Замки, крепости и мызы: как в Эстонии сохранили Средневековье

И мы снова об Эстонии. На сей раз — о том, как опыт наших прибалтийских соседей помог бы нам сохранить историческое наследие многих городов. Например, того же Выборга.

Многие петербуржцы живут и не догадываются, что буквально у них под боком можно прикоснуться к настоящему европейскому Средневековью. Рыцарские замки и готические кирхи, таинственные мызы и старинные маяки — всё это можно увидеть всего в нескольких часах езды от Петербурга, в соседней Эстонии. И выглядит всё это вполне цивильно: об историческом наследии здесь заботятся.


Первое, что однозначно порадует любого туриста в Эстонии — это цены. Причём если еда и отели по стоимости сопоставимы с петербургскими, то как раз большинство музеев тут заметно дешевле. Например, подняться на колокольню кирхи Св.Троицы в Раквере стоит всего 1 евро (порядка 70 рублей на момент написания статьи). А теперь можете вспомнить, во сколько вам обойдётся посещение колоннады родного Исаакия или просто вход в Эрмитаж, при том что церковь в Раквере — XV века, то есть исторически как минимум не менее ценна.

Убранство церкви Св.Троицы в Раквере, XV век. 

Средневековых церквей в Эстонии огромное количество, они есть даже в совсем небольших городках в несколько сотен жителей. Многие из них очень старые и были сооружены ещё тевтонскими рыцарями Ордена порядка семи веков назад. Типичная эстонская кирха — это просторное здание из грубо обработанных гранитных булыжников. У многих кирх есть башенка со шпилем, которая видна издалека всем подъезжающим к селу или городку.

Обязательно зайдите внутрь, тем более, что в подавляющем большинстве случаев это можно сделать совершенно свободно. Там резные алтари, мерцающие витражи и красивейшие потолочные своды. Снаружи церкви тоже могут быть украшены резьбой по камню — обычно она изображает библейские сцены в духе наивного средневековья или же просто узоры из листьев и ветвей.

Пирс в Хаапсалу — отсюда идёт первый паром на острова.

Кстати, в Эстонии немало и православных церквей. Во-первых, это храмы старообрядцев, которые часто находили убежище в землях Эстляндии от преследования царского правительства ещё с допетровских времён. Во-вторых, это уже и привычные нам никонианцы — большая волна православных священников прибыла в Эстонию после 1917 года, когда бежала от большевиков. Кстати, православные службы в местных русских храмах зачастую проходят на эстонском языке — звучит это неожиданно и довольно своеобразно.

Каменная резьба на одном из тевтонских храмов.

Эстония — это страна замков. Самых настоящих замков западноевропейского типа, с цитаделями и крепостными стенами, башнями и черепичными крышами, окружённых рвами и некогда защищаемых зоркими часовыми, спрятавшимися в узких бойницах. Именно тут, в тевтонских замках, можно почувствовать себя этаким героем «Игры престолов» или «Трудно быть богом» (по вкусу), пройтись по жутким подземельям, куда епископ Аренсбурга сбрасывал пленников львам, или подняться на крепостную стену Ингерманландского бастиона, чтобы обозреть весь Старый Таллин.

Забавно, но некоторые старинные уголки эстонской столицы или тех самых замков могут показаться смутно знакомыми, даже если до этого вам бывать тут не приходилось. Не каждый сразу поймёт, откуда это дежа вю? Может, в прошлой жизни вы были тевтонским рыцарем XIII века? Но никакой мистики: очертания конкретных башен или узких улочек вы наверняка видели в каком-нибудь старом фильме. Советские кинематографисты частенько наведывались в Эстонию снимать исторические картины (тех же «Трёх мушкетёров») — за 40 лет пребывания в составе СССР эстонские достопримечательности стали чуть ли не главной площадкой для киносъёмок в аутентичном антураже. От «Ленфильма» сюда ехать всего несколько часов, идеальная логистика.

Внутренний двор епископского замка в Курессааре, вид с башни. 

Многие замки и крепости чудом уцелели в ходе многочисленных войн — от Ливонской до Второй мировой. Но даже те, что не совсем уцелели, нынче доведены до ума: отреставрированы, достроены, покрыты новой черепицей. И пусть это уже не очень-то исторично, зато замки и выглядят так же, как выглядели полтысячи лет назад, а не как примордиальные развалины.

Это особенно бросается в глаза тем петербуржцам, кто интересуется историей Средневековья и невольно сравнивает увиденное с крепостями в окрестностях Петербурга. А у нас тут, увы, не всё гладко: если Орешек и Старую Ладогу худо-бедно привели в порядок, то старинная крепость Копорье выглядит, мягко говоря, плачевно, а состояние последнего остающегося на территории РФ замка западноевропейского типа — Выборгского — с каждым годом вызывает всё больше опасений градозащитников.

Ещё одним очень запоминающимся типом объектов в Эстонии остаются маяки. Их тут много — начиная от самого старого маяка на Балтике Кыпу, и заканчивая теми, что были построены уже в Российской империи начала ХХ века.

Этот маяк мы показывали в прошлый раз и показываем снова

Тут тоже невольно приходится сопоставлять эстонские маяки с российскими. Ведь у нас на Балтике их тоже немало, и есть очень интересные — например, единственный в России плавучий маяк «Ирбенский». Но наши маяки либо заброшены, либо находятся в погранзоне, куда дяденьки-военные вас просто не пустят. Так, на российском острове Гогланд туристы почти не бывают — очень уж сложная процедура доступа.

Эстонские же маяки открыты для всех желающих по смешной цене. Можно спокойно подняться на площадку обозрения, которая есть на каждом маяке. С некоторых из них (на юге Сааремаа) уже видно Латвию, с некоторых (Тахкуна) — финскую Котку, с того же Кыпу при желании можно разглядеть уже Швецию. Кстати, время посещения каждого маяка не ограничено: сидите на башне сколько хотите, вплоть до вечернего закрытия. Экскурсоводов вам тоже навязывать не будут — а поскольку туристов на маяках обычно нет, то скорее всего, площадка будет в вашем полном распоряжении.

Вообще Эстония интересна для каждого, кто хоть немного увлекается историей архитектуры. Все представленные в здешних городах стили отличаются от знакомых нам: барокко тут совсем не такое, как русское, модерн тоже вовсе не похож на пейзажи Петроградки, и даже сталинки и хрущёвки выглядят совсем иначе, чем в России.

Таллинское барокко внешне отличается от русского и постарше лет на 100-150 (в основном это XVII век). 

Сталинки — потому что их, видимо, минимально адаптировали «на местах» (так считают некоторые краеведы), хрущёвки — потому что их реновировали в последние два десятилетия. Кстати, в отличие от Москвы 2017 года, где реновация вызвала бурю негодования, эстонские граждане только обрадовались, что неказистые типовые пятиэтажки 1950-х на их глазах обрели второе дыхание и новую жизнь, куда более красивую.

Одним из примеров местного барокко в Эстонии остаются мызы. Многие из них построены в XVII веке, и в отличие от замков и церквей несут в себе уже явные приметы Нового времени. Мыза — это тип поместья, исторически существовавший в Эстляндии, Курляндии и Ингерманландии. Обычно представлял собой господский дом со службами, но мызы поскромнее могли принадлежать и не аристократам, а обычным свободным землевладельцам.

Суурмыза — некогда усадьба династии Делагарди, а сейчас обычное учебное учреждение. 

В окрестностях Петербурга от мыз остались в основном одни названия (например, мыза Ивановка в Гатчинском районе, где родился архитектор Штакеншнейдер). А вот в Эстонии мыз до сих пор сохранилось несколько сотен, и большинство из них также можно посетить.

Аллеи в Эстонии по сей день используют по прямому назначению — как проезды к усадьбе. 

Правда, большинство из них используются более утилитарно, чем просто музеи. Так, на мызе аристократического рода Делагарди теперь школа. Прежние господские залы сделаны классами, на чердаке сложены географические карты, вместо чёрного хода оборудован лифт для инвалидов — на второй этаж. Мыза семьи Унгернов фон Штернберг (один из представителей этого остзейского рода широко известен участием в Белом движении в ходе Гражданской войны в России и Монголии) и вовсе превращена в гостиницу.

Есть в графском парке чёрный пруд.

Кстати, практически во всех открытых для посетителей мызах Эстонии есть хорошие рестораны с вполне приемлемыми ценами. Это опять же выгодно отличает отдых в стране-соседке от окрестностей Питера (про цены в замке «Бип», нетактично напоминающие о том, какой вы нищеброд, мы недавно писали).

И конечно, при входе в каждую мызу есть информационные щиты, вкратце рассказывающие об известных представителях рода бывших владельцев. А ещё здесь занимаются садоводством: на Суурмызе (Suur mõisa) Делагарди можно зайти в небольшой садик, где разбит пруд и растут десятки видов прекрасных цветов. Всё это выглядит очень трогательно и по-домашнему — кажется, будто вы приехали не в музей, а к бабушке на дачу.

Окна открой — летом в Таллине тепло, жители проветривают свои жилища под черепичными крышами.

Посещение эстонских исторических достопримечательностей заставляет вспомнить о Родине и её культурном наследии. Да, в Эстонии тоже есть развалины, тут тоже бывают нелепые попытки «музеев из ничего», но общее впечатление внушает надежду. Очень хотелось бы увидеть таким же чистым и упорядоченным хотя бы Выборг.

Дмитрий Витушкин

Фото: Jane Mekadevigvanebi

29 августа