Никогда не поздно: советы 75-летнего студента, который проучился 55 лет и получил 30 дипломов

Майклу Николсону 75 лет. 55 из них он посвятил высшему образованию. Сейчас на счету самого дипломированного (в буквальном смысле) специалиста 30 университетских дипломов. Вечный студент получил одну степень бакалавра, две степени младшего специалиста, 23 магистерских степени, три степени специалиста и одну докторскую.

Наибольших успехов Николсон достиг в сфере образования. У него есть степени по образовательному лидерству, библиотечному делу и школьной психологии. А еще пожилому студенту удалось освоить множество других вузовских программ, среди которых, например, домашняя экономика, санитарное просвещение, правоприменение и даже уголовное судопроизводство.

«Я бы хотелось добраться до отметки в 33 или 34 диплома. Когда я этого добьюсь, то буду считать, что наконец покончил с базовым образованием. А потом — если все еще буду жив — мне бы хотелось вплотную заняться изучением того, что мне нравится», — рассказал Николсон несколько лет назад в интервью ABC News.

college

Не так давно Майкл Николсон в интервью журналу VICE пожаловался на то, что продолжать учебу в университете ему уже не позволяет здоровье, и дал несколько важных советов выпускникам 2020 года. Он рассказал о том, чем отличаются нынешние студенты от тех, с которыми он учился в молодости, почему важно дружить с соседями по комнате и как научиться правильно спорить с вузовскими преподавателями.

Я встаю в 4 утра и в это время прохожу две мили на прогулке. Это не значит, что всем надо вставать в 4 утра, но иметь какой-то распорядок действительно надо. Если будешь просыпать утренние занятия, то будешь вертеться, как уж на сковородке, пытаясь компенсировать потерянное время.

Когда я учился в семинарии, нам приходилось носить рубашки, галстуки и костюмы. Сейчас такого уже нет. А в нынешних аудиториях все выглядят неряшливо. Не умеют одеваться. Я хожу на учебу в хаки и в спортивных рубашках. Я бы не стал ходить в футболке, я бы не стал ходить в Levi’s, я бы не стал ходить в шортах и я бы не стал ходить в босоножках, как все девчонки. Пятьдесят-шестьдесят лет назад девчонки ходили в туфлях и носках, в юбках и платьях. Они делали себе прически.

Сейчас на занятиях, во время лекций, очень много едят. Люди приходят с завтраками, с бутылками газировки, с водой и вообще. Полный джентльменский набор вместе с компьютерами. По-видимому, им при этом хорошо. Сам я обычно сижу в последнем ряду, и я вижу, на что они глядят на компьютерах. Я понимаю, почему многие преподаватели отчаиваются. Они читают лекции и выдают материал, а студенты пялятся на свои компьютеры и одновременно смотрят на кучу других вещей. В мое время подурачиться было невозможно. Сегодня можно все что угодно.

Я проучился 55 лет подряд. Мне нравилось, и я получал дипломы, так что в этом смысле я чего-то добивался. Я привык учиться, и я хотел продолжать столько, сколько смогу. Чем больше я узнавал, тем больше хотел знать. Мне бы очень хотелось в данный момент, начиная с этой недели находиться на занятиях. Но пару лет назад я завязал. Как сказал мне один врач: «Вы стареете». Полагаю, я пытаюсь приспособиться к этому.

Я не знал наверняка, чем хочу заниматься по жизни, когда получил свое первое высшее, но у меня были общие соображения о том, что мне нужно знать. Я отправился в Детройтский библейский колледж, и каждый год президент колледжа обращался к студентам с посланием под названием «Не заканчивайте слишком быстро». Он старался удержать нас всех в школе до нашего выпуска. Таким и было бы мое послание любой молодой поросли: не заканчивайте слишком быстро.

На самом деле неважно, что вы изучаете, но вы должны изучать то, что вас действительно интересует. В противном случае вы, вероятно, бросите это дело на полпути. Самое важное – это получить диплом. Тогда у вас есть вариант с поступлением в магистратуру или можно начать работать совершенно не по специальности. Взять хотя бы мою жену: она выучилась на учительницу, и она преподавала какое-то время, но последние 37 лет она проработала в сфере обработки данных.

college

С женой я познакомился в библейском колледже. Затем я уехал в Даллас, в семинарию, на три года, а она тем временем жила в Детройте и училась. Мы переписывались и время от времени созванивались. Поженились, когда я перешел с третьего курса на четвертый.

Моей любимой образовательной программой была семинария. Именно там я действительно научился быть студентом. Я жил вне дома, самостоятельно, и мне приходилось хорошо делать свою работу, чтобы получить возможность вернуться домой, хоть как-то себя уважая. Это значило, что я не мог оставлять свои задания на последний момент. Если нужно было написать семестровую работу, мне приходилось начинать за три недели. Это сделало из меня студента.

С соседом по комнате я не поладил. Он был очень экспрессивным, очень эмоциональным, а я всегда был человеком тихим. Ему всегда было что сказать на множество разных тем, но он показал мне очень много хорошего. До меня он проучился уже два года, поэтому он передавал мне некоторые из своих учебников, некоторые из своих заданий. Не воюйте с соседом по комнате, если он вам не нравится: ему, вероятно, есть чему вас научить.

Просто поражает, что можно узнать, если держать рот на замке. Большинство людей хочет говорить. Если я слушаю людей, они реально обращают внимание. А еще я задаю вопросы. Я не пытаюсь рассказать им все, что знаю, потому что обычно они все равно знают больше моего.

Находясь в аудитории, можно быстро учиться у других студентов, можно ознакомиться с их взглядом на разные вещи. Узнать, откуда они, из какой среды, что они могут принести на занятия. А преподаватель может рассказывать о своем опыте, а не просто скармливать вам конспекты лекций на компьютере.

В конце концов, именно в этом и состоит цель высшего образования – не только в получении работы, что само собой разумеется, но и в расширении кругозора, расширении взгляда на мир. Узнаешь, что происходит в мире. Как появился мир? Куда мы идем? Каковы взаимосвязи между людьми на этой земле?

Нужно также слушать преподавателей. Занятие ведет преподаватель, поэтому не стремитесь бросать ему вызов. Однако, если вы сильно не согласны, поговорите с ним. Например, для того, чтобы получить свой диплом по криминальному праву – свой 30-й диплом, – мне нужно было написать заключительный проект минимум на 75 страниц. Из-за своего христианского воспитания я выбрал в качестве темы тюремное служение на конфессиональной основе. В процессе исследований я нашел кое-какие сведения о человеке, который в тюрьме обратился к Иисусу Христу. Это, как я полагаю, человек, который сделал роковой выстрел с травяного холма во время убийства Кеннеди. За последние пару лет я дважды посетил его в тюрьме, и у меня от него 27 писем.

college

У меня было несколько разговоров на эту тему с преподавателем, который был моим научным руководителем по этой работе. Мы говорили об убийстве Кеннеди, и мне пришлось сказать: «Мне кажется, что это произошло вот так». Если просто выйти и сказать: «Вы неправы, вы не знаете, о чем говорите», что ж, вы напрашиваетесь на неприятности. Однако если сказать преподавателю: «Вот мое мнение, а вот доказательства», а у меня всегда были доказательства, которые можно было ему показать, можно, по крайней мере, обсудить это.

Свою работу я завершил представлением своего взгляда на ситуацию с Кеннеди и обращением его убийцы к Иисусу Христу в тюрьме. А мой преподаватель это подписал. Он был одним из четырех докторов наук, подписавших работу, среди которых был один юрист, несмотря на то, что ни один из них не был со мной согласен. Дело в том, что я создал убедительное обоснование, обоснование, которому они не могли возразить. Собственно, вот так я и лажу с преподавателями.

Долгов у меня нет. Я начал разносить детройтскую газету в 11 лет, и я следовал по одному и тому же газетному маршруту 11 лет, до самого окончания колледжа. Вот так я и пережил первые четыре года – разносил газеты каждый день недели. Разумеется, в то время высшее образование не стоило так дорого, как сейчас, но обучение никогда не было проблемой. По ходу дела я несколько раз поработал преподавателем, а в одном университете я 11 лет выписывал талоны на парковку, однако все время, пока я работал, я еще и учился.

Я знаю, что в среднем у студента после четырех лет в университете набегает $30 тысяч долларов долга за обучение. Стоит ли оно того? Я не знаю. Я боюсь долгов. Мне никогда не нравится быть кому-то что-то должным. Когда вы кому-то что-то должны, вы находитесь под контролем этого человека. Но я не знаю, как еще можно поступить. Я пару лет поработал летом на фабрике, но сейчас уже просто невозможно устроиться на такую фабричную работу. В то лето, когда я работал в Chrysler (американская автомобилестроительная компания — прим. ред.), я просто туда зашел и меня взяли. На дворе были 1960-е. Сейчас, если хочешь такую работу, полагаю, надо ехать в Китай или куда-то еще.

Я бы и дальше получал дипломы о высшем образовании, если бы меня не тормозило физическое состояние. Поэтому вот мой совет: продолжайте учиться. Продолжайте, пока только можете.

28 ноября