Лахта: заброшенные дачи, Хармс и кришнаиты

Лахта-Ольгино — это не только огромная башня и знаменитые тролли. Впрочем, ещё с незапамятных времен с Лахтой что-то пошло не так. Русский поэт Александр Блок писал о ней так:

«Еще долго близ Лахты будет водиться откровение, небесные зори будут волновать грудь и пересыпать ее солью слез, будет мировая несказанность влечь из клоаки».

Блок как в воду глядел. В Лахте был выведен коллектор аэрации, и высокое амбре давало о себе знать на всю окрестность. «Мрачная Лахта», — добавил Блок. Куда уж мрачнее?

А какие там первоклассные болота! Как сообщает газета, однажды под Лахтой старушку, которая пошла по грибы, засосало в болото. Примечательная и поучительная история. Неслучайно Даниил Хармс выбрал местом для окончания своей единственной повести «Старуха» именно Лисий Нос (он был одним поместьем с Лахтой), пытаясь точно таким же способом избавиться от тела надоедливой пенсионерки. Вам еще хочется гулять по этим местам? Конечно, хочется.

Прогулку стоит начать прямо в сердце Мордора, рядом с огромной башней Лахта-Центра. Тут же находится историческая верфь «Полтава», где строят одноимённый линейный корабль в натуральную величину.

А дальше нужно идти, подобно Блоку, вдоль берега по дикому пляжу, закутавшись в драповое пальто, покручивая прогулочную трость, проклиная ветер, который периодически сносит шляпу. В хорошую погоду виден Кронштадт и Морской собор. Глубина в Финском заливе здесь везде небольшая.

Из воды торчат живописные гранитные глыбы — есть мнение, что это сколы знаменитого «Гром-камня», на котором стоит «Медный всадник».

Совсем рядом находится небольшой холмик. Это место тоже связано с Петром. По легенде (мы точно не знаем, правда это или нет), 5 ноября 1724 г., возвращаясь в Петербург после осмотра Ладожского канала, царь увидел терпящий бедствие бот.

«При весьма бурной погоде в столь позднюю осень и лишь только успел царь пристать к берегу, виден был в заливе едва за версту от Лахты едущий из Кронштадта бот с солдатами и матросами, которой в величайшей опасности боролся с волнами и наконец неподалеку от Лахты попал на мель. Петр самолично отправился спасать солдат и спас порядка 20-ти человек».

Царь был, конечно, суров, что уж тут сказать.

По приезду в Петербург царь, вдоволь искупавшись в ледяной воде, захворал и умер 28 января 1725 г. Сосна, которая стала невольной свидетельницей личной катастрофы, стала почитаться местными жителями. За многие годы она лишилась ветвей, а сучья почти сгнили. Есть предание, что на берег вынесло икону, и кто-то повесил ее на ствол дерева, где тут же был пристроен киот с лампадой. Когда в конце XIX в. в сосну попала молния, некоторые восприняли это, как знак.

После начались сборы и пожертвования на строительства храма и часовни. Архитекторами стали отец и сын Василий Иванович и Василий Васильевич Шаубы. В 1893 г. состоялась закладка, а в 1894 г. при участии Иоанна Кронштадтского храм освятили. В советский период храм работал до 1939 г., когда в нем появился кинотеатр «Звезда».

Сосна погибла в 1924 г. во время последнего великого наводнения. Сейчас на холме посадили новую сосну, чтобы помнили о подвиге царя.

Ещё одно известное лахтинское здание — дом, построенный в 90-е гг. XIX в., Алексеем Кузнецовым и Владимиром Цейдлером.

После революции здесь появилась эколого-историческая экскурсионная станция для детей, которая проработала с 1919 по 1932 гг. Заведовал всем геолог Павел Виттенбург – исследователь Арктики.

Однажды на станции побывал Даниил Хармс. В свойственной ему манере он написал письмо своей очередной возлюбленной о пережитом:

«Милая Клавдия Васильевна, я отнюдь не смеюсь над тем, что Вы бываете в Зоологическом парке. Было время, когда я сам каждый день бывал в здешнем Зоологическом саду. Там были у меня знакомый волк и пеликан. Если хотите, я Вам когда-нибудь опишу, как мило мы проводили время. Хотите, я опишу Вам также, как я жил однажды целое лето на Лахтинской зоологической станции, в замке графа Стенбок-Фермора, питаясь живыми червями и мукой «Нестли», в обществе полупомешанного зоолога, пауков, змей и муравьев…»

А в доме 23 по улице Лесной жил и работал архитектор Андрей Петрович Вайтенс, который спроектировал дом на Невском, 44 со знаменитой кондитерской «Север». В 1921 г. эту дачу снимал Корней Чуковский, завершив эпическое «Тараканище».

В домах 115 и 117 – ещё две примечательные дачи. Обе построил уже знакомый нам Владимир Шауб. Дачки похожие, выполненные в стиле модерн с характерными башенками. Сам Вольдемар Шауб был поверенным Русско-азиатского банка и начальником пожарной команды, а также владельцем теннисного клуба «Клеверный листок» — кстати, первого в России. Сама же жена Шауба была одной из первых теннисисток. Так что Лахта — родина русского тенниса.

Домики, увы, сейчас выглядят так себе.

По сложившейся традиции очень красивые дома принадлежат полицейским участкам. На Советской, 2 есть вот такой замечательный модерновый дом генерала Тырсина.

По улице Юнтоловская, 10 стоит дача в русском стиле 1910 года постройки — «дом Константинова».

Ещё одно литературное место — здание, построенное архитектором Львом Шишко для семейства Козинцовых на улице Колодезной. Есть легенда, что эту дачу посещал Игорь Северянин, оставив такие строки:

«В Вашей гостиной из серого клена

Вы подавали ирисный кэкс».

Впрочем, эти стихи посвящены Георгию Иванову. В пику Северянину отметим, что его вечный соперник Владимир Маяковский тоже был в Лахте, посетив в доме на улице Советской, 29, художника журнала «Крокодил» Евгения Ведёрникова.

На Юнтоловской, 18 — не менее замечательное здание, но уже в стиле модерн, и тоже построенное в начале XX в. Это «дача Дрожжина». Оно, впрочем, не совсем историческое — его воссоздали в начале девяностых.

Вообще, дачные изыски очень роднят Лахту, Ольгино, Лисий Нос, Сестрорецк и Зеленогорск. В самом центре, где расположены огромные торговые комплексы, стоит одиноко последний маяк минувшей эпохи – водонапорная башня, которая раньше была каланчой пожарного депо в поместье Стенбок-Ферморов. Когда-то именно она была доминантой Лахты, и с ее верхнего, некогда деревянного, этажа можно было любоваться всем заливом.

А еще в Лахте-Ольгино на Морской, 15 находится самый большой в Европе кришнаитский храм. Он, правда, правда, очень большой. Только не путайте его с буддистским дацаном рядом со Старой Деревней.

Дмитрий Одинцов

27 июня