Луна-парк с Маяковским и сомалийцами

18:52, 01.11.2017


Сто лет назад петербуржцы построили свой Луна-парк с Маяковским и сомалийцами. На месте современного Концертного зала Мариинки стоял прообраз современных кластеров – здесь были и рестораны, и развлечения, и театральные сцены. Критики ругали заведение за плохую еду и медленное обслуживание, а простые обыватели радостно катались на чёртовом колесе и тыкали пальцами в обитателей «деревни Сомали» (да, здесь выставляли чернокожих, как в зоопарке). Тут ставили первые провокационные спектакли футуристов и оперетты Кальмана. В нашем новом тексте – о самом крутом парке развлечений дореволюционного Петербурга.

По адресу улица Декабристов, 35-39, где сейчас стоит Концертный зал Мариинки, всегда было весело. Раньше улица называлась Офицерской, а само это место называлось «Демидов сад», ещё ранее – «Нарышкин».

Сейчас здесь так.

Именно здесь ещё в XVIII веке появился первый в Петербурге развлекательный парк с фейерверками, танцами и маскарадами. Потом, в XIX веке в саду построили Зимний театр – несколько раз он переходил от одного владельца к другому, а в 1882 и вовсе сгорел прямо во время представления, но вскоре его восстановили. В начале XX века здесь разместился театр Комиссаржевской.

А театр выглядел так.

Луна-парк начался в мае 1912 года. Предприниматель Ялышев, этнический татарин (по документам его звали Хабибула, а сам он представлялся Иваном Константиновичем) открыл на территории бывшего «Демидова сада» новое заведение.

Вход

Архитектор Вайтенс построил широкие ворота с ионическими колоннами, служившие входом, и выстроил деревянные павильоны. А архитектор Кишкин построил одноэтажный летний ресторан в стиле ампир. На всё это ушло около полмиллиона рублей – сумма по тем временам громадная.

Башня “Альгамбра” в псевдовосточном стиле

Сроки открытия долго откладывали и переносили, и наконец в мае Луна-парк открылся для посетителей. Рестораны, два кинотеатра, варьете, но самое главное – тут были аттракционы, построенные англичанами по образцу Лондонского парка развлечений. Назывались они многообещающе: «Чертово колесо», «Мельница любви», «Пьяная лестница», «Юмористическая кухня».

Чертово колесо выглядело так.

Вскоре после открытия на заведение обрушились ресторанные критики. Отдав должное увеселительной части парка, они оказались недовольны медленным обслуживанием и некачественной едой при заоблачных ценах. Например, графин простой водки, вмещающий всего полбутылки, стоил два рубля.

«Никуда не годится и кухня: подают всё скверно приготовленным, в остывшем и даже в сыром виде. <…> Недовольны посетители, что здесь никаких вин, кроме елисеевских, нет. Даже пиво здесь одного завода – «Новой Баварии», которая принадлежит тому же Елисееву. Затем положительно никуда не годится управление ресторана. В качестве «старших» набраны бывшие «вышибалы» из «Буффа» и «Варьете», а среди официантов нет ни малейшей дисциплины. У нас имеются сведения, что последние даже приписывают «лишнее» к счетам. В результате такой «образцовой» в ресторане, в нём наблюдаются такие картины: приходит компания и заказывает закуску и ужин. Сидят полчаса. Нет ни того, ни другого».

– газета «Ресторанное дело», июнь 1912 г.

Интерьер ресторана

Ресторан действительно был не очень: не особо богатые посетители не могли посещать его из-за дороговизны, а гости с толстыми кошельками разочаровывались в качестве. Неудивительно, что ресторан быстро прогорел. То есть, в прямом смысле: в ноябре 1915 года он сгорел. Новый, каменный построили только в 1916-м.

Тут было и своё «крейзи-меню». Плата лакею за прыжок через стол – 25 рублей, бой посуды – 60 рублей. Особым шиком считалось разбить трюмо за 300 рублей.

Сотрудники и владельцы ресторана

Но фишка этого места – не в еде, а в культурной программе. И тут равных Луна-парку в Петербурге не было.

“Горная железная дорога”

«Горная железная дорога привлекает внимание публики. Два вагончика то вздымаются вверх, то падают под значительным уклоном вниз. Дамы и девицы неистово визжат, доставляя бесплатное развлечение посетителям… Есть «пьяная лестница», «чертово колесо», разбрасывающее людей по сторонам; кроме того, есть еще несколько очень заманчивых вывесок: «мельница любви», «морской бой у Гаваны», «юмористическая кухня», но их берегут для будущих времен. Гвоздем Луна-парка является «деревня сомалийцев». Словно хорошо вычищенные гуталином, негры блестят под электрическим светом… Здесь в отдельных конурках расположились резчик, булочник, оружейник, сапожник и т.д. Интересны игры негритянской молодёжи с танцами и бросанием копий в цель».

– «Петербургская газета»

Да, на протяжении нескольких лет здесь фактически был самый настоящий зоопарк с неграми. Это было вполне модно и по-европейски – последние клетки с чернокожими убрали в зоопарках Европы только в середине 30-х годов XX века.

Сомалийцы здесь, в отличие от Европы, жили не в клетках. Обитали вполне свободно: известен случай, когда здесь даже родился ребёнок, которого так и назвали: Лунапарк.

Луна-парк стал местом первых громких сборищ футуристов. Именно здесь в декабре 1913 года прогремела премьера трагедии «Владимир Маяковский» по пьесе Владимира Маяковского с Владимиром Маяковским в главной роли. Премьеру приняли в штыки: футуристов тогда, само собой, не понимали и недолюбливали.

Вид сверху

По воспоминаниям, после первого акта зрители кинулись к рампе и принялись возмущенно ругать Маяковского. Но тем не менее, футуристы надолго закрепились на этой сцене.

Здесь же в 1917 году прошла не менее громкая премьера оперетты Кальмана «Сильва».

В том же году и закончилась слава Луна-парка. После революции сад реквизировали под расположение Коломенского совета рабочих и солдатских депутатов. Затем здесь недолгое время просуществовал «Рабочий театр» Мейерхольда – спектакли посещали слабо, и в годы Гражданской войны его закрыли. А в 1933 году здание театра пришло в негодность, и его попросту разобрали.

Судьба сомалийцев неизвестна.

Александр Пелевин

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: