Как жители Центрального района меняют жизнь вокруг себя

22:17, 16.10.2018


Их страница во Вконтакте — мечта сммщика: частая цитируемость в СМИ, комментарии и обсуждения под каждым постом, большой охват относительно количества подписчиков, ежедневный прирост аудитории. Причина ажиотажа в создаваемой ими повестке, которая не может не заинтересовать общественность. О деятельности движения писали и когда они ставили на уши администрацию Центрального района протестами против застройки Мытного двора, и когда зимой устраивали войну за детскую ледяную горку и добились установки деревянной. Пишут и сейчас — они разрисовывают электрические шкафы на улицах — те самые, на которые обычно клеят афиши о скором прибытии в город Монеточки или очередного русского рэпера.

Движение «Центральный район за комфортную среду обитания» появилось, когда его руководитель Ярослав Костров добился полного восстановления фасада и парадной своего дома на Мытнинской улице. После Ярослав принялся за то, что вокруг него, — Мытный двор, центральные улицы, озеленение района и другие бытовые, но необходимые вещи. 

Важнее всего в истории про «Центральный район за комфортную среду обитания» то, что это показательный и редкий пример того, как чиновничьи аппараты меркнут и сдаются под напором неравнодушных жителей. «Луна» поговорила с Ярославом о том, как им удаётся бороться за преобразование города, несмотря на бюрократию и препятствия, как рождается гражданское общество и зачем они раскрашивают серые электрические шкафы.

— Когда я понял, что с домом всё складывается успешно, я обратил внимание на проблемы вокруг него. Мытный двор начинается на пороге моего дома, напротив раньше стояли двухэтажные исторические корпуса, которые незаконно снесли, а вместо них вознамерились воткнуть одиннадцатиэтажные элитные жилищные комплексы. Я банально вышел на улицу и стал общаться с местными о том, что неплохо бы эту стройку остановить, а на её месте расширить Овсянниковский сад. Потихоньку мы стали знакомиться с другими жителями, их оказалось довольно много: не все заперлись в своих квартирах, нам удалось собраться в небольшую инициативную группу активистов, которые боролись против застройки Мытного двора. Было много одиночных и групповых пикетов, митингов, постоянных жалоб и призывов общаться, хождений на приёмы к чиновникам. За эти два года мы прошли невероятный путь и добились того, что там уже никогда не построят одиннадцатиэтажные дома, максимум четырехэтажки. Впоследствии мы поняли, что одним двором обойтись нельзя, начали помогать жителям с благоустройством и назвались «Центральный район за комфортную среду обитания».

Чем они занимаются

Сейчас у движения несколько кураторов, и у каждого своя зона ответственности: контроль за одной из центральных улиц, наблюдение за экологией в районе, борьба с рекламой или уплотнительной застройкой. Чтобы присоединиться к их команде, не нужно обладать особыми навыками и умениями, достаточно быть идейным и неравнодушным жителем и иметь немного свободного времени. Но главная сила движения не в кураторах и ответственных, а в образовавшемся вокруг него комьюнити, благодаря которому всё и развивается.

— Каждый день появляется всё больше новых людей, и паблик растёт не за счёт рекламы, а за счёт того, что люди начинают интересоваться и просыпаются из своей спячки безынициативности. Они понимают, что район нужно и можно делать комфортнее. Видя наши рубрики, победы и успехи, они воодушевляются и начинают участвовать в изменениях нашего дома.

  • Часть проекта реновации Мытного двора, который предложили активисты совместно со студенткой СПбГАСУ Дарья Кудрявцева.

Окей, изменения, преобразования, гражданское общество, комфорт — всё звучит отлично, но как именно это происходит? На практике «Центральный район за комфортную среду обитания» предлагает два варианта: первый — они берут на себя роль жилетки, в которую можно поплакать, пожаловаться и высказать все претензии относительно своего дома, улицы или района, а они сами отправят нужные обращения. Второй вариант не такой простой — активисты предлагают более десяти организаций, в которые можно направить жалобу, а дальше вы сами пишете обращения. И вопреки всем стереотипам, многие бытовые проблемы действительно можно решить, имея достаточно терпеливости и настойчивости.

— Каждый день мы много переписываемся, общаемся, постоянно высылаем официальные обращения в разные службы и получаем ответы, ведём деловую переписку с чиновниками и аппаратами, о которой регулярно отчитываемся. Если вы зайдёте в обсуждения паблика, там есть все ответы. Мы правдорубы, мы не скрываемся ни от кого, у нас всё на виду, поэтому люди и доверяют нам и присоединяются. Большая часть проблем решается, если быть настырным и знать свои права, знать, что обязаны делать управляющие компании и чиновники. Вообще любой вопрос можно решить, нужно только начать им заниматься. Главное — это то, что, наконец, появляется диалог, которого нам не хватало, во-первых, между жителями, во-вторых, с чиновниками. Вот жители уже общаются друг с другом, это огромная победа гражданского общества. Я надеюсь, что скоро и чиновники начнут с нами общаться.

Один из самых необычных и недавних фронтов работы ЦРЗКСО — бесплатные исторические экскурсии. Их стала проводить активистка движения и профессиональная экскурсоводка Марина Шпринг — сначала в историческом районе Пески, затем по Литейной части. На экскурсии приходят от двадцати до пятидесяти человек, а люди интересуются историей города и учатся воспринимать его иначе.

Что там со шкафами

Осенью активисты заинтересовали петербургские СМИ очередной акцией — на этот раз не политической и не общественной, а художественной. Решив бороться с незаконной рекламой на электрощитах, они начали разрисовывать шкафы в разных частях исторического центра Петербурга. Первая картина — греческий воин на углу Греческого проспекта и 3-й Советской улицы, затем появился кузнец на углу Кузнечного переулка и Лиговского, а позже — кот на Гончарной улице.

— Мы грезили идеей разрисовать шкафы ещё с весны, когда увидели похожие примеры в российских пабликах вроде «Челябинского урбаниста» и в зарубежном опыте Финляндии, Франции. В августе мы скинулись на покупку необходимых инструментов и краски и оформили первый шкаф. Художником стал местный парнишка, который раньше занимался вандализмом, но сейчас уходит в русло красивого стрит-арта. С ним мы оформили первые три шкафа: греческого воина, кузнеца и кота, который разбил горшки. После этого мы привлекли ещё одну талантливую художницу и уже с ней раскрасили шкаф около детской городской стоматологии. Специально для детей оформили его сказочными рисунками, чтобы дети, которые идут в стоматологию, смотрели на него и отвлекались от предстоящих мучительных процедур.

  • Второй

И если жителям и журналистам новые арт-объекты понравились, то коммунальщикам не очень, и шкафы поверх рисунков стали закрашивать серой краской. Коммунальщики почему-то решили бороться только с кузнецом и котом. Первого закрасили, не догадываясь о том, что он покрыт антивандальным лаком, после которого любая краска снимается как плёнка, поэтому кузнец ещё жив. А вот кота решили счистить механически, что ожидаемо не получилось, а только испортило внешний вид картины.

— Какой-то безумный человек жалуется на наши рисунки на портале «Наш Санкт-Петербург». Завёл аккаунт специально для этого, выложил фотографии, которые взял из нашего паблика, и пожаловался. Может, какой-то городской безумец. Но нельзя слушать только одного человека, нужно слушать общество, а обществу очень нравится эта идея. Так и работает эта система — слушает одного безумца, который под выдуманным именем выложил жалобы по одной теме. Видимо, есть любители серости и тлена, к сожалению.

  • Шкаф у стоматологии

Интересно, что когда активисты выложили фотографии уничтожения их картин в свой паблик, в комментариях объявился тот самый сотрудник ПАО «Ленэнерго», работа которого — закрашивать электрощиты. Он начал уверять, что делает это из искренних побуждений и считает «серый цвет очень симпатичным, потому что он отражает сущность питерского настроения».

— У коммунальщиков уже деформация — если ты каждый день себя убеждаешь в том, что делаешь всё правильно, ты начинаешь в это верить. Это значит, что государство смогло человека уничтожить и превратить в того, который в этом сером цвете в три слоя видит абсолютное решение проблемы. Я не виню его, его начальство решило так сделать, но это путь в никуда. Относиться вот так к нашему городу непозволительно. Я не испытываю никакой злости, всё происходящее меня только мобилизует. Им давным-давно уже пора понять, что мы не остановимся ни перед какими преградами, пусть хоть пятьдесят или семьдесят раз откажут нам, как было с Мытным двором, но мы всё равно настроены решительно. Мы считаем, что делаем правильные вещи для этого города, и если они считают иначе, это их путь, но мы добьёмся победы.

 

Полина Агеева

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: