«Однажды в меня врезался голубь». Истории о людях на грани

Кате 19 лет, она учится на заочке и работает в офисе, любит играть в настольные игры, ходить на концерты и готовить. Иногда ей кажется, что с утра её волосы лежат недостаточно красиво, а новое платье — полнит. В отпуск она любит ездить не на Бали, а на Чёрное море и по городам России.

В ноябре Катя чудом избежала смерти.

Она не вступала в группы суицида в социальных сетях, а в день Х запостила на свою страничку смешного котика, сидящего за ноутбуком, с весёлой песенкой.

«У вас бывает такое, что вы что-то делаете, например, готовите шарлотку, и не получается?

Вот вы купили все, что нужно, а тесто вначале получается жидким, а потом слишком сладким. А яблоки вообще червивыми оказались. А шарлотки хочется! Продукты уже перевели, отправили в мусорное ведро. Что еще остаётся делать? Идти в магазин за новыми ингредиентами. А на улице слякоть, дождь, бомжи и собаки. В общем, как-то не хочется. И сил уже нет. Ну пойдёшь ты за продуктами, а шарлотка опять не получится. Повторить до бесконечности. Надо нам это? Конечно, не надо. И ты ложишься на диван, думаешь: «А ну её, эту шарлотку!». И ложишься спать.

Однажды я пыталась приготовить шарлотку, не смогла и уснула.

Это был типичный ноябрь. Дожди, слякоть, толкучка в метро. Под ноги кидались весьма наглые питерские голуби, а лужи были особенно глубокими и прозрачными.

Приближалась сессия, учёба давила необъятным грузом. На работе — постоянные тычки и идиотские задания, которые я ненавидела всей своей мелкой душонкой. Хозяйка подняла арендную плату. На пальто порвался карман. Любимый сериал закончился. Сигареты подорожали на 12 рублей. От любимой чашки откололась ручка. Сыро. Холодно. Тлен.

Я не понимала, что мне делать дальше. Учёба перестала нравиться, я хотела заниматься другим, но не было на это средств и, если честно, особой мотивации. Офисная духота становилась почти осязаемой — хотелось так, вжух, и очутился на пляже.

Я пыталась отвлекаться. Рисовала, смотрела потом на рисунки и думала: «Бедное существо, зачем я его создала? Чем оно так провинилось?». Я пыталась выбираться с друзьями. Но стала весьма раздражительной и на стандартное «как дела» могла разрыдаться и начать осыпать проклятиями. Постепенно все мои друзья, удивительное дело, прекратили приглашать меня куда бы то ни было, а потом и писать. Родители мои далеко, в северном маленьком городке. Я с ними практически не общаюсь.

Чуть раньше, в конце лета на меня снизошла благодать — я влюбилась. Объект моей любви был, естественно, музыкантом.

Мы познакомились на какой-то вечеринке, куда меня потащила одна моя слишком прошаренная в тусовочных вещах подруга. Обаятельный мальчик, который удивил и очаровал меня одновременно. Потом я долго размышляла, чем, и не могла понять. Харизма, обаяние, вот это всё. Он умел говорить, в силу своей профессии, плести витиеватые конструкции интеллектуального юмора, стильных комплиментов на грани фола и всеобщей начитанности. И я поняла, что влюбилась. Почти с первого взгляда. Вернее, с той самой минуты, когда вдохнула аромат его дорогих духов.

Потом было предсказуемо: я отправилась к нему домой. В мои планы входило удовлетворить мой голод на эту красоту и харизму, напитаться ей, а потом уехать прочь, поставив галочку в своём списке красивых лакомых мальчиков. Но, когда мы утром проснулись, он улыбнулся мне и взъерошил волосы, я поняла, что всё. Попала. Я предложила ему дружбу. Он снисходительно согласился. Мы дружили и занимались сексом.

Он критиковал все — мою внешность, мои увлечения, мою жизнь. Даже мой вес. В тот период я совсем перестала есть. Питалась йогуртами и зелёным чаем. Постоянно приводил в пример своих поклонниц, рассказывал, чему я могу у них поучиться.

Мы постоянно ссорились, ругались. Я ревновала, я хотела угодить, я вела себя, как стандартная героиня передачи «Давай поженимся» — хихикала и несла чушь.

В какой-то момент я поняла, что мне тяжело. И рассказала ему об этом.

Кажется, в тот день я шла на работу и в меня врезался голубь. Мне было обидно и немного больно. И из меня потоком полились жалобы, которые я тщательно скрывала, надевая маску жизнерадостности. Нет, он не кинул мне ссылку на группу про самоубийства в социальной сети.

Он просто сказал: «Что ты ноешь? Тебе же слабо закончить всё это».

В тот день на обеде я придумала крайне смешную шутку, которая очень понравилась коллегам.

А по дороге домой встретила забавную таксу, которая убежала с поводка. Пришлось помогать хозяину её ловить.

Потом я пообщалась в социальной сети и обсудила мемы про котиков.

А потом пришла домой, включила сериал, открыла аптечку и через некоторое время уснула.

Проснулась я уже от того, что мне в глаза неприятно светили фонариком.

Оказалось, соседка по квартире заглянула в мою комнату, чтобы спросить что-то, и увидела то, что увидела.

Мне промывали желудок и прокатили на скорой помощи с настоящими мигалками. В приёмном покое был наркоман, который выкрикивал странные фразы, типа «интеграции в масло» и старенький алкоголик с красными от запоя глазами.

Суровая женщина-врач подозрительно оглядывала меня, когда я пыталась её заверить, что я сделала это случайно. Бывает, знаете ли, задумаешься и наешься таблеток.

Не прокатило.

Месяц я провела в спец. учреждении. С работы пришлось уволиться, а сессию — закрывать задним числом. Из того периода я мало что помню — меня пичкали лекарствами и давали на завтрак овсянку. Ненавижу овсянку. Даже с маслом. Даже с джемом. Я сообщила о произошедшем уже находясь в больнице. И получила много удивления: «Мы никогда бы не подумали. Ты не говорила нам об этом. Ты всегда шутила и улыбалась».

Тот молодой человек позорно слился и, кажется, начал говорить про меня гадости общим знакомым.

Сейчас всё хорошо. Я закрыла сессию, хожу по собеседованиям и подумываю завести кота. Соседка придумала традицию: каждый вечер я пью с ней чай и рассказываю, как прошёл день. Мне сложно общаться, но я стараюсь знакомиться с новыми людьми, выбираться на интересные меропрития.

А ещё я снова начала рисовать».


Мише 14 лет, он любит играть в компьютерные игры и смотреть летсплеи на Youtube. А ещё эклеры и своих родителей. Прошлой весной он расхотел жить.

«Мне стыдно, но я частенько смеялся над шутками про суицид в социальных сетях. Никогда не думал, что я сам буду думать про то, чтобы уйти из жизни.

Но в прошлом году всё изменилось. Началось с развода родителей. Это было для меня неожиданностью. Они, конечно, ругались при мне, но не больше других, я думаю. А эта новость меня просто огорошила.

У меня были ровные отношения с мамой и папой. Я считал их клёвыми, и часто даже думал про себя, когда слушал истории о семьях одноклассников: «Вот у меня какие родители: работают на хорошей работе, не деспоты, современные».

А тут в них будто вселился демон из Doom. Вскрылись многие неприятные моменты: что папа изменял маме, что мама ненавидела папу.

Скандалов стало больше. Я запирался в своей комнате, врубал Doom и надевал свои большие наушники, чтобы не слышать, как они орут друг на друга и винят во всех смертных грехах. Когда я рассказал друзьям, они посмеялись и сказали, что я как маленький и у всех родители разводятся.

А потом мы с мамой переехали. Я пошёл в новую школу. Там мне было сложно. Пришлось начинать заново дружить, и я, возможно от того, что нервничал постоянно, начинал лезть в драку, провоцировать ссору и пытаться самоутвердиться на новом месте. Это опять напоминало Doom, когда бьёшь монстров, а их становится всё больше и больше. Твой персонаж уже ранен и его силы на исходе. Но надо продолжать драться.

Я не заходил на паблики для самоубийц, но часто начал слушать грустную музыку и постить у себя на страничке депрессивные картинки.

В тот период маме было не до меня. Она активно бегала по судам, устроилась на вторую работу, чтобы нас прокормить. Поэтому я целыми днями играл и слушал музыку. Начала ехать крыша.
Я начал думать, что так, как раньше, никогда не будет. Мама с папой не помирятся, друзей я новых не заведу. И я начал думать о плохом. Я думал, всем плевать на меня, и я только мешаюсь.

Однажды, когда я играл в одну многопользовательскую РПГ (было уже очень поздно, и все почти уснули из тех, кто со мной ходит «в пати»), в чате нашей команды я разговорился с одним игроком. Это был уже взрослый парень. Кажется, он работал айтишником. Не знаю, почему, но я поделился с ним всем, что произошло. Рассказал, как мне плохо без друзей, без папы, без привычной обстановки. А потом сказал про свои плохие мысли.

Парень не стал надо мной смеяться или критиковать. Я помню, мы с ним поговорили. Он спросил, почему не ладятся дела в школе, гуляю ли я или только сижу в игре, когда я последний раз общался с мамой по душам.

После этого разговора мне стало лучше. Я прислушался к некоторым его советам, и постепенно жизнь наладилась.

Самое смешное, что мне помог левый человек из интернета тогда, как мне казалось, все близкие и друзья от меня отвернулись».


Андрею 29 лет, он пишет стихи и любит кино. В октябре прошлого года он мог умереть.

«Осенью я сел на электричку и поехал в лес с твёрдым намерением не возвращаться оттуда.

В тот период у меня случилась очень печальная жизненная история. Вся моя жизнь до того момента пошла коту под хвост. И в личном плане, и в профессиональном, и в творческом. Абсолютно вся жизнь, вообще. Хоп — и всё полетело в ад. Знаете, бывает: ехал ты по дороге, а там за резким поворотом — обрыв. И летишь. Я летел. Это было сокрушительно, больно и очень тяжело. Ходил по городу осатаневший, со взглядом на тысячу ярдов (как в кино про войну, ага).

По большей части я сам был виноват в том, что произошло, и осознание этого тоже очень сильно било по голове. Я чувствовал, как эта боль отравляет меня, я не мог ни о чём больше думать.

Я понял, что ад действительно существует, и он внутри нас. Иначе я это назвать не могу. Именно самый настоящий ад с самыми настоящими чертями, которые по-настоящему варят тебя в котле.

В один из дней октября меня так переклинило, что вечером я оказался в этой электричке и поехал в лес.

Состояние, конечно, было — врагу не пожелаю. Хотя нет, пожелаю.

Что происходило со мной в этом лесу и что я там делал — если честно, довольно трудно рассказать, и об этом очень хотелось бы забыть. Но в итоге что-то внутри перегорело. В этом лесу, этой сумасшедшей осенью я был уже за гранью, фактически уже на той стороне. Но именно в этом состоянии я вдруг очень чётко ощутил, что я сильнее этого дерьма.

Я больше не хотел умирать. Я ехал обратно в город на последней электричке и смеялся про себя. Думал: «Расскажу это кому-нибудь, вдруг кому поможет». А в итоге я даже не знаю, что рассказать. Просто какой-то щелчок в голове, что-то такое предостерегло меня от того, чтобы сделать непоправимое».


Вот такие истории. 

Влияют ли социальные сети и прочие «синие киты» на роковое решение? И да, и нет. Подростки больше других социальных групп реагируют на критику окружающих и бытовые неудачи, но это может случиться с каждым.

Неважно, сколько человеку лет, на какой паблик он подписался. Не важен даже его статус в обществе.

Дело в том, что мы часто не знаем, чем живёт наш друг, коллега, сосед или даже ближайший родственник. Нам кажется, что всё хорошо, а человек замыкается в себе и думает непотребные мысли.

Что делать, если вы заметили, что близкий человек на грани?

1. Во-первых, ни в коем случае не надо обесценивать его состояние. Вот это всё «соберись, тряпка» — это не работает. Человек отмахнётся от вас и правильно сделает.

2. Проявите эмпатию. Станьте ему ненавязчивым помощником. Будьте всегда рядом, но не напрягайте разговорами, не стройте из себя его мамочку.

3. Предложите общение. Не водите его по кабакам и не навязывайте веселье — просто станьте ему приятным собеседником, если можете. Одному быть в таком состоянии очень опасно.

4. Если вы чувствуете, что надо — отведите его за ручку к специалисту.

Что делать, если вы на грани?

1. Если вы отследили это состояние — это уже хорошо. Теперь — сражайтесь. Важно понять, что это состояние рано или поздно пройдёт, а ошибка, которую вы задумали совершить, непоправима.

2. Банальный, но действенный совет: отвлекайтесь. Загрузите себя делами, пойдите на курсы по рисованию на батике, раскроите и сшейте сарафан, выпилите из дерева табуретку. Подойдёт любая активность. Главное — чтобы вам самим нравилось, что вы делаете, и вы видели результат.

3. Ещё более банальный совет: сделайте себе что-нибудь приятное. Примите расслабляющую ванну, сходите на массаж, пообщайтесь с друзьями, если можете. Но не насилуйте себя. Если вы не хотите общаться, закажите пиццу и посмотрите свои любимые фильмы.

4. Дарите себе приятные мелочи — они помогают чувствовать жизнь.

5. Делайте то, что вам нравится — еда, кино, секс, путешествия. Если не можете — делайте то, что можете.

6. Главное — не начинайте много пить. И, уж тем более, не употребляйте запрещённые вещества. Кажется, что это помогает, но это иллюзия. Башню от этого срывает только в путь.

7. Старайтесь не оставаться в одиночестве. Общение отвлекает. Не стесняйтесь «ныть» людям, которые понимают вас и готовы это воспринять. Важно понять, что вы не одни.

8. И, конечно же, обязательно дойдите до специалиста. Обратиться за помощью к психотерапевту — это не признак слабости, а, наоборот, признак силы. Это значит, что вы признали свою проблему и готовы с ней справляться.

9. Сражайтесь. Да, у вас внутри ад. Но вы — морпех из Doom, у вас есть двустволка и бензопила. Вы перебьёте этих монстров и надерёте им задницы.

Идите до конца и преодолевайте. Помните: свет всегда побеждает.

Маша Кошкина

 

 

15 марта