Коломяги-Озерки: как одноэтажный Петербург спасся от советского бульдозера и чем живет сейчас?

19:42, 10.05.2018


На северо-востоке Приморского района прямо между панельными девятиэтажками сохранился удивительный по нынешним городским меркам анклав – с деревянными домиками, небольшими таунхаусами, тремя живописными озёрами, лесопарком и всамделишней детской железной дорогой. Объясняем, почему их не уничтожил Генплан, но побеждают таунхаусы, и рассказываем, как тут жить и чем себя развлечь сейчас.   

«Сбережём Коломяги!»

Если посмотреть на Генплан строительства Ленинграда из 60-х, то на месте северных пасторальных пейзажей с малоэтажными домами, садами и огородами должен был появиться обычный спальник – с широкими магистралями и типовыми панельками.

Крушить бульдозером дачные окрестности, которые позднее попали в черту города – обычная практика тех лет. Генплан не щадил никого: в 60-х и 70-х сравняли с землёй Купчино и Гражданку, в 80-х – Рыбацкое. На очереди были Коломяги, Озерки и Шувалово: как точно подметил историк Сергей Глезеров, почти три десятилетия местные жители находились «под дамокловым мечом» расселения. Ленинградские инженеры долго не могли решить вопросы проектирования, но в конце 80-х для коломяжцев и озерковцев запахло жареным. Согласно Генплану 1987 года, каждой шестой семье Петербурга к 2000 году предусматривалось жилье на гигантском участке размером в 450 га на севере города. Таким образом, весь многолетний пасторальный уклад Коломяг, Озерков и Шувалово оказался бы вмиг уничтожен.

Но эти планы не сбылись. В конце 80-х волна перестройки, гласности и свободы слова отразилась эхом и в Коломягах, где группа активистов организовала мощную борьбу против сноса посёлка. Особенную остроту она приобрела в контексте уничтожения села Рыбацкое с вековой историей.

Рыбацкое было уничтожено. Коломяги, Озерки и Шувалово – нет. Защитники своих домов завалили городские власти и газеты письмами. Как отмечает историк Глезеров, очень веский аргумент против бульдозера вставили и экологи, которые отмечали «уникальный ландшафт» этих мест.

«На равнинной территории города больше нет подобного ландшафтного оазиса, где на сравнительно небольшой территории сочеталось бы водное пространство расположенных друг за другом озёр с вереницей природных высотных доминант», — пишет Глезеров.

В итоге было принято соломоново решение: застроить бывшие поля за Коломягами панельными домами, но сами Коломяги, Озерки и Шувалово не трогать.

Наши дни. Коломяги сдались таунхаусам. Озерки и Шувалово – нет

Однако потрясения для местных жителей на этом не закончились. Союз распался, и наступило тяжёлое время для всей страны. Не стали исключением и Коломяги. Многие жители были пенсионерами, которым 90-е дались крайне тяжело. Для них стало неприятной и неизбежной истиной то, что отвоёванные территории гораздо легче продать, чем обеспечивать. Так, старые дома приходили в запустение, земли продавались, а на их месте возникали таунхаусы. Сейчас Коломяги превратились в элитный посёлок – старые дома можно посчитать по пальцам, а одноэтажных осталось не так много.

Озерки и Шувалово это коснулось в меньшей степени. Впрочем, и здесь свежие большие таунхаусы соседствуют с покосившимися покинутыми избушками. На закономерный вопрос – почему на дорогой земле в черте города стоят заброшенные дома? – ответ в большинстве случаев прост. Чаще всего эта земля – предмет многолетней судебной тяжбы наследников. Пока объявляются новые претенденты на неё, сами дома пустеют и становятся всё больше похожи на иллюстрации паблика «Русская смерть».

Однако, значительная часть Озерков и Шувалово – всё-таки тот самый одноэтажный Петербург, о котором и идёт речь. С давних пор многие дома хорошо сохранились, а на месте старых изб появляются новые дорогие постройки. К сожалению, очень часто у архитекторов здешних новоделов нет чувства стиля, вкуса и меры – например, колонны и балюстрады чаще всего выглядят максимально неуместно.    

 Брошенная усадьба

В 1841 году по проекту архитектора А.М. Горностаева в Коломягах построили усадебное здание в стиле позднего классицизма с четырехколонным портиком и разбили парк с тремя прудами. Первым владельцем усадьбы был генерал Алексей Петрович Никитин, герой Отечественной войны 1812 года. Дом по очереди переходил к наследникам генерала, пока не случилась революция. После 1917 года дом использовали как клуб, кинотеатр, детский дом для инвалидов, дом престарелых. В наши дни дом стоит в запустении и пугающими темпами ветшает. Компанию, которая владеет особняком, городские власти обязали поддерживать его состояние. Однако компания не выполняет свои  обязательства.

Аналогичная судьба сложилась у дома Граббе – бетонного памятника модерна с шестигранной башенкой и резными элементами, построенного в 1899 году по проекту неизвестного автора. Им владел правнук А.П. Никитина – Н.Н. Граббе вплоть до своей смерти в 1913 году. После революции здание, как и графский дом, ходило по рукам, достраивалось в советское время, и, в конце концов, оказалось заброшенным. Последние новости о нём оставляют двойственное впечатление. В 2017 году у дома появился новый собственник, который, с одной стороны, пообещал отреставрировать здание, с другой – переоборудовать его под офисы и возвести стеклянные перегородки, сильно изменив внутреннее убранство.

Деревня художников

После распада СССР несколько расселённых и непригодных для жилья домов отдали художникам для устройства мастерских. Так деревянные постройки спаслись от разрушения, а в районе появилась «Деревня художников» — поселение содружества художников, скульпторов, дизайнеров, кузнецов и керамистов.

«Нам сказали, что передают мастерские на вечные времена, и предложили вкладывать в ремонт деньги, – приводит историк Глезеров слова лидера объединения художников Дмитрия Каминкера. – Мы решили, что весь город не починить, хотя бы приведём в порядок мастерскую. Этим деревянным домам другого применения невозможно было придумать. Сносить их было жалко – осколки дачной архитектуры начала ХХ века. Единственное и очень хорошее применение – мастерские художников»

Сейчас «Деревня Художников» — это несколько адресов в Коломягах, Озерках и Шувалове. Местные художники устраивают акции и выставки, открывают скульптурные экспозиции и организуют праздники.

Снять дом в 20 минутах от метро

Как выяснилось, снять квартиру в одноэтажном доме в Озерках — не такая уж и сложная и дорогостоящая затея. Конечно, земля здесь стоит в десятки раз больше, чем студия в условном Парнасе, но на аренде это сказывается незначительно. За приемлемые 30-50 тысяч в месяц здесь можно получить полдома, а то и дом в своё распоряжение. Неоспоримым бонусом могут идти гараж, беседка, шашлычница и прочие радости сельской жизни.

Транспорт

С этим сложнее. Если Коломяги со всех сторон опутаны десятком автобусных маршрутов, то сквозь Озерки и Шувалово ходит лишь один автобус №38. И ходит крайне редко – раз в полчаса. А то и в час. Зато поездка стоит того: начиная путь в «городской» части Коломяг, он проезжает блошиный рынок на Удельной, чтобы потом из окна можно было увидеть озёра, таунхаусы, а затем и вовсе оказаться в лесу. Если «тройка» – самый известный «экскурсионный» автобусный маршрут, то тридцать восьмой – самый неочевидный.

Но, есть и лайфхаки. Добираться до города проще всего – на электричке от Озерков или Шувалово. Пятнадцать минут – и вы на Финляндском. Правда, интервалы тоже длинные.

А ещё есть детская железная дорога. И она работает. Правда, только летом, с понедельника по четверг. Когда-то она шла аж до Новой Деревни, но потом её сильно укоротили и вообще хотели навсегда убрать, но оставили – из соображений, скорее, сентиментальных.

Детская железная дорога — и в самом деле детская. Обслуживают, водят, меняют стрелки, проверяют билеты и делают все остальное здесь ученики железнодорожного колледжа. Тянется она всего ничего – два с половиной километра — и стоит 70 неоправданных для себя рублей. Но на ней можно перевозить вещи, переселяясь из квартиры в дом (проверено!). Или ездить в «Ленту» за пивом и стейками.

Впрочем, большую часть времени ДЖД – это пешеходная дорога. По вечерам здесь выгуливают собак, а зимой – прокладывают лыжню. Она занимает весь Озерковский проспект – и это самое необычное в городе, что зовётся словом «проспект».

Довольны ей не все. В частности, мой сосед жалуется на то, что аттракцион для детей-железнодорожников режет много поперечных улиц на две части и сильно портит жизнь людям на авто

Портит её и ж/д переезд, на котором можно надолго встрять. Впрочем, все равно автомобилистом здесь быть оптимальнее всего. Во-первых, до ближайших гипермаркетов не ходит ничего. Во-вторых, пешеходу здесь плохо – на узких улочках Озерков и Шувалово тротуары отсутствуют, а в дождливую или мокрую погоду здесь впору надевать галоши, а то и резиновые сапоги.  

Магазины и развлечения

С Коломягами проще. Как мы уже говорили, район окружен  городской инфраструктурой Приморского района, поэтому все типовые радости спальника находятся в шаговой доступности. А именно в самих Коломягах есть, например, очень солидный банный комплекс. И ресторан.

В Озерках и Шувалово – принципиально иная ситуация. Что касается магазинов, то супермаркетов здесь вообще нет. Надо идти либо в «Дикси» в конец Коломяг, либо в «Ленту» на Выборгском. И то, и другое – вопрос 15-30 минут только в одну сторону. В районе же есть несколько небольших магазинов, которые иначе как «сельпо» назвать не поворачивается язык. А салоны красоты, кафе, бары и прочая блажь городской жизни – просто забудьте. Зато есть баня и небольшой, но сносный бассейн при отеле.

Тем не менее, занять себя есть чем: здесь целых три озера. Зимой – это ватрушки и лыжи. Летом – кайтбординг, верёвочный парк. Ну, и шашлыки, само собой. А для кратковременного дауншифтинга в одиночестве есть Новоорловский лесопарк. Грибов с ягодами вы там навряд ли найдёте, но и медведя не встретите.

Летом и зимой да! Осенью – на любителя

Коломяги, Озерки и Шувалово, как и любые дачные окрестности – это очень летняя история. Поселившись здесь, будьте готовы к тому, что ближе к октябрю тут резко станет холодно, тоскливо и до жути темно. Но летние шашлыки, озёра, лес и прочие загородные  радости в 15 минутах езды от «города» однозначно того стоят. Да и зимой здесь красиво.

Владимир Завьялов