Построить мечту. Ленинград Александра Гегелло

Имя советского архитектора Александра Гегелло хорошо известно в профессиональной среде, но широкий круг читателей почти не знаком с ним. Но именно он стал одним из архитекторов, которые в 20-е и 30-е годы создавал новый Ленинград, а потом возрождал город после блокады. Он же создавал самые яркие образцы новых архитектурных стилей — сначала конструктивизма, а потом сталинского ампира.

«У человека нет будущего без настоящего, а настоящего без прошлого. Одно закономерно вытекает и растет из другого. Плох тот строитель нашего прекрасного будущего, который далек от жизни сегодняшнего дня, но плох и тот, кто не знает прошлого. Оно — фундамент настоящего и будущего».

(Из предисловия к неизданным мемуарам А. И. Гегелло)

Начало

В 1910 году Гегелло исполнилось 19 лет. Тогда он приехал в Петроград из малороссийского Екатеринослава, который сейчас на Украине называют Днепром. Ещё в екатеринославской гимназии он посещал вечерние курсы рисования, а в столице планировал поступить в Императорскую Академию Художеств. Но вступительный экзамен в главное художественное учебное заведение Империи он не сдал и был вынужден пойти в значительно менее престижный Институт гражданских инженеров (современный ЛИСИ-ГАСУ).

В Институте Гегелло познакомился и сдружился с будущими коллегами: Давидом Кричевским, Андреем Олем, Ноем Троцким и Григорием Симоновым.

Там же он встретил и своего учителя Ивана Фомина – в те годы уже известного на всю Россию мастера, с которым Гегелло будет работать до середины 1920-ых годов. Именно у него Гегелло почерпнул многие из тех знаний, которые впоследствии помогут ему создавать яркие постройки вне зависимости от стилей и направлений.

Свои наиболее важные работы Гегелло создаст уже после революции, в СССР. А первая из них станет настоящим символом молодой республики.

Дворец будущего

1920-ые годы. Отгремели залпы Гражданской войны, «красные» победили, приходит время чинить разрушенное и строить новое. Здесь и пригодились выпускники Института гражданских инженеров.

Нарвская застава некогда была заводской окраиной. Даже водопровод здесь провели только незадолго до революции. Но в 1925-27 годах здесь вырастает здание совершенно нового типа и невиданной доселе архитектуры – Московско-Нарвский дом культуры. Проектирует его архитектор Александр Гегелло со своим бывшим однокашником Давидом Кричевским.

Строгий прямолинейный абрис, подчёркивающий технологичность и современность постройки. Большие фасадные окна, обращённые на запад, дабы ухватить побольше солнечного света. Просторный, но лаконичный зал на 2000 зрителей. Это – конструктивизм, авангардный стиль, увлёкший архитекторов всего мира в начале XX века.

Для своего времени это здание было настоящим новым дворцом, двери которого были открыты каждому. Открытый 7 ноября 1927 года ДК им. А. М. Горького (такое имя он получил в 1929 году) стал первым дворцом культуры не только в Ленинграде, но и во всём СССР. А его архитектурные решения принесли Александру Гегелло Гран-при Всемирной выставки в Париже в 1937 году.

Дворец для рабочих

Следующим совместным проектом Гегелло и Кричевского также стало здание дворца культуры и снова на Нарвской заставе. Сейчас это здание известно как ДК им. И. И. Газа на проспекте Стачек.

Этот дворец изначально проектировался для Кировского завода (тогда он назывался «Красный путиловец») взамен уже имевшегося дома культуры в бывшей заводской церкви, перестроенной в 1920-ые годы. Работа над проектом велась в 1930-1935 годах, а предлагаемые архитекторами варианты на собраниях обсуждали и выбирали сами «путиловцы» — рабочие завода.

Подобно зданию ДК им. Горького, ДК им. Газа – памятник эпохи конструктивизма, но лишь частично. Долгое обсуждение проекта привело к тому, что строительство здания неоправданно затянулось, и в 1935 году была сдана только южная часть (сейчас её можно отличить по сохранившемуся барельефу на фасаде).

В дальнейшем Гегелло не раз пытался завершить работу над ДК, но планы эти постоянно срывались. Современный облик ДК им. Газа приобрёл лишь в 1960-ые, когда над ним работали уже другие архитекторы, воплотившие множество изначальных идей Гегелло и Кричевского.

«Самый большой дом в Ленинграде»

Волна увлечения авангардом в СССР начала спадать (не без намёка «сверху») к началу 1930-ых. Именно в это время наметились тенденции на переход к «освоению классического наследия», окончательно оформившиеся во второй половине того же десятилетия. На это время приходится интересный архитектурный период – некоторые здания строятся в «переходном» стиле, нечто среднее между дерзостью конструктивизма и строгостью зарождающегося сталинского ампира.

При участии Гегелло в Ленинграде строится один из её самых мрачных символов сталинской эпохи – здание ОГПУ-НКВД на Литейном. «Самый большой дом в Ленинграде», из подвалов которого, как гласила народная присказка тех лет, видно Колыму и Магадан.

Гегелло был только одним из многочисленного коллектива авторов, работавших над зданием, но в большинстве источников он указан в качестве главного архитектора. Установить это доподлинно сейчас трудно.

«Большой дом» был воздвигнут в 1931-1933 годах. Его облик мало чем отличается от более раннего ДК. Те же большие фасадные окна, та же лаконичная и монументальная тектоника. Но в строгом марше пилонов на фасаде уже проглядывает возрождающаяся «неоклассика» — приближающийся «сталинский ампир».

«Сталин-центр»

А вот и он, сталинский ампир. Генплан Ленинграда, разработанный в 1935 году, подразумевал перенос административного центра на юг города, в район нынешней Московской площади – мы уже упоминали это в статье об исчезнувших реках и нереализованных каналах.

Именно Александр Гегелло в те годы был главным архитектором Московского района и сыграл важнейшую роль в создании облика его главной магистрали.

Но проектировать главное здание нового центра города было уготовано не ему. На конкурсе 1936 года проект Гегелло уступил первенство работе Ноя Троцкого, предложившего то, что все мы теперь знаем, как Дом Советов на Московской площади.

Для проекта Гегелло нашлось место по соседству. Им стал жилой дом работников Дома Советов – красивое здание на Московском проспекте, примыкающее к площади. Этот дом стал образцом «сталинского» зодчества и тех самых «архитектурных излишеств», с которыми после смерти вождя станут активно бороться его бывшие соратники. Насыщенный декор, красный гранит в отделке, богатство лепнины. Лучшим людям – лучшее здание!

Строительство дома работников Дома Советов завершили в 1940 году, менее чем за год до войны.

Арка Победы

Начинается блокада. Александра Гегелло, как и многих других ленинградских архитекторов, эвакуируют вглубь СССР – с 1941 по 1944 год он работает в Новосибирске. Но сразу после снятия блокады Гегелло возвращается в Ленинград, где вскоре должны развернуться восстановительные работы.

В июне 1945 года военное командование докладывает, что 8 июля в родной город начнут возвращаться ленинградские гвардейские части из побеждённой Европы. Перед городскими архитекторами встаёт задача оформить торжественную встречу героев, которую они решают в рамках исторической традиции – на трёх въездах в Ленинград устанавливаются «Арки Победы».

Так поступали в Древнем Риме – легионы, вернувшиеся с войны, должны были войти в город через триумфальную арку, чтобы символически очиститься от ужасов и крови.

Арку на Московском (а в те годы – Международном) проспекте проектирует главный районный архитектор А. И. Гегелло.

Располагалась эта арка на месте нынешнего монумента на площади Победы и представляла собой временное сооружение из дерева, фанеры и гипса.

В наши дни именно эта арка послужила прообразом для монумента «Арка Победы», установленного в Красном Селе в 2015 году.

А дальше…

В содружестве с другими архитекторами Гегелло спроектировал ДК «Ижорского завода» в Колпино, кинотеатр «Гигант» (современный «Гигант-холл»). На чертёжном столе Гегелло создавались школы, медицинские учреждения, административные и жилые здания, многие из которых украсили Ленинград.

Одним из последних ярких проектов в «ленинградском» периоде архитектора стало создание аэровокзала «Шоссейная» – нынешнего аэропорта Пулково-2 – в 1951 году.

После 1950 года Гегелло отошёл от активной практической деятельности и занялся теоретическими изысканиями в Академии строительства и архитектуры СССР. А потом переехал в Москву, где и провёл последние 15 лет своей жизни.

Артём Шипунов

13 апреля