Индейцы, Черчилль, аниме: что мы смотрели в первом квартале года

21:03, 07.04.2018


Когда в этом году речь заходила о кино, все только и делали, что расхваливали лауреатов «Оскара». В основном — наивную историю любви уборщицы и амфибии в «Форме воды», уникальные по настроению «Три билборда…», мечтательную «Леди Бёрд» и гипнотизирующий «Прочь».

Поэтому в сегодняшнем тексте «Луна» обойдет эти фильмы стороной и расскажет о других, не менее крутых и рекомендованных к просмотру. Хотя и без оскаровских номинантов тоже не обойдется – уж больно они примечательны, согласитесь?

 

«Убийство священного оленя» (реж. Йоргос Лантимос)

Вольное переосмысление трагедии Еврипида «Ифигения в Авлиде» — царь Агамемнон убивает священную лань Артемиды, за что должен принести ей в жертву дочь Ифигению, иначе пострадает вся его семьи и войско. Несмотря на то, что в основе фильма лежит такая явная и жирная отсылка к мифу, Лантимос прочитывает его по-своему. «По-лантимосовски». Он продолжает давить на зрителя безэмоциональной статичностью и тихим напряжением. Декорации фильма стерильны и минималистичны. Актеры похожи на манекены, диалоги коротки и отрывисты. Это не тот фильм, в котором дискомфорт и чувство чего-то ирреального нарастают постепенно. Это тот фильм, который начинает пугать сразу же.

Успешный кардиохирург Стивен (Колин Фаррелл, отметившийся в прошлом фильме Лантимоса «Лобстер) живет со своей женой – офтальмологом Анной (Николь Кидман) и двумя детьми. У них большой светлый дом, хорошая работа, собака и цветы на подоконнике. У Стивена есть тайна – он  навещает странного, неприятного подростка Мартина, дарит ему подарки и водит его в кафе. Эротический интерес? Внебрачный сын? Лантимос не был бы Лантимосом, если бы развязка этих отношений была бы чем-то большим и шокирующим, чем пошлые варианты, первыми пришедшие на ум.

Это арт-хаус и психологический триллер, семейная драма и хичкоковский саспенс. Это лучшая роль Кидман после великого триллера «Другие». Это очередное заявление, что в Греции появился свой Ларс фон Триер – такой же абсурдно-логичный, авантюрный и вводящий зрителя в ступор.

 

«Темные времена» (реж. Джо Райт)

В оскаровской гонке этого года было два фильма, которые рассказывали практически об одном и том же. Но если «Дюнкерк» Нолана был молчалив, воздушен и отстранен, то «Темные времена» оказался многословной, тяжеловесной и очень личностной лентой.

Уинстон Черчилль в исполнении Гэри Олдмана (наконец-то «Оскар»!) предстает перед зрителем с крайне разнообразных сторон. Вот он волнуется перед выступлением и советуется с женой. Вот он достигает вершин ораторского искусства в сенате. Вот он спускается в подземку к простым британцам. А вот он изумительно язвит, сидя на унитазе. Джо Райт не стесняется и показывает Черчилля не просто премьер-министром, а живым человеком. С грузным телом и лицом младенца, с отменным юмором и нездоровой тягой к коньяку и сигарам, с фирменной вздорностью и угловатостью, с любовью к своей стране и нежеланием идти на поводу у Гитлера.

Конфликтный человек со скверным характером и обременительным багажом – никто в сенате не предполагал, что именно он справится с должностью премьер-министра в такие темные для страны – и всего мира – времена.

 

«Мэри и ведьмин цветок» (реж. Хиромаса Ёнэбаяси)

Когда идешь в кино на мультфильм от выходца из студии Ghibli и ученика легендарного Хаяо Миядзаки, то знаешь, чего ожидать. Красочную сочную картинку, предельно положительных главных героев, предельно отрицательных злодеев и вполне наивную, но важную мораль. И тебе это нравится.

Школьница Мэри Смит скучает в ожидании начала учебы в английской глубинке у бабушки. Прогуливаясь по лесу, она находит таинственный цветок и метлу, которая внезапно оживает и уносит ее за облака – на летающий остров, где находится колледж для ведьм. Однако в отличие от «Хогвартса», магия здесь выступает в роли чего-то зловредного, что смотрится немного архаично — оригинал истории написан в 1971, задолго до «Гарри Поттера».  

История наивна до предела – где-то усмехается один Джозеф Кэмпбелл со своим «Тысячеликим героем». Рисовка и исполнение поют дифирамбы своему седому мэтру и учителю, блистая реминисценциями чуть ли не в каждом кадре. Ты знаешь, что вот сейчас произойдет что-то плохое, назреет серьезный конфликт, герои окажутся в опасности, пройдут через некие перипетии, а потом все благополучно разрешится и пойдут титры. И так оно и происходит, и ты к этому готов. Потому что это настоящая сказка для детей и взрослых. А их нам иногда очень не хватает.  

 

Недруги» (реж. Скотт Купер)

Не классический вестерн о Диком Западе, а тяжелая драма в этих декорациях – новый фильм от режиссера «Сумасшедшего сердца» и «Черной мессы», любителя изобразить на экране неприкрытое насилие.

Так и здесь, картина открывается со сцены убийства и скальпирования семьи белых поселенцев племенем команчей. Дом сжигают, и в живых случайно остается только Розалин (несравненная Розамунд Пайк). В это же время в другой части территории капитану Блокеру (Кристиан Бейл) поручают доставить в Монтану умирающего вождя шайенов Желтого Ястреба. Блокер преисполнен ненависти ко всем индейцам, поэтому задание ему не нравится, но перспектива остаться без пенсии за выслугу лет не по нраву гораздо сильнее.

В какой-то мере это образчик жанра роуд-муви, обилием разношерстных героев немного напоминающий «Омерзительную восьмерку» Тарантино. Но если там – белоснежная зимняя стынь и камерный дом, то здесь – красные скалы и бесконечные прерии, где выживает только тот, кто стреляет первым и не гнушается резать глотки.

Война с индейцами признана геноцидом, поэтому Голливуд стал терпимее. «Белые» лишь выполняют свой долг, следуя букве закона, а «краснокожие» — молчаливые мудрецы, которым дано видеть в повседневности нечто более глубокое, чем всем остальным.

 

«Две матери, две дочери» (реж. Лаура Шредер)

Вторая работа малоизвестного режиссера Лауры Шредер – это фильм о сложностях материнства. Лента получилась изысканной и по-хорошему французской, хоть действие и происходит в Люксембурге.

По сюжету, Кэтрин (Лолита Шамма) возвращается в страну после десятилетнего отсутствия, чтобы восстановить отношения с дочерью Альбой (Темис Повель), которая все это время воспитывалась властной бабушкой Элизабет (Изабель Юппер). Дочь практически не помнит свою маму, потому что та ушла еще в то время, когда Альба была «чуть выше этой теннисной ракетки», и на контакт идет неохотно и с опасением. Элизабет недовольна безответственностью своей дочери и упрекает ее в том, что та не участвовала в воспитании Альбы. Кэтрин решается на отчаянные меры – похищает дочь и увозит ее в дом у озера на севере страны.

Отношения «отцов и детей» в мировом искусстве поднимались не одну сотню раз, но здесь, с помощью тонкого психологизма раскрывается проблема «матерей и детей», что уже привлекает относительной новизной. Выстроить заново отношения с вполне взрослым ребенком, у которого другие авторитеты и интересы, — это так же сложно, как и признать собственные ошибки прошлого.

 

«Призрачная нить» (реж. Пол Томас Андерсон)

Дуэт Дэниела Дэй-Льюиса и Пола Томаса Андерсона – это гарант качества и торжество профессионализма, если не сказать перфекционизма. Фильм «Нефть», где они впервые поработали вместе, согласно какому-то опросу считается лучшим фильмом XXI века, а Дэй-Льюису принес второй «Оскар» за лучшую мужскую роль.

И «Призрачная нить» совершенно не похожа на «Нефть». Там – буровые вышки, здесь – швейные машины. Там – грязная и кровавая драма, здесь – готический утонченный роман. Там – одержимый нефтяник, здесь – изысканный художник. Именно художником, а не каким-нибудь ремесленником считает себя кутюрье Вудкок, чьи наряды носят члены королевского семейства, кинозвёзды и знаменитости. За окном – Британия 1950-х, каждое платье – произведение искусство, каждая женщина – мимолётное увлечение. Пока не приходит Альма – официантка, модель, муза и судьба Вудкока.

Пол Томас Андерсон, выступивший еще и автором сценария, два года изучал моду 1950-х, а известный приверженец метода Станиславского Дэй-Льюис сам научился шить. Актёр не первый раз пугает поклонников завершением карьеры, снимается редко и избирательно. Вот и роль в «Призрачной нити» он ожидаемо назвал своей последней работой в кино. Поэтому если вы хотите увидеть лучшего из ныне живущих актёров в антураже «Джэн Эйр» и «Ребекки» с саундтреком гитариста Radiohead Джонни Гринвуда, то этот фильм определенно придется вам по вкусу.

Виталий Балашов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: