От ЖЖ до Телеграма. Как изменятся соцсети в будущем?

Среднестатистический гражданин России проводит в соцсетях порядка 4 часов ежедневно. То есть, если исключить сон, по меньшей мере треть жизни он тратит на лайки, репосты и микроблоги. Мы рассмотрели историю социальных сетей в нашей стране за последние полтора десятилетия на примере ключевых ресурсов, а также сделали прогноз развития таких сайтов на ближайшие годы.

Ты помнишь, как всё начиналось?

Сложно в это поверить, но ещё каких-то лет 15 назад в рунете не было соцсетей. Вот покупает человек компьютер, проводит интернет — а что делать дальше, непонятно. Конечно, в конце нулевых кто-то не вылезал с Двача, кто-то предпочитал Башорг, кто-то пересмотрел все возможные порносайты, кто-то и вовсе предпочитал чатики на Яндексе. Вот из последнего-то, как это ни странно, и вырос крупнейший сегмент современного рунета — социальные сети.

Вероятно, хитрые дельцы уже в пору Миллениума обратили внимание, что ключевой трафик дают сайты, на которых людям можно общаться друг с другом. Всё-таки человек — существо политическое, это ещё Аристотель заметил. Поначалу этими сайтами были многочисленные и разрозненные форумы, чаты и даже сайты знакомств. Те же форумы зачастую носили субкультурный, маргинальный, а то и экстремистский характер.

И вот настала пора объединить все эти площадки с их функциями воедино. И, пожалуй, первой блогплатформой (ещё не соцсетью!), наиболее популярной в России, стал livejournal, «Живой Журнал», ЖЖ или, как любовно окрестили его юзеры, жежешечка.

ЖЖ не был единственным из себе подобных. Помимо «жежешечки» была также «лирушечка», «тифаретник» и ещё десятки похожих серверов, на которых каждый желающий мог легко зарегистрироваться и вести личный сетевой дневник. Уже в начале нулевых россиянину было из чего выбирать — и большинство сделали выбор в пользу Живого Журнала.

Кто-то писал здесь о спорте, кто-то о музыке, кто-то предпочитал шутки, кто-то красивые фотографии, а для кого-то ни дня не проходило без политики. Последнее особенно привлекало оппозиционно настроенных граждан, тем более, что цензурные ведомства тогда отнюдь не лютовали, и у многих сложилось впечатление, что уж в Интернете-то можно писать всё, что хочешь. Роскомнадзора тогда не существовало вовсе, а Мизулина состояла не то в «Яблоке», не то в СПС.

Благосостояние населения росло, и уже к середине нулевых персональный компьютер был у подавляющего большинства жителей крупных российских городов. А ЖЖ-аккаунт появился у большинства счастливых обладателей ПК. Пожалуй, именно эти годы — 2005-2006 — можно назвать зенитом славы Живого Журнала, а затем пациент начал медленно умирать.

Есть контакт!

По мере увеличения массы пользователей качество контента, безусловно, снизилось. Замусоривание френд-лент привело к тому, что многие «окуклились» и стали предпочитать общаться в своих сообществах, не очень-то вылезая за их пределы.

А в 2008-2009 годах начался бум социальных сетей, самой популярной из которых стал «ВКонтакте». Появившийся в октябре 2006 года как площадка студентов и выпускников СПбГУ, «ВКонтакте» быстро распространился далеко за пределы студенчества и пределы родного Петербурга.

Можно по-разному относиться к Павлу Дурову и его команде, но его роль в развитии интернета в России сложно переоценить. Буквально за пару лет они смогли создать популярнейший интернет-ресурс в стране, который по сей день активно используют миллионы людей во всём мире (в основном, конечно, в русскоязычном мире).

Забавно, но «ВКонтакте», во многом содранный с движка цукербергеровского Facebook, очень быстро превзошёл своего учителя. Фейсбучные программисты оказались менее талантливы и проворны — и в результате некоторые перемены в облике Facebook только ухудшили его, не говоря уж о его крайней неэргономичности. В итоге при позднем Дурове «ВКонтакте» (79% аудитории) оставил далеко позади и умерший к 2010-м ЖЖ (10%), и ближайших конкурентов из других городов (московские «Одноклассники» с 72%), и даже собственного предтечу — Facebook Марка Цукерберга (48%).

Увы, всему хорошему когда-то приходит конец, а любому успешному бизнесу в России этот конец приходит немножко быстрее. «Золотые купола кому-то чёрный глаз слепили» — взлетевший к началу 2010-х гг Контакт приглянулся конкурентам Дурова, и спустя пару лет соцсеть оказалась «отжата».

Трест, который лопнул

Смена владельца непостижимым, почти мистическим образом быстро сказалась на состоянии сайта: покинувший ВКонтакте свежий либертарианский дух сделал его просто одной из многочисленных соцсетей. Говоря языком сравнений, если труп ЖЖ мы наблюдаем уже достаточно давно, то сегодняшний «ВКонтакте» — скорее тяжело больной пациент, который бьётся в судорогах без шансов на выздоровление, но и не спешит умирать.

Плюсами «ВКонтакте» пока остаётся удобный движок для просмотра фото и картинок, сделанный ещё в дуровские времена, да неограниченный доступ к пиратскому видео и аудио. И как только законодательство в отношении авторских прав в России ужесточится (а мы уже можем слышать рекламу в аудиозаписях), беглое детище Дурова почувствует себя ещё хуже. Правда, в ближайшие годы борьбы с пиратами вроде бы не намечается.

Всё вышесказанное может показаться субъективным, но любой блогер может сам провести маленький эксперимент, написав один и тот же пост и опубликовав его одновременно в двух соцсетях-конкурентах. При том же составе и примерно том же количестве френдов там и там. Автор этих строк делал это неоднократно и всякий раз отмечал: лайков в Фейсбуке будет больше вдвое, а комментариев — чуть ли не вдесятеро.

Тексты ушли из «ВКонтакте». По крайней мере, тёплое общение на стенах друг у друга, диспуты и обсуждения на страницах друг у друга прекратились. Пока они остаются в пабликах, но и сообщества ВК являются успешными, только если публикуют смешные картинки или максимум очень короткие шутки. А уж френд-лента почти любого «вконтактёра» сейчас чуть ли не полностью состоит из репостов и прочего информационного мусора, до боли напоминающего ЖЖ периода упадка.

Другое дело, конечно, в том, что большинство пользователей «ВКонтакте» и не ждут от соцсетей особого внимания к текстовому контенту.

От Дурова — к Цукербергу

В итоге к 2017 году мы имеем в Рунете «ВКонтакте», который давно достиг всех мыслимых пределов, и теперь ему остаётся только один путь — вниз (и этот путь давно начат). Есть несколько довольно популярных блог-платформ типа Twitter, но последний чересчур лаконичен, и подходит разве что для новостей, шуток и афоризмов. Есть Instagram и в нём — Рамзан Кадыров. И, наконец, есть Facebook, который за неимением достойных конкурентов увеличивает своё влияние, но по-настоящему массовым станет едва ли.

Во-первых, потому что в Штатах (Facebook — американская компания) нет возможностей размещения пиратского контента, поэтому песенок и фильмов в нём не будет никогда. Во-вторых, потому что программисты Фейсбука довольно консервативны и криворуки. Например, что мешает им сделать пользователям на странице голосования, опросы? Тут уж никакое авторское право не при чём. Но они не делают!

Наконец, Facebook в целом — это всё же отдушина интеллигенции, что-то вроде старого НТВ 1990-х годов. Этот сайт интересен тем, кто пишет и читает, кто хоть немного может в тексты (хотя бы на уровне комментария из пары предложений). Возможно, поэтому в России Facebook, в отличие от «ВКонтакте», предпочитают не школьники и студенты, а, напротив, — старшее поколение. Кажется, уйдёт оно — и творение Цукерберга востребованным быть перестанет.

Тем не менее, нулевые в Рунете прошли под знаком ЖЖ, десятые — ВКонтакте, а сейчас, похоже, наступает эра Фейсбука. Но через несколько лет закончится и она. Самое время задуматься: какой будет соцсеть будущего? Что будет модным через несколько лет? Что нового привнесёт в жизнь каждого из нас интернет?

Пусть расцветают сто цветов

Первая тенденция, которую можно заметить уже сейчас, — всё возрастающая популярность видеоблогеров. Начиная от «жёлтого» контента и заканчивая политизированными подростками. Один из последних, юный Руслан Соколовский, получил широкую известность после возбуждения в отношении него уголовного дела — Соколовский ловил в храме покемонов для известного приложения. Однако стоит отметить, что и до этой истории остроумные ролики нагловатого паренька собирали сотни тысяч, если не миллионы просмотров его канала.

Пожалуй, человек старше тридцати изрядно удивится, если увидит статистику просмотров Ютюба. Например, многие ли из уважаемых читателей знают, кто такие Марьяна Ро и ИванГай? А между тем, число их фанатов превышает население небольшой европейской страны.

Ещё больше удивится непосвящённый, когда захочет детально познакомиться с контентом топовых блогеров. В частности, он обнаружит, что одна из популярнейших «звёзд» в сегменте — Стримерша Карина — это просто смазливая девушка, которая любит материться. И всё. На этом её особенности заканчиваются. Тем не менее, старая присказка «Что пОшло, то и пошлО» сохраняет свою актуальность: именно простые и понятные всем герои получают наибольшую популярность в рунете. Видимо, эта тенденция продолжится и в двадцатые годы.

Куда едет «Телега»?

Но есть и ещё одна тенденция — это всё возрастающая роль мессенджеров. Конечно, они не заменят юзеру его привычную страничку с любимой музыкой или дорогими его сердцу фотографиями. Но удивительным образом мессенджеры в последнее время гораздо более социальны, чем социальные сети. И в чатах Телеграма градус обсуждений зачастую куда как острее «вконтачного» болотца.

Критики часто называют Telegram «соцсетью для аутистов». Но со временем шуток на этот счёт становится всё меньше, а скоро они и вовсе сойдут на нет. Ведь разделение нового проекта братьев Дуровых на чаты и каналы — вполне разумно, автор видит только число просмотров, не отвлекаясь на лайки и комментарии, а обсуждение чего-либо из написанного остаётся в чате. Если автор посчитает нужным такой чат создать.

Интересно, что в отличие от ближайшего конкурента — мессенджера WhatsApp — Telegram остаётся «вещью в себе» (в то время, как WhatsApp давно куплен Цукербергом). А также обращает на себя внимание, что в «телеге», как именуют сайт в России, возможно включить в чат до 5000 человек. Пять тысяч — это, по петербургским меркам, весьма крупный митинг.

Не стоит забывать, что виртуальная реальность тесно связана с обычной жизнью. И что в XXI веке технологии берут на вооружение самые разные силы. Например, именно соцсети сыграли решающую роль для оповещения народа о массовых митингах в странах Северной Африки, которые закончились революциями и свержением действующих режимов в ходе так называемой «Арабской весны» 2011 года.

Характерно, что при всей своей девестернизации тот же Телеграм довольно активно используют, например, террористы из запрещённой в России ИГИЛ. Говорят, удобно — данные там хорошо зашифрованы.

Тем не менее, хочется надеяться, что интернет будущего всё же станут использовать во благо, а не ради сомнительных целей и пропаганды людоедских идей. И что мы чаще будем видеть на мониторах котиков, чем массовые казни.

Пусть уж лучше интернет будущего будет тупым, чем жестоким.

Дмитрий Витушкин

17 февраля