Полиамория: привет хипстерам от древних греков

«Полиамория — это круто», «полиамория — это выбор нового поколения», «полиамория — двигатель прогресса». В последнее время в сетевом пространстве появляется все больше и больше материалов на эту тему.

Что же такое полиамория? Скучная выжимка из Википедии говорит нам следующее:

«Полиамория — система этических взглядов на любовь, допускающая возможность существования множественных любовных отношений у одного человека с несколькими людьми одновременно, с согласия и одобрения всех участников этих отношений. Полиаморией также называют практику любовных отношений, воплощающую эти взгляды в действительности».

Если перевести на русский язык, полиамория — это система взглядов, когда в устоявшейся паре одобряется практика любовных отношений с другими людьми, независимо от их ориентации.
Сейчас создаются даже специальные коммьюнити, где общаются люди с этим «диагнозом»: дружат, проводят лекции, и, скажем так, знакомятся по интересам.

Почему же такой ажиотаж вызывает движение полиамории? Это легализация измен или попытка вдохнуть свежего воздуха при всё возрастающей цензуре? Попробуем разобраться с самого начала.

Вот первая попавшаяся статья про это движение. «Полиамория может стать или уже стала любовью настоящего».

Ищем дальше. «Развитие технологий, которые позволяют знакомиться и общаться проще и быстрее, чем во времена, когда переписка занимала месяца, а путешествия – годы»

Да ладно? А человечество сплошь и рядом было моногамно? Расскажите это детям цветов. Расскажите это в мусульманских странах.  Расскажите это древнему греку или римлянину. Позабавьте этим суждением первобытного человека. Сидит он такой, неандерталец, и думает: «Как хорошо, у меня одна самка на всю жизнь, на других и не взгляну. Буду предаваться с ней любовным утехам до моей безвременной кончины в 30 лет и радоваться».

(Тома Кутюр, «Римляне эпохи упадка»)

Екатерине 27 лет и она считает себя бисексуалкой: её привлекают и мужчины, и женщины.

«Статью про полиаморию мне скинула подруга с явно саркастичным смешком. Дескать, почитай про себя. Всё дело в том, что я выступаю за открытые отношения. Часто, когда я долго нахожусь с одним и тем же человеком, мне становится будто сложно дышать. Я перестаю чувствовать свободу и пытаюсь найти её на стороне. Обществом это осуждалось. До недавнего времени. Если честно, я не считаю, что нужно создавать такой ажиотаж и говорить об этом в открытую. Ещё больше меня напрягает то, что это подаётся как некая психологическая база. Я сама по образованию психолог и люблю изучать механизмы человеческих поступков. Но здесь мне становится сложно и непонятно. Вертикальная иерархия, горизонтальная иерархия, алгоритмические модули. Это все термины, которые фигурируют в этом движении. У меня возникает только один вопрос. Зачем мне это всё, если я хочу задорно заниматься сексом?

Я не могу это читать. Мне становится слишком сложно. У меня начинает болеть голова, и происходит кровоизлияние в мозг. Мой девиз: «Заниматься сексом с телом, а не с мозгом». Я пробовала знакомиться в этих сообществах. Люди, которые там попадались, безусловно, интересные. Но они какие-то слишком замороченные и лицемерные. Они пытаются оправдывать свои поступки, это выглядит очень смешно и совсем не возбуждает. Я ненавижу людей, которые позиционируют себя «не такими, как все». Обычно те, которые на каждом углу орут о том, как они отличаются от серой массы, представляют собой обычных обывателей, и не в самых лучших их проявлениях».

Игорь, 25 лет, работает барменом и считает, что профессия накладывает отпечаток на его восприятие отношений с женщинами.

«Мне нравится моя работа. Нравится общение с людьми, особенно с девушками. Когда я флиртую, в том числе на работе, мне вот прямо физически кажется, что появляются новые ресурсы. Бывает, не выспался, пришёл на смену после тусовки: голова болит, спать охота. Но улыбнулась девушка, посмеялась над моей шуткой — и уже прям такой бодрый, готов сворачивать горы. Флирт мне очень важен. Я люблю красивых девушек и желательно побольше. Я не верю в моногамию. Пусть раз в десять лет, но будет хотеться чего-то пикантного и «другого», каким бы замечательным не был партнёр в сексе.

Разовый секс на двоих или в одно рыло — это нормально. Если об этом ставится в известность партнёр и даёт добро. Но для чего под это подгонять практически религиозную базу и возводить это в культ, как это делают полиаморы? Это лицемерие чистой воды. У меня была девушка, с которой я встречался ради секса. А у неё, в свою очередь — постоянные отношения. Она, если честно, была весьма глуповата и слишком уж возвышенная что ли. Часто прогоняла мне «телеги» про то, какая она творческая и оригинальная и именно поэтому формат моногамных отношений для неё не подходит. Но постойте, в чём дело? О да, точно. Я чувствовал отчётливый душок лицемерия. По мне так важнее, если люди будут нести ответственность за свои поступки. Да, меня называют бабником, но я честен перед собой и окружающими».

(Эдвард Джон Пойнтер, «Танец ор»)

А вот Ирина и Вячеслав, 21 и 26 лет, считают, наоборот, что появившееся недавно движение помогает молодым людям найти себя.

Вячеслав:
«Мы познакомились на игровом форуме и сразу нашли общий язык. Мы оба не искали серьёзных отношений потому, что не были готовы променять свободу на какие-то обязательства. Мы учились, ходили вместе на концерты и на выставки, путешествовали. Нам было хорошо друг с другом, но я постоянно заглядывался на других девушек и думал, что это как-то неправильно. Как-то я обмолвился об этом в кругу своих друзей, и они меня осудили. К своему стыду, Ирине я сообщил о своих желаниях гораздо позже. Поймите, я боялся, что потеряю надёжного друга и хорошего партнёра в постели, но желание разнообразия было выше этого. К моему удивлению, она отреагировала своеобразно. Призналась, что давно испытывает влечение к одной своей подруге, и вот собиралась с мыслями, как мне сказать. Боялась, что я её брошу. Нам было очень смешно».

Ирина:
«После того, как мы расставили все точки над I, жить стало проще. Серьёзно. Мы обсудили вопросы доверия и поняли, что это самое главное в наших отношениях. Я доверяю Славе, а он — мне. Главное правило: не врать. Мы даже нарисовали магнитик и узорно вывели на нём эту фразу. Don’t lie. Теперь это напоминание висит у нас на холодильнике. Вначале мы были автономны и просто искали партнёров по разным сайтам знакомств. Но потом мы узнали про такую штуку, как полиамория. Начали общаться в сообществах. Не подумайте плохого, ходили на встречи, рассказывали о себе и слушали других, пили кофе. Вначале было странно, что люди не осуждают наши увлечения, как предыдущая компания Славы. Нас понимают, мы можем свободно обсудить те вещи, которые нас волнуют. Ревность? Я ревнива. Но я могу допустить, что мой любимый может влюбиться в кого-то, кроме меня. Я могу ревновать к вниманию, к тому, что мой близкий человек доверяет кому-то больше, чем мне. Конечно, я боюсь этого. Ведь, если я не буду чувствовать доверия, то отношения придётся закончить».

Приверженцы движения полиамории утверждают, что традиционная семья сейчас переживает кризис и скоро канет в небытие.

Мы не знаем, так ли это на самом деле, и вряд ли сможем спрогнозировать. Но этой статье нужен какой-нибудь вывод. Или, скажем, мораль. Мораль — это очень важно!

Хотели? Получите.

Итак, готовы? Мораль.

Предохраняйтесь и не врите близким.

Маша Кошкина

На обложке: Лоуренс Альма-Тадема, «Розы Гелиогабала»

20 февраля