В гости к Соне Мармеладовой. Гид по петербургским борделям XIX века

Где обитали те самые «барышни», к которым ходили пьяные гусары и томные петербургские поэты? Сегодня совместно с нашими друзьями из паблика «Знай город: Санкт-Петербург» мы составили путеводитель по петербургским борделям XIX века и даже нарисовали карту.

Вообще, отправляясь в путешествие по злачным местам дореволюционного Петербурга, стоит быть начеку. Один неверный шаг — и амурное приключение закончится вовсе не так, как ожидалось. Хотя на дворе XIX век, и проституция легализована, далеко не все жрицы любви трудятся в соответствии с законом. Некоторые девушки вероломно уклоняются от регулярного медицинского обследования и могут передать клиенту парочку-другую неизлечимых болезней. А иные места (например, та же Сенная площадь) кишат криминальными элементами, которые с радостью проломят голову тому, кто в поздний час решил отправиться в этот район за приключениями. Достоевский, в общем-то, правду говорил.

Эту карту мы составили на основе воспоминаний современников и упоминаний в художественной литературе. Некоторые заведения не попали сюда, поскольку сильно удалены от центра, а другие — потому что их местонахождение неизвестно.

Страстно и опасно

Еле сводите концы с концами, регулярно тратите последние гроши на выпивку и временами ночуете на улице? Тогда вам подойдет самый бюджетный вариант. 30-50 копеек – и ночная бабочка к вашим услугам. При отправлении в публичный дом помните, что дешевые заведения располагаются в местах скопления воров, убийц и прочих криминальных элементов.

Плюсы: дешево и сердито, можно сторговаться на меньшую сумму.

Минусы: грязно, высока вероятность заражения сифилисом.


— «Малинник» (Сенная площадь, 3).

Настоящее днище для любителей острых ощущений.

«Четырнадцать квартир, занятых тринадцатью притонами самого мрачного, ужасающего разврата», — Всеволод Крестовский, «Петербургские трущобы».

— «Вяземская лавра» (Московский проспект, 2).

Самые низкие цены, подходит даже нищим и бродягам. Действует акция: если нет денег, можно расплатиться рюмкой водки или тарелкой супа. Желающие получить скидку должны обратиться к проституткам-одиночкам и договориться с ними индивидуально.

— Александровский парк.

Ночью этот милый парк с гуляющими семьями превращается в настоящий притон на открытом воздухе. Правда, и по лицу здесь получить намного проще. Или распрощаться с кошельком, а то и наткнуться на откровенное мошенничество. Роспотребнадзора тогда ещё не было, жаловаться некому.

— Дом Де Роберти (переулок Бринько, 4).

Проститутки стоят дешево, за свою цену прекрасно справляются с работой. За более подробной характеристикой обращайтесь к роману Федора Достоевского «Преступление и наказание:

«Они разговаривали сиплыми голосами; все были в ситцевых платьях, в козловых башмаках и простоволосые. Иным было лет за сорок, но были и лет по семнадцати, почти все с глазами подбитыми».

Не очень? Ну, что ж поделать. Перейдём к более цивильным заведениям.

Цена+качество

Здесь уже придётся выложить на стол до семи рублей. Тут клиент платит еще и за свою безопасность. Продажные дамы и господа (да, и господа тоже) имеют свидетельство о работе, проверяются у врача и принадлежат к среднему классу представителей древнейшей профессии. Цивилизация!

Плюсы: широкий спектр предоставляемых услуг.

Минусы: скидок нет и не будет.


— Воронинские общедоступные бани (наб. Мойки, 82).

Оргии на любой вкус и цвет! Отличительной чертой заведения выступает наличие гомосексуальных партнеров. Да, банщики здесь не только вениками орудуют.

— Дом генерала Максимовича (Невский проспект, 82).

Еще одно местечко, в котором продается однополая любовь.

«Ни один добрый семьянин ни за что не сознается жене, что у него есть знакомства в доме Максимовича», — заметил однажды публицист Владимир Махневич, однако его слова лишь подтверждают популярность дома терпимости у поклонников ночных утех.

— Рождественские (Советские) улицы.

А в этой части Петербурга можно было найти бланковых проституток, не прикрепленных ни к одному борделю — сейчас их называют индивидуалками. Вместе с тем такие девушки регистрируются во врачебно-полицейском комитете, что снижает риск подхватить от них ту или иную болячку. Как правило, услуги предоставляются на квартирах.

«Женщины, которые употребляются, или, выражаясь по-московски, тараканятся на каждом диване, не суть бешенные, это дохлые кошки, страдающие нимфоманией. Диван очень неудобная мебель. Его обвиняют в блуде чаще, чем от того заслуживает. Я раз в жизни только пользовался диваном и проклял его. Распутных женщин я видывал, и сам грешил многократно, но Золя и той даме, которая говорила вам «хлоп — и готово», я не верю. Распутные люди и писатели любят выдавать себя гастрономами и тонкими знатоками блуда; они смелы, решительны, находчивы, употребляют по 33 способам, чуть ли не на лезвии ножа, но все это только на словах, на деле же употребляют кухарок и ходят в рублевые дома терпимости», — Антон Павлович Чехов, из письма А. С. Суворину, 18 мая 1891 г.

Пять звезд

А для тех, у кого в кармане бренчит несчетное количество монет, работают элитные бордели. За ночь тут можно отдать до 12 рублей. В качестве бонуса — развлекательная программа с переодеваниями в национальные наряды или увлекательная беседа с веселой феей. Да хоть о поэзии!

Плюсы: хорошие санитарные условия, есть иностранки.

Минусы: дорого, очень дорого.


— Слоновая, Итальянская, Мещанская (Гражданская) улицы, обе стороны Екатерининского (Грибоедова) канала.

Бордели, достойные аристократических особ.  Единственный недостаток: эти заведения скрыты от глаз общественности, и над поиском нужных адресов придется потрудиться. Поэтому мы даже не включили их в карту, иначе пришлось бы закрашивать весь центр города.

— Бордель на Потемкинской улице.

«Нечто среднее между дорогим публичным домом и роскошным клубом — с шикарным входом, с чучелом медведя в передней, с коврами, шелковыми занавесками и люстрами, с лакеями во фраках и перчатках», — так заведение описывает Александр Куприн в повести «Штабс-капитан Рыбников».

— Кафешантан и кабаре «Вилла Родэ» (Приморский пр., 1).

Модное заведение, привлекающее поэтов, писателей и прочих представителей интеллигенции. Помимо культурной программы здесь практиковали ужин с артистками, плавно перетекающий в ночь. Для этих целей в заведении были отдельные комнаты для уединения с дамами.


P.S. «Луна» ни в коем случае не одобряет и не поощряет занятие проституцией, равно как и использование подобных услуг. Этот текст носит исключительно исторический характер.

Алёна Крылова совместно с пабликом «Знай город: Санкт-Петербург», при участии Александра Пелевина

09 августа