Когда деревья были большими

На иллюстрации к этому тексту — Гостиный двор в 1998 году. Лиговский проспект тоже выглядел иначе: он представлял собой одну сплошную аллею. Сейчас всего этого нет.

В современном большом городе обязательно есть парки, скверы и сады. Архитекторы и урбанисты при планировке района всегда продумывают, где будут гулять мамы с детьми, где предусмотрена собачья площадка, на каком бульваре в летний день можно посидеть на скамейке и почитать книгу. В последние годы именно по такому пути пошли в Москве: здесь постоянно улучшают парки и обустраивают скверы. В Петербурге всё иначе: деревьев здесь стало только меньше. Сегодня мы расскажем, как уменьшилась за последние годы территория зелёных насаждений Петербурга.

Царь сажал и нам велел

Некоторые сады и парки Петербурга старше самого города. Ещё в XVII веке на месте Летнего сада располагался сад имения шведского майора Эриха Берндта фон Конау. Не исключено, что несколько самых старых деревьев в саду сохранились ещё с того периода.

Поначалу в Петербурге не было особой нужды в зелёных насаждениях: в XVIII веке город был молодым и небольшим, а многие привычные нам улицы и проспекты и так представляли собой просеки в дремучем лесу. Например, краевед Пыляев пишет, как на одной такой просеке разбойники подкараулили великого русского учёного Ломоносова, который подходил к своей лаборатории. Но Ломоносов знал толк в старом добром ультранасилии. Он сам навалял обидчикам, а одного даже поймал и сдал в полицию. Правда это или нет – неизвестно. Но факт – сейчас на месте этой просеки Большой проспект Васильевского острова.

В XIX веке городу стало не хватать парков, и столичные власти вплотную занялись озеленением. В ту пору во множестве появляются бульвары и аллеи, новые парки и скверы. В 1874 году, когда окончательно зарыли ров вокруг Адмиралтейства, в самом центре города разбили Александровский сад. На торжественное открытие прибыл Александр II, лично посадивший в новом саду молодой дубок.

Александр II сажает дубок на открытии Александровского сада перед Адмиралтейством. Александр хороший, будь как Александр!

Важный момент: до 1917 года многие сады и скверы Петербурга организовывались не за счёт казны — это была частная инициатива. Например, в том же 1874-м «карамельный король» Георг Ландрин на свои средства разбил на Калинкинской площади (сейчас — пл. Репина) треугольный сквер с деревьями. Рядом располагалась его фабрика, а на самой площади стояли принадлежащие Ландрину доходные дома, так что, в общем, благоустроить территорию купцу было выгодно.

Фото 1880 года. Александровский сад перед Адмиралтейством. Если присмотреться, сразу понятно, что тут необычно: деревья ещё совсем молодые и низкие.

Больше деревьев богу деревьев!

В советские годы задачу озеленения города полностью взяло на себя государство. И в целом оно с ней справилось. Особенно много деревьев было посажено в Ленинграде после Великой Отечественной войны: вместе с восстановлением разрушенных бомбёжками и артобстрелами домов в городских кварталах непременно разбивались новые аллеи, сады и парки. Иногда это носило символический характер: например, Парк Победы создан на месте крупнейшего блокадного крематория.

Ленинградцы в саду «Олимпия» на Московском. Сад был создан в 1946-1948 гг, ныне от него осталась половина — остальное ушло под строительство отеля и магазина.

Именно в конце 1940-х было посажено большинство деревьев в центральных районах. Они появились даже там, где до этого никогда не росли — в частности, на набережных Мойки и канала Грибоедова. В основном сажали тополя — они быстрее всего растут и достаточно неприхотливы, чтобы выжить в суровом невском климате. Уже через 15-20 лет эти деревья стали большими.

1975 год: набережная Мойки с Невского проспекта. Деревья у РГПУ им. Герцена (слева) остались, у СПбГУТ Бонч-Бруевича (справа) — нет.

Сегодня трудно себе представить, но Лиговский проспект к XXI веку представлял собой одну сплошную аллею. Ехавший по Лиговке трамвай мелькал среди деревьев вплоть до самой площади Восстания. Гостиный двор был почти не виден за кронами деревьев. Улица Софьи Перовской (ныне Малая Конюшенная) также была тихим бульваром с растущими на нём липами и тополями.

Лиговский проспект. Ещё в начале 2000-х представлял собой аллею. Дома остались, деревья — нет.

Посадить дерево считалось в Петербурге хорошим тоном ещё совсем недавно. Например, на Малодетскосельском проспекте перед Канадским консульством до сих пор можно увидеть молодой клён, посаженный в 1990-е тогдашним сотрудником мэрии Владимиром Путиным. А в 2002-м в ходе визита первого президента Чечни Ахмата Кадырова им лично была посажена рябина в Парке 300-летия Петербурга.

1998 год: Невский проспект у Гостиного. Гостиный двор остался, деревья — нет.

Ярость топора

А потом что-то пошло не так. На каких-то проспектах деревья разом срубили в ходе реконструкции: замены труб, укладки плитки, расширения проезжей части. Где-то деревья решили заменить на более молодые, но они оказались чахлыми и не прижились, и теперь там нет деревьев вообще. В начале нулевых город безвозвратно потерял чуть ли не половину зелёных насаждений.

Привычная картина Петербурга 2000-х: гастарбайтеры спиливают старые деревья. Новых потом не появляется.

Как всегда лукавые данные статистики пока выглядят не столь тревожно за счёт периферийных районов города, где пока сохраняются лесопарки — как в Сосновке, Дачном, Приморском парке. Но и тут зелёных мест становится меньше: то застройщик оттяпает кусок парка под новый жилой комплекс, то через парк проложат новую трассу.

В центре всё совсем печально. И без того небольшие и немногочисленные сады здесь тоже подвергаются «уплотнению»: в частности, сад «Олимпия» на Техноложке за последние 15 лет стал чуть ли не вдвое меньше — значительная территория сквера была отдана под новый отель и магазин бытовой техники. Та же история произошла с Лопухинским садом на Петроградке.

Красивые деревья на Старо-Петергофском изуродованы — все ветви и сучья обрублены. Вырастут новые — отрубят и новые.

В тех немногих местах, где вместо старых деревьев всё-таки посадили новые, тоже не всё гладко. Вместо красивой ветвистой кроны петербуржцам достаётся жалкая тощая деревяшка, которая окончательно засыхает через несколько лет. Именно это случилось даже в одном из главнейших мест исторического Петербурга: на Невском проспекте перед Гостиным двором. Сейчас уже и не скажешь, что ещё в 1990-е тут был бульвар.

Непосредственными исполнителями работ по озеленению нередко выступают трудовые мигранты из бывших союзных республик, где деревья практически не растут. Конечно, они некомпетентны в этом вопросе — в их родных аулах и кишлаках нет дубрав и еловых чащ.

Как преодолеть дендроцид

Едва ли не единственным местом в центре Петербурга, где за последние лет 20 посадили нормальные деревья, стала Новая Голландия. Видно, что выращиванием и отбором саженцев и их посадкой занимались профессиональные садовники.

Возможности современной науки прекрасно позволяют не повторять многих ошибок прошлого. Например, сажать тополя правильного «гендера» — не дающие пуха, губительного для аллергиков и замусоривающего город каждое лето. Выбирать деревья без мощной корневой системы — чтобы не испортить гранитную кладку набережных и плитку окрестных мостовых.

У современного Петербурга много проблем — от ежедневных пробок и очередей в поликлиниках до недоразвитого метро и нехватки детских садов. Но именно проблему озеленения можно решить дешевле и проще всего. Было бы желание.

Дмитрий Витушкин

17 апреля