Далеко ли до Таллина: как правильно путешествовать по Эстонии

Сочетание средневековой романтики и советского прошлого, медленные официанты, красивые девушки и рыбацкие домики — такой увидится Эстония путешественнику из России. Сегодня мы расскажем, как правильно путешествовать по соседней прибалтийской республике, чтобы увидеть много хорошего и интересного. Больше, чем вам кажется.

Поскольку практически все россияне въезжают в Эстонию через Нарву, можно с очень большой долей вероятности сказать: в Нарве вы точно не увидите никаких зигующих эстонцев-русофобов. Более того, — скорее всего, вы и вовсе не увидите там этнических эстонцев. И Нарва, и весь уезд Ида-Вирумаа (Ida-Virumaa, самый восточный регион Эстонии) — это единственный уезд в стране, подавляющее большинство которого составляют русские. Так что даже просто услышать эстонскую речь во время прогулки вам тут не удастся.

Весь Ида-Вирумаа довольно депрессивен, и если не обращать внимание на вывески и дорожные знаки, то не покидает ощущение, что ты гуляешь где-нибудь в Сланцах или Кингисеппе. Те же облупленные хрущёвские и брежневские пяти- и девятиэтажки, те же гопнички в «Абибасе» тут и там.

В Эстонии есть странная мода подсвечивать фонтаны дешёвыми китайскими лампочками. Вот и фонтан в Нарве зачем-то отсылает к воспоминаниям о новогодней ёлке. 

Если вы едете на машине, то имейте в виду, что настоящая Эстония начнётся где-то в районе Раквере — и дальше на запад. Но и там практически во всех городах и весях, даже на самых маленьких хуторах, люди, как правило, помнят русский язык. И более того, порой кажется, что очень скучают по нему и искренне хотят на нём поговорить. Особенно если это люди среднего и старшего возраста, которые помнят времена, когда Эстония была самой маленькой союзной республикой СССР. Такое чувство, что многие местные втайне даже ностальгируют по той эпохе.

В эстонском лесу до сих пор стоят советские Т-34. В отличие от России, он не на пьедестале, в него можно забраться, полазать по нему, что куда занятнее для детей. 

Ещё одним стереотипом об эстонцах (равно как и о финнах), давно обыгрываемым в 100500 шутках и анекдотах, остаётся их медлительность. Честно говоря, порой это соответствует действительности. Например, в кафе официантка может нести заказ… примерно час. Привыкшие к более расторопным петербургским ресторанам здесь могут сильно возмутиться и даже заподозрить её в намеренном саботаже и дискриминации туристов из России. Но лучше просто иметь в виду, что в Эстонии такое время ожидания — в порядке вещей. И стоит это учитывать, чтобы не опоздать на поезд или паром.

В некоторых ресторанах блюда приходится ждать по часу, но это стоит того! Кстати, вегетарианские блюда есть везде. 

Болезненной темой для наших соотечественников часто оказываются и так называемые «музеи оккупации». Однако, далеко не все они посвящены репрессиям и прочим ужасам.

Например, в городе Курессааре, где сохранился огромный и прекрасный Аренсбургский епископский замок, под советский период отведено сразу несколько этажей в музейной башне. Без каких-либо оценочных трактовок тут выставлены бюсты местных партийных деятелей 1950-х — 1980-х годов, красные флаги и советские награды, манекены в советской форме того времени и даже трогательный плакат государственного займа на русском языке «Накопил — и машину купил!».

Экспозиция по истории Эстонской ССР. Епископский замок в Курессааре, Сааремаа. 

Более того, и вся остальная экспозиция в Аренсбурге, похоже, была сделана ещё в советские годы. В противном случае подписи под экспонатами вряд ли бы были продублированы на русском языке. Сегодня это выглядит даже немножко странно, потому что Сааремаа — самый западный эстонский регион, куда, увы, обычно не ступает нога современного русского туриста, более падкого на Таллин или вовсе ограничивающегося закупкой съедобной «санкционки» в приграничной Нарве.

Местный ЖЭК-арт из старых велосипедов. 

То же самое можно сказать и о музейных стендах маяка Кыпу на острове Хийумаа. Кыпу (Kõpu) — прекрасный старинный маяк, ещё XVI века, и по пути к нему на башню туристов ждут несколько информационных щитов, охватывающих все столетия существования маяка. Но и там ни о какой «оккупации» речи не идёт — просто упомянуты «Swedish period» и «Russian period» (тут уже все стенды только на английском) — то есть периоды эстонской истории до и после XVIII века (Эстония впервые отошла к России по итогам Северной войны).

Замок в Аренсбурге. Смотрите, он идеально квадратный. Мечта перфекциониста!

Так что единственное, что здесь заставит ваше сердечко биться быстрее, — это очень крутые и неудобно высокие ступеньки средневекового маяка, да страшно узкий и низкий проход винтовой лестницы. Кто-то не в меру упитанный в башне Кыпу, пожалуй, мог бы и застрять. И кстати, отдельно отметим, что персонал маяка идёт навстречу туристам даже в обход регламента: так, даже если вы приедете после 19:00 (официального времени окончания работы кассы), билеты вам всё равно продадут. Достойный пример для подражания всем страдающим «синдромом вахтёра»!

Маяк Тахкуна (Tahkuna) на Хийумаа. Не такой старый, как Кыпу, но тоже очень красивый. Рядом с ним расположен монумент в память о крушении парома «Эстония» в 1994 году.

И ещё один момент, который на какое-то время, возможно, даже понравится маленьким ксенофобам и шовинистам. В Эстонии совсем нет гастарбайтеров. Во всяком случае, за неделю пребывания на глаза не попался ни один человек, который хотя бы отдалённо напоминал узбека, таджика или азербайджанца. Все дворники в Эстонии — из местных, дорожные рабочие — из местных, продавцы и кассиры в магазинах — тоже из местных.

В Эстонии очень много связано с морем, мореходством и рыболовством. Вот и у этого рыбацкого домика на острове Муху сушится рыболовецкая сеть. 

В этом отношении людям постарше путешествие в Эстонию внезапно может показаться путешествием не в пространстве, а во времени. Потому что именно таким городом без южан ещё в 1980-е был Ленинград, где романтическая песенка Лидии Клемент (кстати, ленинградской певицы эстонского происхождения) про «вижу родные и мокрые лица, голубоглазые в большинстве» была вовсе не расистским гимном, а обычной констатацией факта.

Кирха Св.Мартина в Вальяла — старейшая каменная церковь в Эстонии. Построена в 1227 году. 

Вот и в эстонских городках бросается в глаза обилие североевропейских типажей, большое количество блондинок. (Кстати, эстонские девушки действительно очень красивые — что есть, то есть). Впрочем, эта особенность если и может нравиться, то только до тех пор, пока вы не поймёте, что среди сотен людей, которые встречались вам в последние дни, вероятно, есть только один, хоть немного подпадающий под типаж «понаехавшего азиата». Это вы сам.

Конечно, многое в эстонских замках — новодел, восстановленный уже в ходе реставрации. Но зато они и выглядят как замки, а не как развалины. 

И о полиции. Сотрудников правопорядка в Эстонии, видимо, крайне мало. Во всяком случае, встретить на улице полицейского в полном обмундировании практически невозможно, вот машины с надписью «Полицай» (Politsei) периодически проезжают. Но это не значит, что полиция не бдит! А потому маленький лайфхак: если вы путешествуете на автомобиле и припарковались в центре Таллина, отправив смс за платную парковку, обязательно дождитесь ответа, что платёж принят. В противном случае придётся заплатить штраф примерно в 10 евро за каждый час нелегальной парковки, а это раза в 1,5 дороже.


В целом вояж к нашим эстонским соседям оставляет приятное впечатление. Видимо, жители Эстонии давно смекнули, что российские туристы составляют львиную долю бюджета этой маленькой и не слишком-то богатой страны. Да и в семьи конкретных предпринимателей, владеющих хостелами и кафе, небольшими частными музеями и кемпингами, местами для охоты и рыбалки, россияне тоже приносят ощутимый доход, зачастую гораздо больше, чем туристы из других стран. И поэтому ссориться с Россией эстонцам — глупо и невыгодно.

Дмитрий Витушкин

Фото — Jane Mekadevigvanebi

 

24 августа