На дне. Реки и каналы Петербурга, которых нет

Карта Петербурга могла выглядеть иначе. Сейчас мы могли бы кататься на катерах по Васильевскому острову, жарить шашлык на берегу Таракановки и любоваться сталинскими высотками с набережной Южного Обводного канала.

Сегодня мы вспомним водные артерии Петербурга, которые либо так и не появились, либо со временем исчезли с карты. От некоторых из них остались артефакты, напоминающие, что там, где мы сейчас ходим, можно было бы и плыть.

Линии

В 1716 году появился проект, автором которого, скорее всего, был Доменико Трезини, а вдохновителем – Пётр Первый, в голове которого и родилась эта идея. Он предусматривал создание на Васильевском острове сети параллельных и перпендикулярных каналов, по которым и должны были перемещаться жители острова. Проезды по берегам каналов, шедших вдоль острова, должны были именоваться перспективами, а тех, что планировалось проложить поперёк – линиями.

Согласно известной легенде, к моменту смерти Петра вырыли только 13 каналов из 27 задуманных, и виной тому стало казнокрадство генерал-губернатора Петербурга Меншикова – мол, не хотел светлейший князь жить в новом Амстердаме, зато попилить выделенные на стройку суммы был совсем не прочь. В итоге каналы оказались слишком узкими, по ним нельзя было плавать, а жители быстро превратили их в канавы, закидав за несколько лет мусором и нечистотами. Якобы Пётр, увидев это, пришёл в ярость.

Легенда эта впервые появилась в труде Якоба Штелина «Подлинные анекдоты о Петре Великом» и в неизменном виде перекочевала в труды поздних исследователей. На деле же было немного иначе. Среди документов, оставленных современниками, нет ни одного свидетельства о существовании в то время на Васильевском острове 13 каналов. Указ, датированный 1723 годом, повелевает «на Васильевском острову, где по чертежу быть каналам, и на тех местах до строения тех каналов для воды выкопать пруды». Следовательно, в то время их ещё не было. В 1724 году был издан указ, определяющий их ширину. Только в 1727 году, по всей видимости, удалось прорыть три канала: между 4-й и 5-й линиями, между 8-й и 9-й и по Кадетской. А в 1730 году выкопали ещё один – перед зданием 12 Коллегий, по нынешней Менделеевской линии.

Судя по всему, именно эти каналы и зарыли по указу Екатерины II в 1767 году. От мечты Петра Первого остались только названия линий и перспектив (проспектов).

Адмиралтейский ров

Ещё один канал петровской эпохи формально даже сохранился до наших дней (если так можно сказать о его полукилометровом огрызке, протекающем вдоль северного берега Новой Голландии). Это – Адмиралтейский канал, прорытый как ров Адмиралтейской крепости в 1717 году.

Первоначально Адмиралтейство было не только верфью, но и важным пунктом обороны города. В год закладки Петербурга вовсю шла Северная война, а линия фронта проходила практически по городской территории.

Но в 1721 году война закончилась победным для России Ништадтским миром, и необходимость в укреплениях вокруг Адмиралтейства отпала. Ров превратился в транспортную артерию.

В 1730-ые его соединили с Прачечным каналом в районе современной площади Труда. Всё это и стало Адмиралтейским каналом.

А в XIX веке канал начал постепенно исчезать с карты города. Около 1805 года закопали оригинальный ров вокруг Адмиралтейства – на его месте теперь Александровский сад. А в 1842 году повелением Николая I в подземную трубу увели часть канала на площади Труда.

Сейчас его остатки можно увидеть как у Новой Голландии, так и в подземном переходе на площади – там в 1990-е вскрыли срез трубы, в которую был заключен канал в 1840-ые.

Таракановка

Эта речка также сохранилась на карте Петербурга в виде огрызка у парка Екатерингоф. А когда-то она была полноценным притоком Фонтанки, протекавшим через юго-западные окраины города. На её берегах строили свои дачи и усадьбы знатные петербуржцы.

Но с конца XVIII столетия берега Таракановки начали превращаться в рабочие окраины столицы –Нарвскую заставу. Здесь выросли заводы и рабочие городки, а сама река превратилась в зловонный водосток.

С начала XX века городские власти начали решать проблему Таракановки самым радикальным образом. В 1906 году был засыпан участок речки от Фонтанки до Обводного канала, а в 1920-е, при капитальной послереволюционной реконструкции района площади Стачек, исчезла и часть речки до Бумажного канала.

О существовании Таракановки, помимо огрызка в Екатерингофе, напоминает целый ряд городских артефактов.

Во-первых – это улица Циолковского, идущая прямо по бывшему руслу реки от Фонтанки до Обводного.

Во-вторых – мост завода «Красный треугольник». Сейчас этот дуговой пролёт воспринимается как входная арка на территорию полузаброшенного предприятия, но когда-то он был создан именно для того, чтобы рабочие могли пересекать протекавшую на территории фабрики реку.

В-третьих – это подземный переход на площади Стачек, проложенный прямо по южной части русла реки. Фактически, сотни петербуржцев ежедневно ходят по дну метафизической Таракановки.

Улицы-каналы

В Москве есть Кузнецкий мост, который не мост, а в Петербурге — Введенский канал, который не канал.

Его вырыли в 1807-1810 гг. для соединения Фонтанки с Обводным каналом. Первоначально его использовали как транспортную артерию, но к середине XX века он обмелел и его постигла характерная для каналов из нашей статьи судьба – превращение в очередной городской коллектор.

Введенский канал в 60-е годы ХХ века

В 1960-е годы зловонный водоём в центре города было решено уничтожить. Канал срыли, а на его месте проложили улицу. А название сохранили.

Аналогичная судьба постигла прорытый в 1718-1721 годах 23-километровый Лиговский канал, протекавший от реки Дудергофки на юго-западе до улицы Некрасова в центре города.

Его создали для снабжения водой фонтанов Летнего сада, но уже в конце XVIII столетия он утратил свою функцию (из-за наводнения 1777 года фонтаны погибли, так что снабжать водой стало нечего).

С 1891 года канал постепенно засыпали. Сначала в центре, затем – до Московских ворот, а в 1960-ые – до района современного парка Авиаторов. Там, на границе Московского и Кировского районов, и сохранился участок этого канала. А по большей части его засыпанной территории в наши дни проходит Лиговский проспект.

Лиговский канал у Знаменской церкви. Фото 1860-х

Сталинский канал

Одним из грандиозных, но невоплощённых проектов сталинской эпохи стал Южный Обводный канал, который должен был соединить Неву и Финский залив.

Идея этого канала впервые появилась в генплане развития Ленинграда за 1935 год. Генплан этот предполагал перенос административного центра города в район нынешней Московской площади (для чего там и был построен грандиозный Дом Советов). А для того, чтобы жители и гости города могли добираться до нового центра не только по суше, но и по воде, было решено связать все южные районы города новым огромным каналом.

Южный Обводный канал на плане 1948 г.

Но мечта о новом Обводном канале оказалась слишком амбициозной для той тяжёлой эпохи – сложная геология местности и разразившаяся в 1941 году война сорвали планы по её воплощению. Формально канал оставался в планах до 1957 года, но реально построить его не было ни сил, ни средств.

Артефакты Южного Обводного — бульвар Красных Зорь в Невском районе, улица Турку во Фрунзенском и улица Бассейная в Московском. Если посмотреть на карту, можно заметить, что все они оказались частью единой архитектурной линии – той самой линии Южного Обводного канала. Даже само название Бассейной улицы – отсылка к нереализованному водному бассейну канала.

Стоящий на ней дом со шпилем у парка Победы украшен скульптурными группами с матросами и якорями – они создавались, как тематическое обрамление будущего водоёма.

К слову, «человек рассеянный» на этой улице никогда не жил. Он обитал на улице Некрасова, которая называлась Бассейной до 1920-ых годов. Она тоже была водоёмом, причём, вполне реальным – именно по нему вода из Лиговского канала текла в Летний сад, и зарыли его по тем же причинам.

Артём Шипунов

10 апреля