с текста о Ваське, например? Да потому что о Васильевском острове писали везде, а о Приморской не очень. Меж тем, это совсем другой район с совсем другой культурой, архитектурой и атмосферой. Этакий район в районе. Жители ласково называют его Примой.

Как мы уже сказали, Васька – это Васька, а Приморская – это Приморская. Там, где кончаются красивые старые домики, кончается Васька и начинается Приморская с новостройками и стеклобетонным советским модернизмом. Даже старые домики на улице Одоевского возле метро – вроде как они уже на Приморской, но по духу это всё ещё Васька.

Приморская выросла у Васильевского острова, как русский Дубай. С начала освоения этих мрачных болот остров увеличился ровно в два раза – за счёт намывных территорий, на которых теперь стоит район. Намыв здесь делали дважды – в 60-х годах ХХ века, когда остров решили расширить за Наличную улицу, и в нулевых, когда решили построить сначала порт «Морской фасад», потом намывной квартал, а потом и участок ЗСД. А до 60-х здесь было болото, постепенно переходящее в залив. К слову, у «Морского фасада» обещают ещё одно метро, но это не точно, как и со всеми петербургскими планами по развитию метро.

Приморская хорошая, её любят. Это уникальное в своём роде место. Это вроде как бы окраина города, а вроде и не окраина. Здесь стало намного лучше жить после строительства порта – в район стали вкладывать больше денег, строить новые дороги и обходы, на месте пустырей выросло множество новостроек и торговых центров. За это благополучие жители Приморской поплатились Финским заливом, но об этом мы ещё расскажем.

Жители Приморской любят свой район и даже создали паблик «PRIMAONELOVE», в котором ласково называют это место Примстоуном и делятся красивыми фотографиями домиков и набережной Смоленки.

На Приморской много интересных мест, и это не только Смоленское кладбище, Ленэкспо и гостиница «Прибалтийская». Хотя на Смоленском кладбище тоже есть кое-что интересное, и об этом мы тоже расскажем.

Итак, мы говорили про интересные места. На Приморской есть дома на курьих ножках, залив, которого нет, место-где-снимали-брата, Мрачный Нуарный Ковш, Бродский и бобры. А теперь обо всём по порядку.

Дома на курьих ножках

На берегах Смоленки высятся необычные 22-этажные домики, возведённые по проекту мастерской Сергея Евдокимова в конце 80-х годов, когда Новосмоленская набережная ещё называлась Октябрьским проспектом. Гигантские монолитные строения с многоугольной ребристой геометрией подняты на стилобат и стоят на тонких железобетонных ножках. Хочется, чтобы они взялись за ручки и сплясали канкан.

Это – часть проекта по развитию Васильевского острова. По замыслу архитекторов, здания должны были становиться выше по мере приближения к заливу, а завершить композицию должен был огромный «маяк».

Вообще, всю эту территорию хотели сделать большой рекреационной зоной, а в устье Смоленки должен был появиться большой и красивый парк с памятником царю Петру. Устье реки расширили и углубили, построили красивую набережную, а потом Советский Союз внезапно кончился.

Жители этих домов говорят, что к ним в квартиры иногда прибегают рыжие муравьи. На балконы залетают чайки и альбатросы, вечно кружащие над Смоленкой. Чаек иногда подкармливают, а муравьёв, понятное дело, нет.

Такие вот красивые домики с ножками.

Залив, которого нет

Певец Корнелюк пел про город, которого нет, и частично был прав. Например, тут есть залив, а на самом деле его нет. Там, где сейчас стоит порт и огромные намывные территории с новостройками, ещё до середины 2000-х можно было даже купаться.

С 80-х и до 2000-х здесь было вот так. Этой набережной больше нет.

Возле устья Смоленки даже был небольшой пляж с кабинками для раздевания и волейбольной площадкой. Здесь жарили шашлыки, загорали и купались. Дно, правда, было так себе, с колючими камнями и разбитыми бутылками, а вода с каждым годом становилась всё грязнее, но это никого не пугало.

Здесь, впрочем, всегда было довольно сурово

Потом тут немного насыпали. Потом ещё. А потом ещё и ещё. В один прекрасный день жители Приморской вдруг увидели, что к заливу теперь вообще не пройти из-за огромного синего забора.

В итоге люди живут у самого залива, а к заливу пройти не могут. Да и самого залива, оказывается, больше нет – там будет новый жилой квартал. Там обещают обустроить красивую набережную, но это ещё не скоро.

По проекту здесь должно быть как-то так. Наверное.

Самое смешное – что раньше на берегу продавали новостройки «с видом на залив». А это – очень серьёзная доплата к стоимости жилья. Теперь новостройки с видом на залив продают на намыве. Интересно, что построят дальше и когда уже будут продавать новостройки с видом на Финляндию.

Тут ещё обещают метро, но это не точно. Местные жители говорят, что в гробу видали этот Морской фасад, а у залива было здорово жарить шашлыки. Мы их понимаем.

Так здесь было.

Место-где-снимали-брата

В чём сила, брат? Местные жители, прогуливая здесь гостей, очень любят показывать места, где снимали легендарный фильм 1997 года.  Вообще, их несколько.

Вот, например, Смоленское кладбище, где жил Немец, с той самой беседкой для бомжей. К Смоленскому кладбищу мы ещё вернёмся – мы же говорили, что здесь много интересного.

А этот домик совсем рядом с бывшим заливом появляется в фильме несколько раз.

Мрачный Нуарный Ковш

Ещё тут есть удивительное место, в котором развесёлые модно-стеклянные новостройки в одночасье сменяются мрачными гаражами вперемешку с постройками Петровской эпохи. Да, здесь не было намыва, но был (и есть) Шкиперский канал, проложенный в 1721—1723-х годах в западной части Васильевского острова по проекту архитектора Доменико Трезини. Название он получил по слободе шкиперов, которая существовала здесь с начала XVIII века. Потом здесь появилась Галерная гавань, которую использовали для испытаний военно-морской техники, а на её берегу в конце XIX века расположился пироксилиновый завод для оснащения взрывчатыми веществами морских мин и торпед. Это место теперь и называют Ковшом.

А в 1894 г. предположительно по проекту инженеров Куториха и Яковлева здесь построили невероятно крутую водонапорную башню. Вот она. Прекрасно смотрится на фоне новостроек. Стоит посреди гаражей, пустырей и стай диких собак. Идеальное место, чтобы прочувствовать атмосферу мрака и нуара.

Чуть дальше – ещё больше старины. В самом конце острова стоят кроншпицы, построенные Трезини в 1722 году и перестроенные архитектором Башмаковым в 1754-м.

А в начале 1900-х годов здесь устраивали вот такие залихватские гонки на буерах.

Такой вот чудный уголок – из квартала стеклянных новостроек к самому-самому началу освоения Петербурга. Только ночью там лучше не ходить. Нуар, он, знаете, на картинках красивый и в кино – так, полюбоваться. А в жизни оно всё не очень, когда с тобой у этой водонапорной башни всякие нехорошие граждане заговаривают.

Бродский

Поэт, как известно, обманул нас и не пришёл умирать на Васильевский остров. Зато у Приморской в конце 2016 года ему поставили памятник. Он, правда, очень-очень странный. Это угловатая куча поребриков с водружённой на неё головой поэта. Стоит на улице Одоевского, недалеко от набережной Смоленки. Монумент изготовили, чтобы поставить его возле дома Мурузи на Литейном, где жил Бродский, но не получилось. В итоге Бродский, как и подобает поэту, застрял в поребриках на берегу Смоленки.

«Поставили в декабре, перед Новым годом. Где-то в апреле, как мне в районе сказали, должны начать делать благоустройство, скамейки и прочее. На пьедестале была надпись-автограф, но меня попросили ее снять, иначе скульптура переходит в категорию памятника, а этого чиновникам не хотелось. Якобы Москва должна согласовывать новый памятник», — рассказывал «Лайфу» скульптор Евгений Ротанов, автор памятника.

В фонде Бродского, впрочем, памятник не одобрили и призвали демонтировать. Мол, установлен он незаконно и выглядит так себе. С другой стороны – стоит и стоит, никому не мешает. Ну сделан из поребриков – так это ж Петербург.

Бобёр

На речке Смоленке в районе кладбища живёт бобёр. Как минимум один. Самый настоящий. Редакция «Луны» видела собственными глазами и подтверждает. Многочисленные фотографии и свидетельства очевидцев тоже не дадут соврать.

Вот он, красавец.

Впервые бобра в речке заметили в марте 2010 года. По предположениям зоологов, зверёк добрался сюда вплавь из Ленобласти.

«Бобр курсировал от берега к берегу, отгрызая от кустов ветки. Мы проводили его до самого Смоленского кладбища. Оказалось, что не в «последний путь» — недавно встретила его ещё раз. Где-то около кладбища у них — дом. Там бобр ныряет и уже больше не показывается», — писала жж-юзер a-alenushka.

Чтобы увидеть бобра, надо просто прогуляться тёплым вечером по Смоленскому кладбищу. Если повезёт – увидите. Он будет с невозмутимым видом плавать в воде и радовать взор. Но не вздумайте кричать «Ааа, бобёр!», а то он испугается и нырнёт под воду. Не пугайте бобра. Он большой, старый и мудрый.

Предполагают, что бобёр живёт в канализационной трубе, впадающей в Смоленку. Мы не знаем, так ли это, но точно знаем, что он там есть. Не верите — приходите и посмотрите.


На Приморской ещё много всего интересного, но мы написали о самом ярком. Впереди – новые рассказы о новых районах. Любите свой город и знайте свой район, друзья.

Александр Пелевин

(Фото: vk.com/primaonelove, citywalls.ru)

26 апреля