Троицкое Поле. Почему КАД превратила микрорайон в этническое гетто

19:59, 31.07.2018


«Обухово» — пожалуй, последняя станция метро, которую посещает приезжий житель Петербурга — о её окрестностях либо говорят плохо, либо не говорят вообще. Рассказываем, как из колыбели конструктивизма Троицкое Поле стало главным гетто в городе и как здесь жить сейчас.

Детские болезни авангарда

Несмотря на то, что главным местом сосредоточения архитектурного авангарда считается район Нарвской и Кировского завода, новое жилье для нового советского человека началось именно в районе Троицкого Поля — рядом с Обуховским заводом. В 1925—1926 годах по проекту архитекторов Георгия Симонова и Тамары Каценеленбоген построили несколько трёх-пятиэтажных домов.

Как отмечает автор книги «Ленинградская утопия» историк Елена Первушина, опыт был неудачным. Дело было даже не в том, что новые дома на фоне господства классицизма и модерна напоминали «уездную тюрьму». Дело в другом: строительство было фактически долевым — оно велось товариществами «на паях». Однако большинство квартир были трехкомнатными — что было не по карману для рабочих семей. Из-за этого они превратились в коммуналки.

«В них живут по две, по три семьи. В маленьких кухнях толкотня, ссоры, дрязги», — приводит Первушина статью «Ленинградской правды» тех лет, добавляя, что архитектор Симонов исправил ошибки планировки при проектировании следующих жилмассивов.

Но с Троицким Полем уже ничего сделать было нельзя: ярко выраженный «пролетарский» характер района сформировался практически сразу.

КАД раздора

Впоследствии район дозастраивали пятиэтажными кирпичными домами, затем — типовыми хрущёвками и парой многоэтажек, одну из которых по советской традиции назвали «пентагоном».

До середины нулевых Троицкое Поле было непримечательным малоэтажным микрорайоном Петербурга, пока в бытоустройство его жителей не вмешалась КАД.

Уже в конце 90-х жители Троицкого Поля знали, что скоро непозволительно близко с их окнами будут пролетать автомобили. Тринадцать домов попали в санитарно-защитную зону КАД — их обитателям пришлось паковать чемоданы.

Кольцевую открыли в 2006 году. С этого момента начинается самая мрачная страница в истории Троицкого Поля. Формально расселённые дома передали ведомственным органам. Но двери в здания остались открытыми: с одной стороны, некоторые жильцы наотрез отказывались уезжать, с другой — покинутые квартиры занимали мигранты. Выходцы из Средней Азии быстро заселили пустующие квартиры. Как сообщают очевидцы, район изменился до неузнаваемости — косвенно строительство КАД повлияло на всех жителей Троицкого Поля.

«Микрорайон фактически превращён в гетто. Целый дом заселён гастарбайтерами, мигрантами. Проживают они здесь в огромном количестве. Мне становится страшно за свою мать и за свою сестру», — делились ужасом местные жители.

Кровавая кульминация «мигрантской» истории Троицкого Поля наступила в 2012 году. У расселённой по документам девятиэтажки состоялся футбольный матч между уроженцами Азербайджана и Таджикистана. Итог — массовая потасовка, два трупа, несколько человек с ножевыми ранениями.

Во время рейда по злосчастной девятиэтажке правоохранительные органы выяснили, что в квартирах в скотских условиях проживают гастарбайтеры.

Позже всплыл ещё один интересный факт — мигрантов селили под эгидой Верховного суда: оказывается, дом отдали филиалу Российской академии правосудия в качестве служебного жилья для сотрудников, гостиницы для слушателей и общежития для студентов.

Жизнь после гетто

Чтобы окончательно расселить дома рядом с кольцевой, понадобилось несколько лет — через четыре года после кровавого матча ОМОН всё ещё наведывался с рейдами. В 2016 году руководство Невского района отчиталось, что район полностью зачищен от мигрантов, а дома переданы в Росимущество.  

Троицкое Поле медленно возвращается к былому спокойному укладу. Зелёные улицы снова ухожены, во дворах резвятся дети и неспешно прогуливаются пенсионеры, открываются магазины и даже более-менее приличные кафе, а дома приводят в пристойный вид. Одну аварийную пятиэтажку 20-х годов полностью реанимировали, а заброшенное общежитие отреставрировали и снова заселили студентами.

Но осадок остался. Это и расселённый «пентагон», и зачем-то разрушенная советская школа, и «убитые» подъезды расселённых домов, а главное — Троицкое Поле прочно и явно надолго засело в массовое сознание как гетто. Несмотря на близость сразу к двум станциям метро  — «Пролетарская» и «Обухово» — район не привлекает ни риелторов, ни инвесторов, ни покупателей. Например, однокомнатную квартиру здесь запросто снять меньше, чем за 20 тысяч рублей.

КАД, ж/д, хрущёвки, садоводство

С точки зрения инфраструктуры, «Обухово» — худшая станция метро в городе. Одно бистро, лавка с пирожками, железная дорога и придорожные кафе, промзона. Рядом только железнодорожная станция и КАД — ближайшие жилые дома начинаются лишь в пяти минутах ходьбы. Но там же начинается и самое удивительное — непонятно как сохранившееся небольшое садоводство.

«Длинный серый забор тянется вдоль улицы Грибакиных почти на километр и тоже стал своего рода символом Обухова. Кто идёт вдоль этого забора, все время думает: ну когда же он закончится? С другой стороны Обухова — это каким-то чудом зажатое между промзоной, железной дорогой и кварталами хрущёвок садоводство, существующее здесь по сию пору», — говорит краевед Евгений Евдокимов.

В хмурые для Троицкого Поля нулевые территорию садоводства планировалось отдать под инженерную инфраструктуру и зону городского транспорта, но дачники смогли все же воспользоваться правом «дачной амнистии» и приватизировать земли.

Что здесь делать?

Несмотря на близость к двум станциям метро сразу — от «Пролетарской» до «Обухово» пешком 15 минут — Троицкое поле — спальный в самом буквальном смысле этого слова район. Здесь вы не сходите в кино, не отоваритесь в молле, поесть и выпить здесь тоже особо негде. Все ближайшие инфраструктурные радости и рекреационные зоны находятся в районе «Пролетарской» и дальше.

Например, рядом с «Пролетарской» есть крытый каток, на котором можно зимой и летом покататься на коньках. Если пройти чуть дальше по проспекту Обуховской обороны, он превращается в набережную: можно прогуляться вдоль Невы и посмотреть, как приходят корабли на Речной вокзал. А ещё дальше — парк Куракина Дача.

Если пройтись в обратную сторону, можно посмотреть на торжество промышленного конструктивизма в лице зданий Обуховского завода — при нем, кстати, есть спортивный комплекс с большим бассейном.  

На этом, пожалуй, список завершается: главное инфраструктурное преимущество Троицкого Поля — это метро, до которого можно быстро дойти и через полчаса уже быть в центре.

Владимир Завъялов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: