«Расслабься, не бери в голову» и другие способы сделать грустному человеку хуже

Продолжим про уныние, депрессию и прочие бесчисленные оттенки серого. Если в прошлый раз мы говорили о том, что делать или не делать, если приуныл сам, сегодня же попробуем разобраться, как обращаться с приунывшими окружающими и оставаться при этом друзьями. А это получается не всегда, особенно если попытаться залить грусть навязчивым позитивом.

Вообще говоря, в мире, где голодают дети и котики, очень трудно оставаться оптимистом. Слишком много всего, что портит нам настроение, начиная окурками у парадной и заканчивая мировой геополитикой. Упадок искусств, падение нравов, ситуация в Сирии, таяние ледников, новый iPhone слишком дорогой, работать заставляют, трава нынче не такая зелёная, воздух стал отравленным. И, глядишь, скоро волк Фенрир пожрёт солнце, погибнут боги и рухнет этот мир в пропасть. В общем, всё грустно.

Но сами для себя мы как-то с этим живём, поддерживая более-менее рабочее расположение духа, но вот кто-то из близких (или не очень близких) вдруг начинает жаловаться на жизнь. Что-то у него пошло не так и это его расстраивает, и нас даже не всегда посвящают в подробности событий, а только в эмоциональную реакцию на них.

И практически на уровне рефлекса мы выдаем универсальный рецепт от всех напастей: «Да не бери ты в голову!», «Расслабься!». Или там «Ты сам себя накручиваешь», например.

(Вот за это мы и не любим добрых советчиков)

Вспомните себя. У всех универсальных рецептов, а уж тем более – у рефлекторных реакций есть обычно один глубинный источник: наше счастливое детство. Помните, вы потеряли любимую игрушку, вас дразнили в школе или первая любовь оказалась не всю жизнь? И тогда мама или папа с высоты своего жизненного опыта произносили почти божественную формулу: «Ну что ты переживаешь из-за ерунды?». Вот честно, вам это тогда помогало? Не спустя год-два, когда вы и сами понимали, что первая любовь – не лучший выбор, любимых игрушек сменялось уже несколько, а вот именно в тот момент, когда глаза на мокром месте и вся жизнь – сплошное мучение?

Попробуем посмотреть на ситуацию чуть пристальнее и мы увидим, что в родительской реакции не столько жизненного опыта, сколько беспомощности.

Когда родители не могли ни помочь в самой ситуации (варианты, когда папа пошёл в школу и навалял по шапке восьмилетним обидчикам – редки и откровенно говоря, тоже работают так себе), ни справиться с тем, что их ребёнок страдает. Это и правда очень тяжело – у хорошей мамы, между прочим, дети не  плачут. Никогда. А если плачут – то по ерунде и не взаправду. Что и требуется доказать как можно более убедительно, и тут нет ничего лучше, чем универсальная народная «мудрость».

Казалось бы, схема вполне рабочая. Ну правда, жизнь продолжается, настроение переменится, так или иначе все разрешится, да и вообще, хватит себя накручивать, в самом-то деле. Одна неувязка: речь не об объективном положении дел, а о субъективном эмоциональном переживании. А эмоции ничего не знают ни про «потом», ни про «перемелется – мука будет». Они – здесь и сейчас, их много, иногда – очень много. И во внутреннем пространстве, поверьте, они возникли вовсе не «на пустом месте» и не по прихоти, а имеют свои, не всегда видные со стороны, причины.

Печаль в том, что мы не очень-то обучены жить с чувствами. Со своими-то ещё как-то справляемся: где подавим, где переплавим в агрессию, тут у нас довольно много вариантов. А вот что делать с чувствами окружающих, тем более близких? Правильно – обесценить. Причём можно построить многоходовочку: сначала обесценить причину – «У тебя таких Катек будет тысяча», «Подумаешь, работа неинтересная, работают не на интерес». А потом – и сами чувства: «Ну и чего ты так переживаешь?»

(Эта собачка просто сама себя накручивает)

Справедливости ради надо сказать, что иногда метод работает. Обычно, если всё не так уж и плохо, можно самому себе сказать: «А и правда, что-то я распереживался из-за ерунды». Или, если именно такая реакция прописана где-то в подкорке, как способ проявить любовь. То есть, если родители вели себя так, то аналогичная схема может успокоить именно как привет из детства, особенно, если мы готовы наделить такого советчика родительскими проекциями.

Здесь я не могу не вспомнить эпизод, когда на перешедшую границы сальную шутку ответила своему приятелю подзатыльником, на что он сказал: «Ох, спасибо, тебе, дорогая, прям маму родную вспомнил!». Шутил, конечно, но мы же знаем про долевой состав каждой шутки.

Отдельно, наверное, надо сказать о гиперпозитиве как жизненной позиции. Есть же люди, оптимистически настроенные всегда и везде, и во всем видящие положительные стороны, и не унывающие никогда, и всегда готовые поделиться своим оптимизмом со всеми, кого встретят на своем жизненном пути. Просветлённые? Иногда – да. Но чаще, к сожалению, жители надежных защитных сооружений, по тем или иным причинам, не способные принять и прожить негативные аспекты этого мира. Поэтому всякое напоминание о том, что что-то всё-таки у нас порой не очень, они сметают восторженным «Не парься! Будь счастлив!».

Не надо так.

(Вы действительно хотите сделать этого грустного котика ещё грустнее?)

Если мы действительно хотим помочь близкому справиться с унынием, придётся искать какие-то не-универсальные пути.  И тут, как всегда, рецептов много, и какой из них выберете вы – не так уж и важно. Важно, чтобы вместо «позитивных» штампов человек получил искреннюю поддержку и принятие его чувств. Это не значит, что вы теперь на веки вечные останетесь в мрачном плену депрессии.

В голову приходит метафора оказавшегося в воде человека. Представим, что мы твёрдо стоим на берегу позитива или, по крайней мере, нейтрально-хорошего настроения. И вот близкий наш оказался в воде. Удовольствия от этого он явно не получает — мало кому приятно тонуть. Иногда достаточно махнуть ему флагом со смайликом и покричать что-нибудь жизнерадостное, чтобы обозначить направление к берегу. Если он неплохо плавает и силы у него есть – дальше справится сам.  Но чаще всего, если действительно хотите помочь – придется нырять самим и выплывать вместе.  У вас есть преимущество: вы ныряете осознанно и можете оценить свои силы.

Проведите вместе время. Неважно, будет ли это кино, концерт или посиделки в кафе. Главное — постарайтесь не превращать это в лечебную процедуру с напичкиванием «пациента» позитивом. Иногда это, наоборот, делает хуже. Важно, что жизнь продолжается и человек вам близок независимо от ширины его улыбки в данный момент. Вспомните себя в похожих внутренних переживаниях. И поосторожнее с практическими советами. Что делать в той или иной ситуации, взрослый человек обычно знает сам (и про тысячу таких Катек, которые у него ещё будут, тоже знает), просто сейчас он во власти эмоций, именно с ними ему можно и нужно помочь справиться.

Так что ура-позитив – в сторону, разделите эмоции, посочувствуйте. Не бойтесь – вы теперь вместе и сможете справиться.  Если вам действительно не всё равно, что происходит с близким – будьте ему действительно близки.

И с мировой геополитикой всё будет в порядке (ха-ха, нет), и трава станет зеленее, и воздух чище, а волк Фенрир не пожрёт солнце. Хотя бы потому что в Петербурге он его просто не найдёт.

Ирина Маракулина

23 февраля